ГоловнаСвіт

Думки юристів у справі МН17: слідство не завершено, процес може затягнутися на десятки років

Отчет международной следственной комиссии - это не предъявление подозрения или обвинения, а информирование общественности о ходе расследования. Однако анонсирование круга подозреваемых (около 100 человек) говорит о том, что работа будет продолжаться и следствие постарается за год установить непосредственных виновников преступления. Но даже если виновники будут найдены, судебные процедуры займут десятки лет. LB.ua собрал эксклюзивные комментарии ведущих юристов, в которых они отвечают на наш вопрос: каковы дальнейшие последствия оглашения результатов расследования.

Украина должна ставить вопрос об ответственности РФ за преступление

Следствию сложно будет добиться наказания конкретных исполнителей теракта – уничтожение малазийского пассажирского самолета рейса МН17 в Донецкой области, но Украина должна ставить вопрос об ответственности РФ за преступление. 

Об этом в эксклюзивном комментарии LB.ua сообщил профессор международного права, Университет КИМЭП (Алматы, Казахстан) Сергей Саяпин.

«Безотносительно к уголовной ответственности индивидуально-определенных лиц (это отдельный процесс) может и должен быть поставлен вопрос об ответственности Российской Федерацией как государства по международному праву за совершение международно-противоправного деяния», - сказал Саяпин.

Он напомнил, что международная следственная группа недвусмысленно заявила, что пуск ракеты из установки «Бук» «вне всякого сомнения» был произведен из района поселков Первомайское и Снежное, которые и на момент совершения преступления, и по сей день контролируются сепаратистами. «Международные следователи обладают доказательствами того, что установка «Бук» была доставлена в Украину с территории Российской Федерации и впоследствии возвращена туда же»,- сказал эксперт.

Саяпин считает, что в соответствии с международным правом ответственность России выражается в признании факта нарушения международного права, принесении официальных извинений и осуществлении компенсации причиненного материального и морального вреда.

«Но для этого результаты расследования должны быть опубликованы, и им нужно дать ход в рамках соответствующих международных юридических процедур – потому что добровольно Россия своей причастности к уничтожению пассажиров и самолета явно не признает», - подчеркивает Саяпин.

Читайте: Наливайченко: следствие по MH17 подтвердит выводы СБУ, сделанные через день после катастрофы

В качестве варианта он предлагает вариант, когда в компетентные украинские суды (по месту причинения вреда жизни людей и имуществу) могут быть поданы иски к российским военнослужащим, причастным к запуску ракеты, уничтожившей самолет, о компенсации причиненного материального и морального вреда, и украинские суды явно удовлетворят эти иски.

«В последующем могут возникнуть – и явно возникнут – сложности с исполнением таких судебных решений в России, но неисполнение должным образом постановленных судебных решений будет являться основанием для применения принудительных и ограничительных мер в отношении государства-нарушителя», - подчеркивает эксперт.

Фото: twitter.com/RolandOliphant

Вместе с тем Саяпин считает, что организационная и политическая готовность Нидерландов осуществлять преследование пока отсутствует. «Международная следственная группа, вопреки ожиданиям, не сделала 28 сентября разоблачительных заявлений в отношении определенных лиц, причастных к уничтожению рейса МН17. В списке подозреваемых – около 100 человек, но их имена не были озвучены или опубликованы. В будущем данные международного расследования могут стать основанием для уголовного преследования, но на данный момент, на мой взгляд, организационная и политическая готовность осуществлять такое преследование все еще отсутствует», - говорит он.

Он предположил, что в будущем заинтересованные государства – Австралия, Бельгия, Малайзия, Нидерланды и Украина – возбудят уголовные дела в отношении подозреваемых лиц, объявят их в международный розыск или запросят их выдачи у Российской Федерации. «Но до этого должен быть согласован оптимальный механизм их уголовного преследования. Уголовное преследование подозреваемых в национальных судах заинтересованных государств, на мой взгляд, достаточно бесперспективно, так как Россия явно не выдаст подозреваемых, являющихся ее гражданами», - сказал он.

Читайте: МИД Украины: доклад по MH17 указал на непосредственную причастность России к крушению

Эксперт напомнил, что учредить международный трибунал для уголовного преследования лиц, виновных в уничтожении рейса МН17 через принятие резолюции Совета Безопасности ООН не удалось. «На мой взгляд, бесперспективно и учреждение такого трибунала на основе международного договора между заинтересованными государствами – Россия в таком договоре явно участвовать не будет и, следовательно, не будет содействовать деятельности трибунала, учрежденного на основании такого договора», - говорит Саяпин.

При этом относительно перспективным можно считать рассмотрение «дела МН17» в Международном уголовном суде (МУС). 

«МУС обладает юрисдикцией в отношении событий, происходивших на востоке Украины летом 2014 года, а уничтожение пассажиров рейса МН17 представляет собой преступление против человечности – одно из преступлений, подпадающих под юрисдикцию МУС. В случае, если Прокурор МУС решит предпринять уголовное преследование лиц, причастных к уничтожению рейса, Российская Федерация, разумеется попытается приостановить данный процесс через Совет Безопасности ООН. Но другие постоянные члены Совета в силах создать технические препятствия для блокирования данного процесса Россией. В результате теоретически может сложиться интересный прецедент, когда Россия может оказаться обязанной сотрудничать с МУС в силу соответствующей резолюции Совета Безопасности ООН, принятие которой она не сможет заблокировать», - сказал он. 

За год можно определить непосредственных виновников уничтожения МН17

Озвученные сегодня в Нидерландах выводы международной следственной комиссиипо поводу авиакатастрофы малазийского пассажирского самолета рейса МН17 с юридической точки зрения еще не дают оснований передать дело в суд, но означают, что есть возможность двигаться дальше.

Об этом в эксклюзивном комментарии LB.ua сообщил старший партнер адвокатского объединения «Василь Кисиль и партнеры», профессор Института международных отношений КНУ им.Шевченко Василий Кисиль.

«Установлен факт, орудие преступления, как оно появилось, с какой территории осуществлено преступление. Но главная проблема не в этом: Бук ведь не засудишь, поэтому надо двигаться дальше, чтобы найти виновников - тех, кто давал приказ, кто осуществлял пуск и т.п.», - сказал юрист.

По его словам, по этому поводу расследование пока молчит. «Я так думаю, что, судя по дипломатическом варианту этой пресс-конференции, когда было названо около 100 причастных к преступлению, за год можно это дело можно раскрутить и довести к логическому концу», - сказал Кисиль.

«Это заявление много чего означает», - добавил юрист.

Расследование авикатастрофы МН17 над Донбассом может затянуться на десятки лет

Прямых юридических последствий публикации отчета международной комиссии по расследованию обстоятельств уничтожения малазийского пассажирского самолета рейса МН17 нет, но в течении года будет попытка найти конкретных виновников преступления.

Об этом в эксклюзивном комментарии LB.ua рассказал адвокат Андрей Козлов, который участвовал и консультировал при расследованиях авиакатастроф, вызванных ими судебных процессах, а также в процедурах внесудебного урегулирования (авиакатастрофа Як-42 в Салониках (1997), Ту-154 над Черным морем (2001), Су-27 во Львове (2002), Як-42 в Трабзоне (2003), разрушение терминала аэропорта Руасси-Шарль-де-Голль, Париж (2004).

«Это (отчет – ред.) не предъявление подозрения или обвинения. Фактически это – информирование общественности о ходе расследования. То есть прямых юридических последствий оно иметь не будет. Однако приведенная информация полностью отображает, как происходили события с объективной стороны преступления», - сказал эксперт.

«Что касается субъективной стороны – а именно преступников и тех мотивов, которыми они руководствовались, то для этого, как я понял, понадобится еще как минимум год. За это время попробуют разобраться с этими личностями и их связями доподлинно», - добавил адвокат.

Фото: EPA/UPG

Отвечая на вопрос, что должна за этот период осуществить украинская сторона, эксперт объяснил, что Украина принимает участие в Совместной следственной группе и согласовывает свои действия с прочими ее участниками. «Каждая расследующая сторона может и самостоятельно предпринимать какие-то собственные меры к раскрытию преступления. Но по договоренности государства все делают вместе – чтобы получить кумулятивный, более сильный эффект», - сообщил Андрей Козлов.

Адвокат также объяснил, что в уголовном деле обвиняемыми могут быть отдельные лица, но не государство. «Другое дело – компенсации по гражданским искам. Если будет установлено, что к причинению вреда имело отношение государство, и если это государство признает юрисдикцию некого международного суда или откажется от иммунитета в иностранном… Или, например, иски будут поданы в его собственные суды и будут там рассмотрены честно – тогда государство может понести ответственность», - сказал он.

При этом эксперт подчеркнул, что не стоит считать такое развитие событий невозможным. «Я бы никогда не стал говорить, что никогда этого (признательных действий от РФ – ред.) не случится. После известного теракта над Локерби только через 11 лет Ливия признала свою причастность к нему, выдав преступников. А через 15 лет Ливия выплатила компенсации родственникам погибших. В нашем случае прошло всего два года», - сказал эксперт.

Как сообщалось, международная следственная группа по делу сбитого в небе над Донбассом Boeing МН17 обнародовала только 3% доказательств,заявил первый заместитель генерального прокурора Украины Дмитрий Сторожук,

Читайте головні новини LB.ua в соціальних мережах Facebook, Twitter і Telegram