ГлавнаяМир

Война полковника Каддафи

Если события в Тунисе и Египте были противостояниями, локализованными в столицах двух этих стран - собственно, по тому же сценарию развиваются сейчас народные выступления в Йемене, Алжире и Бахрейне - то происходящее в Ливии все больше напоминает самую настоящую войну.

Война полковника Каддафи

Полковник Муамар Каддафи, пришедший к власти в стране в далеком 1969 году в результате военного антимонархического переворота, всегда был самым большим оригиналом в арабском мире. И сейчас его оригинальность выплескивается на улицы ливийских городов, приведя к столкновениям армии с протестующими, переходу отдельных армейских частей на сторону восставших и войне оставшихся верными Каддафи военных с мятежниками. Каждое новое сообщение из Триполи или Бенгази кажется менее правдоподобным, чем каждое предыдущее - и вместе с тем проверить достоверность информации нет никакой возможности, потому что Ливия остается наглухо закупоренной.

В отличие от ушедших в отставку президентов Туниса или Египта полковнику просто некуда отступать. И Бен Али, и Мубарак были частью политической элиты своих стран. Возможно, самой главной частью, но тем не менее за Бен Али стояла целая корпорация, пришедшая к власти в Тунисе со времени получения независимости этой страной, а за Мубараком - армия. Обе корпорации стремились сохранить свои позиции и готовы были пожертвовать первыми лицами или даже сознательно избавиться от них. Ливийская корпорация - это полковник и его семья. Ливия, по сути, даже не монархия, а личное владение Муамара Каддафи: государство здесь формально ликвидировано и заменено «народовластием». При всей анекдотичности подобного государственного устройства оно дает возможность диктатору оставаться над государством. Он - уже не царь, а Бог. И когда речь идет о преемственности власти, это может означать только то, что сын Каддафи станет новым вождем революции, в такой же мере не зависящим от населения и государственных институтов, как и его отец.

Понятно, что рано или поздно такое государственное устройство может вызвать вопросы у благодарных подданных - даже при условии относительно материального благополучия этих подданных. К тому же власть Каддафи во многом базируется на некоем феодальном племенном консенсусе, тут полковник стал логическим наследником последнего ливийского короля Идриса I . И в случае жесткого применения силы режим оказывается в оппозиции не просто населению, а отдельным племенам, вожди которых не могут равнодушно смотреть на избиение соотечественников.

Таким образом, Каддафи оказывается в настоящей ловушке. Он не может допустить никакой демократизации - потому что она означает демонтаж того безумного государственного устройства, которое помогало ему оставаться у власти, вообще ни с кем ни считаясь, четыре с лишним десятилетия. И он не может применять силу до бесконечности, потому что в результате на его стороне окажется только его собственный клан. Поэтому полковнику нужен блицкриг - чего он и пытается добиться, применяя силу против повстанцев и не гнущаясь даже авиационных бомбардировок мятежных городов. Если быстро отстоять власть не удастся, Каддафи и его детям придется бежать из Ливии. Но тут возникнет вопрос, который не стоял перед свергнутыми президентами Туниса или Египта - а найдется ли страна, готовая предоставить убежище человеку, истребившему сотни людей буквально за несколько дней? Каддафи это тоже хорошо понимает, поэтому борется за свою власть еще ожесточеннее. В отличие от Бен Али и Мубарака, он борется не за власть и за деньги, а за жизнь - свою и своих детей. И поэтому он может утопить в крови всю Ливию, даже не поколебавшись.

Читайте главные новости LB.ua в социальных сетях Facebook и Twitter