ГлавнаяМир

Каир. Горящий тур. Ч.2

Прежде чем перейти ко второй части своего рассказа, хочу исправить досадную неточность. В первой части репортажа я назвал площадь Тахрир в Каире площадью Труда, поверив на слово арабу, который по-английски называл ее «Labor».

Каир. Горящий тур. Ч.2
Фото: econo.com.ua

Уже в Киеве знакомый востоковед мне пояснил, что правильно «тахрир» переводится как «освобождение», а египтянин просто мог плохо знать английский язык. Еще одна иллюстрация языкового барьера, с которым мы столкнулись в Египте.

Бой на мосту

В первой части я остановился на том, как бежал с оператором с площади Тахрир под градом камней. Мы спешили в отель, а затем – в точку «перегона» отснятого материала в Киев. Каким-то чудом нашли таксиста, долго петляли по городу.

Несколько раз переезжали мосты через Нил, снова упирались либо в полицейские кордоны, либо в толпу демонстрантов. Видели раненых. Через мост 6 Октября проскочили перед носом у идущей толпы. Полицейские пропустили нашу машину и сразу же сомкнули ряды. Уже за спиной мы услышали первые выстрелы газовых гранатометов.

Но добраться до отеля – полдела. Как оттуда выехать? Наш отель – на острове, все мосты забиты демонстрантами. Один из них - мост Каср Аль Ниль - отлично виден с нашего балкона. Переход на правый берег Нила всего метров триста длиной, но он перекрыт. На той стороне реки над домами струится черный дым. Каир горит - демонстранты поджигают полицейские автомобили.

econo.com.ua
econo.com.ua

«Извините, сэр, но такси нет. Остров со всех сторон заблокирован. На мостах стычки с полицией. Я сожалею, но вы не можете сейчас покинуть отель», - говорит нам египтянин из службы безопасности гостиницы.

Нам остается только следить за боем, который разворачивается на мосту. Переход защищают 300-400 полицейских, два водомета и бронированный микроавтобус. Атакует небольшая толпа в 1,5-2 тысячи человек. Демонстранты идут с транспарантами, выкрикивают лозунги. Когда они приближаются к середине моста, полиция открывает огонь слезоточивыми гранатами. В воздухе ядовитые заряды оставляют дымный след, а, упав на асфальт, начинают очень густо дымить. Мой оператор побывал в разных горячих точках. И он утверждает, что с таким едким слезоточивым газом еще никогда не сталкивался. Но с балкона пятнадцатого этажа перестрелка больше похожа на пиротехническое шоу.

Первые атаки толпы полицейские легко отбивают. Но с каждой минутой толпа растет, а ее натиск становится все яростней. За два часа мост несколько раз переходит из рук в руки. Когда силовикам становится туго, в бой вступают водометы, смывая людей с пути. Протестующие разлетаются как тряпичные куклы.

Но толпа растет, и вот вода уже не помогает. Кто-то прикатывает на мост сорванную полицейскую будку. Прикрываясь ею как щитом, люди продолжают напирать. Под нашими окнами проносят тело убитого. Рядом с мостом в небо поднимается столб черного дыма: толпа подожгла бог весть где добытый полицейский мотоцикл. В конце концов, у водометов заканчивается вода. Полицейские спешно отступают. На дороге остается один грузовик с цистерной, и его водитель допускает роковую ошибку: на узком мосту он разворачивается задом к протестующим. Двое мужчин немедленно бросаются к грузовику, открывают задние двери и вытаскивают на улицу двух полицейских. Остальные отбирают у них оружие, шлемы и щиты, избивая их при этом ногами. Авангард толпы врывается на набережную и бежит в сторону площади Тахрир. До заветной цели им остается всего несколько сот метров.

Что происходит ближе к площади нам не видно, но через захваченный мост в центр города плотным потоком еще целый час идут люди.

Захваченный город

- Если вы выйдете из отеля, вас арестуют, - предупреждает нас голос из телефонной трубки.

- Спасибо, сэр, мы останемся, - сухо отвечаю я.

Как же я останусь, если в Киеве ждут новостей? Дорога на правый берег свободна, до времени перегона видео еще около часа. На той стороне Нила возвышается здание центрального государственного телевидения с острой башней антенны на крыше. Только что чиновник из гостелецентра сообщил мне, что здание оцеплено, и, если мы туда сунемся, окажемся за решеткой. Но выбора нет. Надо идти. Где-то там рядом с телецентром расположен офис компании EBU, оттуда мы должны через час выйти на связь с Киевом. Напомню, во всем Египте не работает ни интернет, ни мобильная связь. И другой возможности сообщить украинцам о происходящем в Египте у нас нет.

Выходим затемно и почти сразу натыкаемся на горящий полицейский автомобиль. Люди веселятся и празднуют победу. Кто-то объясняет нам, что полиция отступила, что площадь Тахрир взята оппозицией, и что обороняется один только телецентр. Идти туда опасно, говорят нам…

По дороге попадаются еще несколько брошенных полицейских грузовиков. Молодежь ломает их и разбирает на части, которые можно применить в качестве оружия. На полпути встречаем первых пленных полицейских. Двое молодых парней в черных брюках и белых майках. Форму и обувь у них отобрали, и в таком виде бывшие стражи порядка ничем не отличаются от «конвоиров». С пленными не церемонятся: окружают толпой, толкают, ругаются, судя по всему, собираются бить. Чуть дальше еще тройка пленных, которым повезло чуть больше. Их окружила группа иностранцев. Один надевает обувь, другого поддерживают под руки, третий просто сидит на асфальте и тяжело дышит.

Идем мимо офиса правящей партии. Демонстранты из окон выбрасывают офисную технику, мебель и все, что только под руку попадется. Молодой парень тащит большой красивый ковер. Его останавливают двое других, о чем-то спорят. Наконец, владелец ковра сдается и отказывается от своего трофея, бросая его в ближайший костер, где уже горят несколько компьютеров и обломки какого-то шкафа. Через полчаса демонстранты подожгут партийный офис, и он будет пылать всю ночь. Ни одна пожарная машина к нему так и не приедет.

Чем ближе к телецентру, тем гуще запах слезоточивого газа. Рядом с автобусной остановкой под эстакадой моста горит еще один полицейский автомобиль. За ним - отель знаменитой сети Хилтон. Дальше - сплошное белое едкое облако. Вперед не пройти. Пока ищем обходные пути, к нам подбегает молодая египтянка. Узнав, что мы из Украины, начинает быстро-быстро говорить по-английски: «Я вас очень прошу, не показывайте наших людей плохо. Мы не бандиты, тут много студентов, много образованных людей. Я сама студентка. Мы не хотели, чтобы все так получилось, мы хотели всего лишь провести мирную демонстрацию. Но полицейские начали стрелять. Люди очень обозлились. Тут есть и провокаторы, поймите, преступники тоже есть, но, в общем, мы не такие. Мы очень хорошие люди…».

На глазах у нее слезы. Говорит она очень сбивчиво и торопливо, пока рядом не раздается взрыв. Метрах в пятидесяти от нас взрывается бензобак горящего полицейского автомобиля.

Мы обещаем ей быть объективными и следуем дальше. Следующая встреча приносит больше пользы. Юноша и девушка из испанского информагентства ищут то же здание, что и мы. С ними проводник – араб. Он уверяет, что от автобусной остановки до нужного дома всего метров триста. Но пробежать их нужно в газовом облаке, за которым, по слухам, усиленный кордон полиции.

Идем на риск. Показываю иностранцам, как хоть немного защититься от газа: вставляю в нос ароматизированные бумажные салфетки, захваченные из отеля. Средство, конечно, импровизированное, но немного помогает. Днем мы видели, как демонстранты таким же образом использовали платки с завернутым в них нарезанным луком. Бежим в таком порядке: проводник-египтянин, испанцы и сзади я с оператором. Не успеваем преодолеть и сотни метров, как между мной и бегущей журналисткой падает газовая граната и начинает дымить. Путь вперед для меня отрезан. Кричу «Назад! Назад!», но их спины исчезают в дыму. Мы с оператором сворачиваем вправо, рядом снова падает граната, бежим от нее… Становится ясно – стреляют прицельно именно по нам. Бежим в ближайшее укрытие – здание отеля Хилтон.

На первом этаже роскошного отеля - хаос. Люди сидят на полу, стоят небольшими группами, осаждают стойку администраторов. Телефоны не работают. К нам тут же кидаются люди:

- Вы журналисты? Есть спутниковый телефон?

- Нет, к сожалению.

Еще одна журналистка. Тоже пытается попасть в офис EBU.

- Туда нет дороги, - пытаемся ее убедить. - Туда не пройти. Мы только что потеряли двух коллег и не знаем, что с ними. Лучше оставаться тут.

- Но мне очень нужно позвонить, понимаете, очень нужно.

Мы предлагаем ей вернуться с нами в отель. У нас-то телефон в номере работает. Во всяком случае, работал, когда мы его покидали. Но девушка смотрит за окно, где сквозь клубы слезоточивого газа пробиваются отблески пожара в офисе правящей партии Египта.

- Нет. Я пожалуй, останусь тут.

- Берегите себя, - говорим на прощание. Эта фраза сегодня целый день заменяет «до свидания».

- Вы тоже.

Продолжение следует

Евгений Кожирнов Евгений Кожирнов , телеканал «Интер», специально для LB.ua
Читайте главные новости LB.ua в социальных сетях Facebook и Twitter