ГлавнаяМир

Один из тандема

Президент России Дмитрий Медведев отслужил на своем посту половину срока. Годовщину своего пребывания на должности главы государства он проведет в Париже, в обществе Николя Саркози. Есть в этом что-то донельзя символичное.

Один из тандема

Николя Саркози долгое время находился в тени своего могущественного покровителя Жака Ширака, не вовремя оставил его, но смог прийти во власть вопреки желанию оскорбленного учителя. Дмитрий Медведев тоже хотел бы так, только не знает как. Но именно это желание отравляет всю его политическую карьеру – даром что он президент. Как Саркози. Ну, впрочем, не совсем как Саркози. Потому что премьер-министр Франции – учитывая к тому же доминирование президентской партии в парламенте – это всего лишь премьер-министр Франции. А премьер-министр России – это Путин.

В констатации этого очевидного факта и состоит соль двух лет президентства Медведева. Оно задумывалось как демонстрация работоспособности пресловутого тандема, в котором мудрый премьер будет подстраховывать своего молодого неопытного преемника. Возможно, так все и было бы, если бы не экономический кризис, продемонстрировавший всю неэффективность энергетического паразитирования, ставшего фундаментом путинской России. Как и неэффективность самого Путина, практически все время пребывания на посту президента России не столько изменявшего страну за счет нефтедолларового дождя, сколько укреплявшего власть и делавшего все возможное, чтобы ни в элите, ни в обществе не было ничего живого. И вот результат: власть крепка, а денег нет. И как раз ко второму году президентства Медведева начались пусть еще несмелые и немногочисленные, но настоящие акции протеста россиян, которые стали понимать, что их облапошили. И требуют протестующие повсюду, между прочим, именно отставки Путина, а не отставки Медведева. Возможно потому, что считают Дмитрия Анатольевича дедушкой Калининым. А может быть, потому, что не в состоянии простить самим себе веры в то, что можно восемь лет ничего не делать, а только радоваться росту цен на нефть – и жить припеваючи.

Как бы то ни было, а желание перехватить настоящую власть не может в такой ситуации не возникнуть. И оно давно возникло – и у самого Медведева, и у ближайшего окружения главы государства. Проблема этих людей только в том, что они – не политики, никогда ни за какую власть не боролись, все получали на блюдечках с голубой каемочкой. Они убеждены, что бороться за власть – это произносить красивые речи о модернизации и организовывать медиакампании. Их оппоненты из кабинетов в российском Белом доме тоже никогда не занимались политикой. Но они хорошо уяснили себе, что настоящая власть в России – это аппарат и деньги. Именно это и старается сохранить и контролировать Путин. Именно это старается отобрать у него Медведев. Именно это и является сутью закамуфлированного противостояния во внешне невозмутимом тандеме.

Приведет ли это противостояние к настоящему конфликту во власти – конфликту, который будет заметен невооруженным глазом даже самым страстным сторонникам концепции нерушимого единства президента и премьера, – будет зависеть не столько от них самих, сколько от серьезности возможных социальных потрясений в стране и адекватности власти. Пока что и митинги немногочисленны, и реакция на них достаточно вялая. Но уже ясно: как управлять страной в новых условиях, власть не знает и узнать ей неоткуда – последнее десятилетие было годами исчерпанности ресурса и деградации аппарата. Кто-то должен будет за это ответить – но, конечно же, не сразу все, не оба…Только один из тандема…