ГлавнаяМир

Директор фабрики

Когда в 1994 году новым президентом Украины был избран Леонид Кучма, в России его победа была воспринята как настоящий реванш конструктивных сил, заинтересованных в близких отношениях и интеграции с Москвой, как победа над «националистом» Леонидом Кравчуком, никак не желавшим учитывать российских интересов, словом – как «возвращение» Украины. Нечто подобное происходит и сейчас – «националист» Виктор Ющенко уходит с политической сцены, конструктивные силы берут реванш!

Директор фабрики
Фото: ukrinform.ua

Но вспомним, какое разочарование поджидало Москву в случае с Кучмой. Да, он установил неплохие личные отношения и с Борисом Ельциным, и с Виктором Черномырдиным; да, он был для них намного понятнее и ближе, чем Леонид Кравчук – примерно так же, как Виктор Янукович понятнее и ближе Владимиру Путину или Дмитрию Медведеву, чем Виктор Ющенко (о Юлии Тимошенко так не скажу: человек из Днепропетровска, в конечном счете, всегда поймет человека из Санкт-Петербурга). Но в отстаивании собственных интересах Кучма Кравчука во многом даже превосходил. Леонид Макарович предпочитал быть дипломатом, не обижать партнеров, не спешить с решением сложных вопросов… А Леонид Данилович готов был вгрызаться зубами в то, что считал своим – а своим он сразу же после избрания президентом начал считать все украинское. Кучма воспринимал себя как директора страны и совершенно не понимал, почему должен жертвовать оборудованием ради интересов даже очень понятного и близкого ему директора соседнего предприятия. А директор соседнего предприятия был убежден, что его предприятие – не просто главное, а единственное. А то, что Леонид Данилович по ошибке воспринимает за предприятие – и не завод никакой. И не фабрика. А так, цех.

Именно это различие восприятия и обусловило вечное непонимание. Мы запомнили Кучму последнего периода его пребывания на посту президента, когда он договаривался с Владимиром Путиным о создании пресловутого Единого экономического пространства. Но это был Кучма, фактически изолированный на Западе, нерукопожатный. И ему необходимо было доказывать миру, Украине, России, самому себе, что ничего не изменилось, что он по-прежнему творит внешнюю политику, по-прежнему определяет курс своего государства, что он по-прежнему директор завода, а не цеха. Тем более что никакое ЕЭП на самом деле он создавать и не собирался, конечно же – тянул время, как всегда. И так, кстати, поступали все постсоветские лидеры, оказывавшиеся в изоляции на Западе. Узбекский президент Ислам Каримов, например – а он всегда был жестким оппонентом России в Центральной Азии – вновь стал лучшим другом Москвы после событий в Андижане. И, разумеется, градус дружбы стал спадать, как только в Ташкент потянулись западные визитеры… Так что пророссийскость последнего периода президентства Кучмы я бы не преувеличивал. А вот в первый период его пребывания на посту главы государства Борису Ельцину пришлось переносить свой визит в Киев, связанный с подписанием «большого Договора» – стороны никак не могли договориться по Черноморскому флоту. И в Москве недоумевали: ну как же это так? Это же Кучма, свой парень, он вообще должен был бы отдать все – а не отдает ничего…

Фото: Униан

Вспоминаю все это только для того, чтобы пояснить: на следующий день после инаугурации Виктор Янукович будет воспринимать себя как директора фабрики. Именно поэтому особого энтузиазма в Москве по поводу его избрания президентом Украины как бы и не наблюдается. Да, крах Ющенко – это для России очень неплохо с пропагандистской точки зрения. Но в Москве уже поняли, что украинские президенты воспринимают себя именно как директоров фабрики и навязать им российское представление об Украине не удается.

Возможно, если бы Янукович победил на президентских выборах 2004 года, ситуация могла бы сложиться и по-другому. Тогда он был никому не нужен – ни Кучме, который был заинтересован не столько в преемнике, сколько в конституционной реформе, ни украинскому обществу, недоумевавшему, почему именно этого человека выбрали в наследники, ни Ющенко, уверенному в своем праве на наследство Леонида Даниловича. Никому, кроме России, руководство которой стремилось осуществить модель передачи власти по ельцинскому образцу в соседней стране и было уверено, что преемник будет посговорчивее предшественника. Но та же Россия отвернулась от Януковича буквально в первые же месяцы после его поражения. О нем забыли. В политику он возвращался уже без помощи из Москвы. На президентских выборах побеждал без отряда российских политтехнологов.

Это не российский кандидат, это политик, использующий пророссийские лозунги в электоральных интересах. И в Белокаменной это великолепно понимают. Понимают, что Янукович, конечно же, советский человек, которому в Москве куда комфортнее, чем в Брюсселе. Но знают, что своего он не отдаст – вгрызется зубами. Как Кучма.