ГлавнаяОбществоЖизнь

Памяти Мирослава Поповича

Древнее латинское изречение: так уходит слава мира. Это – и о нем. О мудром, всепонимающем философе, знавшем Истину. И пытавшемся высказать её вслух глухим соплеменникам. Он знал больше и яснее, нежели говорил.

Фото: theperson.pro

Когда-то, очень давно, в первые годы обретенной Украиной независимости, он пригласил меня к себе в дом. И долго, очень долго рассказывал о своей жизни. Поясняя главное: почему не стал диссидентом. Странный у нас тогда был вечер. Человек, не сотворивший зла, с болью, искренне говорил о том, что было с ним в те годы, когда в тюрьмах умирали Стус и Марченко…  Каялся  в том, чего не совершил. В то время, как другие, грешники и профессиональные палачи, легко и развязно приспосабливались к неожиданному для всех нас повороту Истории.

Потом, спустя годы мы долго и тяжело говорили в его служебном кабинете. Он избегал конфликтов, вынужден был общаться со всякой начальственной мразью и переживал эту свою сугубо внешнюю «всеядность» очень болезненно.  Тогда он сказал мне: «Знаю, я такой же как вы. Чужой. Но и понимая это, я когда-нибудь умру здесь. В Украине».

Случилось. Ушел навсегда.

                                                 Семен Глузман, современник.