ГлавнаяОбществоЖизнь
Спецтема
Интервью с общественными активистами Майдана

Булатов: "Меня предупреждали..."

Это интервью с одним из лидеров Автомайдана Дмитрием Булатовым мы записали еще до его исчезновения. Вот только сверить его тогда не успели... Посовещавшись, редакция решила верить и ждать, что Дмитрий найдется живым-здоровым и завизирует его.

К счастью, так и вышло, Булатов обнаружился живым, хотя от его рассказа о неделе пыток кровь стынет в жилах.

Похищение Булатова и других активистов - как сбывшийся кошмар, о котором все говорили еще в самом начале Майдана. На наших глазах реализуется самый подлый из возможных сценариев: наносят удары по наиболее заметным активистам, чтобы запугать остальных, заставить их спрятаться по норам, в идеале - вообще уехать из страны.

И хоть личности похитителей Булатова не установлены, реакция милиции на его возвращение поражает - Дмитрия тут же официально объявили в розыск вместе с другими активистами, чьи лица ассоциируются сегодня с протестом в Украине. Особое внимание при этом уделено лидерам Автомайдана - заметно, что рейды кавалерии Майдана в Межигорье и другие "места силы" задели власть больше, чем какие-либо другие формы протеста. Лидеров Автомайдана принуждают удирать, рядовых активистов - держат в СИЗО, у всех причастных - отбирают права.

"Я не хочу никуда уезжать", - говорил Булатов нам еще несколько недель назад. Уже сейчас, находясь в безопасности в Литве, он дал добро на публикацию этого интервью. Оно продолжает серию разговоров с общественными активистами Майдана, которые LB.ua записывал в декабре 2013-январе 2014 года.

Фото: Макс Левин

Начнем с начала. Чем вы раньше по жизни занимались, и как началось ваше участие в Автомайдане?

Основная сфера моей деятельности - консалтинг в области маркетинга, рекламы и продаж. У меня были и другие бизнес-проекты, ресторан, автоцентр, но на сегодняшний день из-за определенных событий остался только консалтинг.

Каких конкретно событий?

Это связано с революционным событиями. Но, если позволите, я не буду рассказывать подробности. Существуют вопросы, которые связаны с безопасностью моей семьи. У меня нет страха. Но есть необходимость соблюдать безопасность - в первую очередь, ради моей семьи.

Неужели вам не страшно оказаться на месте Дзиндзи, например?

Лучше я окажусь на месте Дзиндзи, чем буду жить с унижением. Да, если бы я никуда не ввязывался, бизнес-дела шли бы лучше. Но я не хочу заниматься бизнесом в стране, где происходит таакое. Когда избили людей на Майдане, я включился в активную общественную деятельность.

У меня трое детей. Я уже думал о том, чтобы сын поступал в университет не в Украине. Но на самом деле - я не хочу никуда уезжать. Зачем уезжать, если еще есть силы бороться? Нужно бороться в том числе за свободу своих детей жить здесь, в Украине.

Фото: tsn.ua

Сколько активистов Автомайдана на данный момент уже ощутили на себе пристальное внимание милиции?

Более 600 человек в общей сложности. Это люди, которым либо звонила милиция, либо к ним домой приходила милиция, либо они получили повестку - “письмо счастья” (на тот момент все эти звонки и поездки касались участия Автомайдана в марше на Межигорье - прим. Ред.)

Ну и есть отдельные странные случаи, которые происходят с нашими активистами. То облили зеленкой дверь Сергея Пояркова, то мою машину взломали.

Я знаю, арестовали имущество Сергея Кобы.

Да, его ждали под домом сотрудники милиции. Подошли к нему и сказали, что все его имущество арестовано.

Кроме того, я прохожу как свидетель по делу о блокировании дорог 2-3 декабря… Вообще меня информированные люди предупреждают обо всяких нехороших вещах, которые якобы готовятся против меня и других активистов Автомайдана. Мне говорили, что министр Захарченко якобы лично дал команду икать любую зацепку, которая позволит нас прижать.

Давайте про Автомайдан, как он начался?

Для меня Автомайдан начался следующим образом. Я просыпаюсь в субботу 30-го ноября, делаю себе кофе, читаю личку фейсбука. И вижу сообщение от друга, что нашего общего знакомого забрали ночью в милицию за то, что он пытался посадить в скорую побитую на Майдане девушку.

Я проснулся от такого очень быстро. Дозвонился ему. Он сказал, что все в порядке, его не задержали, только протокол составили. “А ты знаешь, что произошло ночью на Майдане?”, - спрашивает он меня. И тут я открыл новости. Честно говоря, меня просто разорвало от внутреннего негодования. Позвонил своему другу Алексею Гриценко. Говорю: “Алексей, надо с этим что-то делать”. Он мне отвечает: “Да, есть мысль - выразить протест автопробегом”. Мне мысль очень понравилась. Мы прицепили флаг к машине и поехали по районам Киева, по дороге приглашая других водителей к нам присоединиться.

Фото: Макс Левин

То есть до этого вы не занимались общественной деятельностью?

Я занимаюсь общественной деятельностью с весны 2013 года. Но тематика раньше была другая - национальный рейтинг благотворителей, спорт, здоровый образ жизни, фандрайзинг под проект постройки спортивных локаций и площадок, на которых могли бы бесплатно заниматься дети. Чтобы заниматься всем этим, я создал общественную организацию.

Кроме того, после ужасной трагедии во Львове мы занялись решением проблемы открытых люков. Удалось вынести проблему в публичную плоскость, городские власти зашевелились и начали активнее пытаться эти люки закрывать. А потом уже был Майдан.

Очень хотелось выразить свой протест. Но как? Я неоднократно был на Майдане, но идея с Автомайданом показалась очень хорошей. И мы начали ее развивать.— Дмитрий Булатов

Определенно, идея хороша. Вы уже даже выступали перед вече на Майдане. Какие у вас лично впечатления от Майдана на его нынешнем этапе?

Я могу сказать, что я очень уважаю людей, которые выражают свой протест на Майдане. Уважаю за то, что они небезразличны. С небезразличными людьми вообще очень комфортно общаться. И вот на Майдане таких людей очень много. Это меня очень сильно мотивирует.

Я собираюсь продолжать заниматься Автомайданом. Но я не хочу иметь отношения к политикам. Власть может поменяться, а проблемы - останутся. Если так случится, нам придется уже при новой власти противодействовать этим проблемам.

Вы не собираетесь идти в политику?

Во всяком случае, пока нет. Во-первых, потому, что еще очень много задач стоит перед Автомайданом. Во-вторых, мне все-таки нужно кормить семью, то есть, заниматься своими бизнес-проектами по консалтингу.

Дмитрий Булатов на пресс-конференции в Вильнюсе
Фото: EPA/UPG
Дмитрий Булатов на пресс-конференции в Вильнюсе

Я вкладываю в Автомайдан свои деньги, если нужно. Времени на бизнес сейчас вообще нет. Сплю не больше двух часов в день. Бывает, кажется, что съезжаю с катушек, - в таком случае нужно поесть, и все будет нормально.

Вы как-то взаимодействуете с другими объединениями на Майдане?

Я прекрасно со всеми общаюсь, но далеко не со многими я согласен. Если стоит вопрос взаимодействия с другими организациями - мы его обсуждаем все вместе с другими участниками Автомайдана. Бывает, к нам обращаются с достаточно агрессивными идеями…

Предлагают блокировать правительственный квартал?

Предлагают разное. Но если предложенное выходит за рамки закона - мы на это не соглашаемся, и других людей убеждаем этим не заниматься. Мы боремся с незаконными действиями властей законными методами. Это наш девиз - для нас это важно. Если мы сами нарушаем закон, какой смысл тогда бороться с нарушением закона?

Читайте главные новости LB.ua в социальных сетях Facebook и Twitter