ГлавнаяОбществоЖизнь

Как перестать беспокоиться и начать жить

До каких пор украинское общество обречено топтаться вокруг неких достаточно тривиальных и давно общепризнанных тезисов?..

Как перестать беспокоиться и начать жить

До тех пор, пока не переживет заключенные в них истины, не освоит их на практике, не сделает своей историей...

Можно в очередной раз называть рукопись гетмана Пилипа Орлика - конституцией, Михаила Грушевского - президентом и так далее. Ничего от этого не изменится. Объективная история не станет другой, и наша действительность, рожденная объективной историей, не станет иной. А фокусы с факирской дудочкой, под мелодию которой из мешка вылезает кобра с удаленными ядовитыми зубами, останутся фокусами.

Культуру, точнее культуру как цивилизацию, формирует традиция - устойчивое восполнение и пополнение знаний, навыков, отношений, возникающих в творческом общении общества с той землей, на которой оно живет, и с теми соседями, которых ему Бог дал. Если этот внутренний процесс не гармоничен, и не самодостаточен, если в нем превалируют процессы, производные от других более мощных сообществ и процессов, идущих в них, то абсолютно естественно, что процессы развития на этой территории будут определяться факторами и процессами внешними.

Хорошо ли это? - Не знаю... Плохо ли? - Не уверен.

Хорошо ли то, что Луна испытывает притяжение Земли? Хорошо ли, что Земля испытывает притяжение Луны? А может поставим вопрос иначе - хорошо или плохо то, что их взаимодействие объективно и от нас не зависит? И даже измеряется какими-то абстрактными понятиями, именуемыми «математические величины» и на письме выглядящими странными карлючками в арабском, или палочками в римском варианте...

Истерики, заполнившие медиапространство последних дней ушедшего года, точнее, их заунывно обреченный тон, чем-то напоминают традиционное голошение на сельских поминках, которые и не песни, и не искренние стоны, но, скорее, из глубины веков идущая традиция голосового выражения первородного страха перед природой, непознаваемыми силами и тайнами смерти, непредсказуемости хода времени и конечности земного бытия...

***

Подоспевшие к новому году разъяснения от премьера, что именно он вкладывает в новую налоговую политику, своим бодрым уверенным и всезнающим тоном оппонируют этим плакальщицам по демократии. Все благо... Ибо действия власти отражают не только сиюминутные интересы того или иного окраса мародеров, но и чуть более значимые явления в развитии или формировании общества.

Три шага правительства - требования в каждом чеке в розничной торговле прописывать начисленный НДС - отдельно по каждому плавленному сырку!, дарование права налоговикам без суда изымать деньги из касс, и давно желанное право проводить внезапные, так называемые фактические проверки (в том числе по вопросам трудовых взаимоотношений), - что делает объектами их все без исключения предприятия и организации - показательны и логичны.

Они очень четко обозначают реальные параметры той модели власти, которая в целом сформировалась за этот год. Не будем пытаться теоретизировать и как-то особо ее именовать. Скажем просто и понятно: это власть образца 1983-го года. Власть административной системы, без особого разделения на нюансы - где начиналась власть партийная, где - советская, профсоюзная или кегебешная, ибо власть реально была сама собой - просто властью. В этом определении нет ничего, с моей точки зрения, ни обидного, ни компрометирующего, ни гневно-презрительного.

Процесс разрушения той власти в том виде, в котором она существовала к закату брежневской эпохи, закономерно длился все эти годы – начиная с комсомольского размаха и планетарных благоглупостей Горбачева, до недоброй памяти и удивительных по писарской вычурности загибов Виктора Ющенко, в котором образ новоявленного Малахия удивительно соединился с эдаким от земли идущим материализмом, и удивительными - наверное, - наследственными - способностями к выживанию. Что, впрочем для национального характера вполне и вполне...

Своим роспуском парламента в 2007 году Ющенко окончательно уничтожил правовое поле, в котором, кроме бумажных законов, существовали еще и реальные, в сознании общества прописанные рамки возможного и невозможного. А последним роспуском, или точнее беспомощной попыткой его, засвидетельствовал полный собственный крах и полное разрушение правового поля, связей власти и права.

Наверное, никто не будет спорить, что за последний год мы стали свидетелями осознанного и четкого стремления новоизбранного президента и его политической силы в качестве первого главного шага восстановить власть как единую систему, определяющую движение и функционирование государства, как таковую. И совершенно естественно, что отправной точкой, внутренней исходной не может быть никакая иная модель, кроме модели 1983-го года, поскольку все последующие были лишь какими-то частями, либо производными от нее.

Именно поэтому этот процесс абсолютно естественен и закономерен. Спешу ответить тем, кто искренне полагает, что новое государство должно было бы строить от модели, провозглашенной Центральной Радой, или от внутренних директив и практики Службы безопасности ОУН, - это неозможно и нереально ни при каких исторических обстоятельствах именно в силу того, что эти силы потерпели сокрушительные исторические поражения, и несут политическую, идеологическую ответственность за загубленные жизни своих последователей. Хотим мы того или нет, но есть неумолимые законы развития общества, идеологем и политических направлений в нем, которые возможно излишне жестко, но неумолимо, говорят: люди, объявляющие себя идеологическими и политическими наследниками Мазепы, Петлюры и Грушевского, Коновальца и Бандеры готовят себе и их судьбы.

Если бы прошедший период нацпросвета смог бы дать молодому украинскому обществу, государству сильную опору в виде политической нации, реальной естественной демократии и яркой концепции восходящего развития народа и его жизни, вопрос о возвращении к модели 1983 года как к какой-то опоре, какой-то системе наверняка не стоял бы.

Но, потратив 20 лет на бряцание бутафорскими казацкими саблями, украинское общество не поднялось до того, чтобы, например, признать публично, что именно действенное участие казачества в одном из последних мировых работорговых путей во многом предопределило наемнический, кондотьерский характер развития того сообщества, из которого могло бы формироваться украинское государство. Или - очень много и пылко, говоря о том, как ОУН спасало евреев от фашистов, украинское общество пока не нашло в себе силы исправно возлагая цветы к обелиску в Бабьем Яру, обратиться к павшим там со словами покаяния за тех нелюдей, которые, возможно, по той самой примитивной потребности и способности к выживанию, надели форму украинской вспомогательной полиции и выполнили всю грязную работу за своих новоявленных хозяев - гитлеровцев. Ибо если мы хотим быть нацией, равной нациям европейским, - надо нести ответственность за все страницы истории...

С этой точки зрения, «советская» концепция украинского общества и истории отличается, как минимум, если не большей логичностью, то уж реалистичностью, - наверняка.

Осуждая и отвергая политику внутреннего террора и применения принципов вооруженной борьбы во внутренней политике, нельзя не понимать, что политика советского государства 30-х годов была прежде всего политикой, а не воплощением и самореализацией чьих-либо человеконенависнических или конкретно - украиноненависнических - чувств как таковых.

То, что брежневская модель власти являлась мирной, спокойной версией власти сталинской - несомненно. Как несомненно и то, что в конечных своих идеологических целях и постулатах она была ориентирована именно на социальную модель общества и осуществляла перераспределение создаваемых общественных благ в пользу абсолютного большинства населения, во многом вредя производительности труда и реализации способностей личности чрезмерным ограничением потребления и уравнительно-эгалитарными, казарменными подходами. Тезис социализма, принятый и декларируемый - от каждого по способностям... - на деле не выполнялся за счет именно способных, за счет именно тех, кто трудился больше и лучше.

Почему? Ответ крайне прост - для мнимой стабильности, для снятия реальных противоречий в процессе производства и распределения под влиянием примитивно понимаемого равенства и гуманизма. Но этот строй обеспечивался достаточно простой, как на сегодняшний день, властью, четкими административными горизонталями и вертикалями. Если же попытаться кратко определить политико-экономическую сущность тех изменений, которые произошли за постсоветский период - период разрушения той власти - то простыми словами это надо описать так: общество производит все меньше товаров, и делит их все более непропорционально. Совершенно понятно, что эти две тенденции неизбежно ведут к тому столкновению их разнонаправленных векторов, которые называются кризисом.

То есть, - несистемной проблемой или - проблемой системы...

С этой точки зрения, откат или возвращение к раннему работоспособному состоянию системы является закономерным, необходимым, а порой и единственно возможным. Если не верите мне - откройте Windows.

Именно поэтому три новогодних откровения от премьера глубоко показательны, ожидаемы (и бесполезны, но об этом потом). Отсутствие реальных осязаемых результатов самостоятельного развития минувших 20 лет столь очевидны и удручающи, что объективно дает хотя бы внутренне право нынешней власти сказать: довольно заниматься вопросами общими, духовно-институциональными и концептуальными, коль эти приоритеты за 20 лет уничтожили научный, интеллектуальный, производственный потенциал страны и не дали народу стабильности – даже в условиях пусть лихорадочного, ажиотажного но мирового экономического роста. При этом только дурак уже не повторял истин о Китае, который сосредоточил свои усилия на реальном производительном труде и развитии человека и общества через повышение производительности труда, а не люмпенских мечтаниях спастись от экономических реалий вместе с богатыми белыми хозяевами.

Именно поэтому перезагрузка системы совершенно объяснима, реальна и необходима - и не может вестись с иных отправных точек, ибо их в нашей истории просто нет. Если на досуге полюбопытствовать историческими аналогиями с «перезагрузкой систем», то наверное самый яркий пример из новой истории - это реставрация Бурбонов после победы союзников над Наполеоном. И... - перманентные революции во Франции 1830 и 1848 гг., да и выросшая из этих традиций Коммуна 1870-го. История вынесла жестокий приговор Бурбонам, воплощенный в одной фразе: они ничего не забыли, но ничему и не научились.

В том, что нынешняя власть ничего не забыла, надеюсь, доказательства не нужны. Вопрос иной: чему реально научилась сегодняшняя власть за годы пребывания в оппозиции? Чему такому, чтобы вслед за восстановлением механизмов реальной власти, эти механизмы заработали, и заработали на достижении тех целей и приоритетов, которые бы обеспечили обществу ту внутреннюю стабильность и свободу, при органическом сочетании которых только возможно самодостаточное развитие человека общества и государства? Именно отсутствие параноидальной и безответственной болтовни о национальном интересе и национальной идее, реально ставит вопрос о них.

Чувство гордости советского человека за свою страну, поддерживалось теми реальными результатами общественного и обобществленного труда, которые были достаточно наглядными. Наглядные до назойливости - ракеты, уходящие в небо, атомоходы, бороздящие льды, комбайны, плывущие средь пшеницы, новостройки новых городов, фонтан нефти и умывающиеся ею радостные геологи и так далее. Назойливость этих образов, столь смущавшая трепетную и максималистскую приверженность взыскующей горних истин интеллигенции в первом поколении, или по Солженицыну - образованщины, - предопределила неприкрыто хамское отношение к тому огромному цивилизационному скачку, который совершило украинское общество или, скажем так,- общество формировавшееся на территории тогдашней УССР, за годы Советской власти.

Противопоставив колядки, вышиванки и сало в шоколаде той реальной цивилизации, которая была достигнута к 80-м годам, общество позволило себе ту степень моральной, социальной цивилизационной деградации, при которой имена, олицетворяющие эпоху и общество - Глушкова, Антонова, Костюка, Патона, Айзенберга, Амосова - сменились в общественном сознании на фамилии олигархов откровенно криминального или родственно-коррупционного проихождения.

....Или - на тех правильно-сознательных, которые при немцах на Рождество не просто колядовали, а колядовали «на украинский Красный крест». Или, приехав в Киев поступать в университет, сразу шли устраиваться сторожами в детский садик. Правда, садик был теплый, ведомственный - КГБ.

Так вот. Производя сегодняшнее действие по стабилизации и укреплению власти как необходимого структурного элемента общества и государства, именно нынешняя властная команда берет на себя огромную, колоссальную ответственность, и необходимо понимать - не только за материальные результаты своей деятельности, но и за цивилизационную направленность общества и государства в целом.

Взялся за руль - рули.

Искренняя растерянность Кучмы («скажите мне что строить и я построю») была его потолком в плане концептуального понимания общеисторических и социальных закономерностей. И - предопределила его сход с арены в пользу много говорившего о подходах и концепциях Ющенко.

Смею сказать, в 2004-м году моральное лидерство в обществе именно Ющенко определялось тем, что он пусть бестолково, дилетантски, но достаточно искренне говорил о каких-то общих терминах, понятиях и закономерностях, которые и должны были лежать в основе разумно устроенного общества. Но, говорить - не делать. А осознавать важность демократии - еще не значит быть демократом. Обещание «бандитам - тюрьмы», не может быть тактическим ходом в торговле с ними.

Уголовные дела против Тимошенко и ее команды - шаг огромной значимости. Команда Януковича сжигает за собой мосты к возможным подковерным договоренностям кланов и команд.

Все, что говорит оппозиция, и с ее голоса - Европа, о выборочности правосудия, конечно же справедливо. Но - пусть выборочное, но - ПРАВОСУДИЕ. Лучше, чем исчезновение людей, и команды «фас» по отношению к тем компаниям и бизнесменам, которые не хотят помочь правительству в снижении цен или еще чего-нибудь.

Власть наверняка понимает - в случае политического проигрыша на очередных выборах оппозиция никогда не повторит ошибок Ющенко и Тимошенко 2005-го года, не сумевших закрепить свое положение жестким правовым прессингом, и так и не смогших взять под полный контроль силовой и правоохранительный блок. В случае проигрыша регионалов, с ними поступят куда жестче, чем они сейчас с Тимошенко и Луценко. Можно будет конечно, поговорить об избирательном применении закона, но, думается - не поможет. Поэтому команда должна в краткие сроки реализоваться столь успешно, чтобы идти на выборы абсолютно спокойно.

В тоже время необходимость проведения жестких и крайне непопулярных реформ не оставляет власти права на электоральные ошибки. Административное преимущество может дать существенный плюсик при относительном равенстве сил. Но никогда не обеспечит победу при реальной поддержке в 25-30%.

Следующий вопрос, который неминуемо последует после перезагрузки властной системы, касается второй части той простой формулы, которой мы позволили себе описать политико-экономические процесы в нашем любезном отечестве последних 20 лет: производим все меньше, а делим все более неравномерно.

Так вот именно эта неравномерность, или как сказали бы коммунисты - несправедливость распределения, станет основной проблемой следующего, ближайшего периода государственного и общественного строительства.

Общество, непонимающее или невоспринимающее приоритетов предлагаемого ему пути развития, никогда не обеспечит тот общий цивилизационный, культурный, производственный подъем, при котором возможно качественное изменение ситуации. Можно сегодня много спорить о том добровольно или нет, громко или тихо кричали наши деды слова «За Родину! За Сталина!», поднимаясь в атаку, но, как говорится, результат был. И если может и не кричали, а стискивали зубы, отступая и отдавая врагу Киев, то уж наверняка кричали, беря Берлин и Прагу. Ничем не хотя обидеть персонально безусловно ярких сильных и выдающихся людей как Ахметов, Пинчук или Коломойский, смею предположить, что в переломные моменты истории (дай Бог нашей стране их поменьше) их имена вряд ли смогут стать знаменем и символом для народа, поднявшегося на борьбу во имя своего будущего, во имя самой жизни.

А других имен пока нет. И не ради проведения Евро. И не ради проведения призрачной Олимпиады, и не ради закупки корейских электричек, или очередных амбициозных проектов, народ, общество и государство не обратятся в то единое целое, которое способно отвечать на исторические и цивилизационные вызовы. СССР - отвечал. Пусть - для кого-то неправильно... Но - отвечал. И решение глобальных политических, цивилизационных, научных проблем ушедшего века немыслимо без вклада СССР. Какие проблемы века нынешнего немыслимы без участия Украины?

И - КАКОЙ - Украины?

Власть взята, и приведена в работоспособное состояние. В отношениях с оппонентами взята сильная жесткая нота, которая не оставляет пути к компромиссам в будущем.

Значит, курс на стабильное поступательное и конструктивное, именно цивилизационное движение вперед – объективная неизбежность.

Понимает ли это власть, надевшая перед обществом и просвещенной Европой маску сфинкса?

Должна и обязана понимать. Потому что затевать земельную реформу (и это именно реформа, хотя на словах она вроде бы давно состоялась) не имея колоссальной общенародной поддержки, не имея консолидирующей идеи, позиции, концепции, и косенсуса в обществе - самоубийство.