ГлавнаяЭкономикаГосударство

Тень издалека кажется больше

Государственные программы по борьбе с коррупцией и теневой экономикой получили нелицеприятную оценку. Согласно данным Мирового банка, за последние 10 лет усиленной борьбы по выводу экономики из «тени» доля этой самой теневой экономики выросла с 51,7% до 58,7% ВВП. Об этом свидетельствует обнародованное исследование Мирового банка «Shadow Economies All over the World».

Тень издалека кажется больше

В абсолютных цифрах это выглядит еще интереснее: если в 1999 году в теневой экономике Украины обращалось немногим более 67 млрд. грн, то теперь – более 400 млрд. грн.

Результаты расчетов Мирового существенно превышают официальные данные украинских чиновников. Так, Госкомстат всегда оценивал долю теневой экономики в 15–18% от ВВП страны, а Минэкономики – в 28–35%.

Эту разницу можно было бы объяснить тем, что власть скрывает от людей масштабы теневого капитала, однако все не так просто. Даже те украинские экономисты, которые никоим образом не связаны с властью, поставили под сомнение расчеты экспертов Мирового банка. «Я не доверяю таким исследованиям. Потому что столько денег невозможно спрятать. У нас крупнейшие отрасли – химическая, металлургическая промышленность, их никак не спрячешь», – уверен бывший заместитель председателя правления НБУ Сергей Яременко. С тем, что данные Мирового банка завышены, согласны и другие финансисты: «58% – это очень много и очень плохо для экономики страны. Однако такая доля вряд ли была в 2007 году, ведь это еще докризисный год, когда теневая экономика постепенно уменьшалась. Тогда эксперты давали оценку около 40% теневой экономики», – вспоминает председатель правления OTP Банка Дмитрий Зинков.

Другие эксперты настроены более скептически: «Это они уже явно переврали, у нас не может быть столько экономики в тени», – возмущается бывший председатель одного крупного иностранного банка.

Единственный отечественный эксперт, который приводит похожие показатели, – это известный специалист по теневой экономике, руководитель Научно-Исследовательского центра при Национальном университете Государственной налоговой службы Украины Захарий Варналий. По его словам, теневая экономика в Украине составляет около 60% от ВВП. Однако Варналий в термин «теневая экономика» включает несколько сегментов: криминальная экономика (торговля наркотиками и оружием и т.д.), которая составляет около 50% от всей теневой, подпольная (уход от налогов) – около одной трети. Остальное – неформальная экономика, то есть сдача квартир внаем, репетиторство и т.д. Но и этим разницу в цифрах не объяснить – в тексте исследования Мирового банка его авторы упоминают, что не брали в расчет криминальную экономику.

В чем разница?

Такие расхождения объясняются методикой, которую используют иностранные экономисты. «Мировой банк обычно берет универсальную методику для стран во всем мире, которая может не подходить для каждой отдельной страны. В предыдущих исследованиях их данные были завышенными», – разъясняет старший экономист исследовательского центра CASE Владимир Дубровский.

В самом тексте исследования его авторы – Фредерик Шнейдер, Андреас Буэн и Клаудио Монтенегро – приводят длинный список изученной ими литературы и описание методологии. Это сложная математическая формула, в которую включается несколько официальных показателей – величина расходов бюджета, инфляция, ВВП на душу населения и место государства в других исследованиях Мирового банка. На основе этих цифр трое исследователей Мирового банка, не посещая ни одной страны мира, составили рейтинг теневых экономик в 162 государствах. На первом месте у них оказалась Грузия с 72,5% ВВП в тени, на третьем Азербайджан с 69,6%, потом, на шестом месте – Украина.

Удивляются не только украинские эксперты. К примеру, Перу в рейтинге занимает четвертое место с долей теневой экономики 66,3%. «То, что здесь называется теневой экономикой, у нас называется реальной», – говорит Даниэль Кордова, директор негосударственной организации Invertir Institute, расположенной в Лиме. По его словам, многие перуанцы не имеют карточек социальной страховки и не платят ничего в бюджет, хотя и работают. Этим и объясняется тот якобы высокий уровень тенизации экономики в странах Латинской Америки – методология Мирового банка называет теневой экономикой то, что не считает таковой само население стран, упоминающихся в исследовании.

Что в этом хорошего?

Теневая экономика выручила Украину в 1990-х годах – об этом ранее заявлял бывший министр финансов Виктор Пинезник, это признают эксперты и теперь. Налоговое бремя и гиперинфляция делали бессмысленным существование полностью легального бизнеса. Поэтому в то время были так популярны и бартер, и пресловутые зарплаты в конвертах. Такие явления не увеличивали объем поступлений в государственную казну, однако давали реальные доходы десяткам тысяч простых граждан. «На распад СССР украинцы отреагировали созданием того, что можно назвать народной теневой экономикой, которая в тот период и спасла Украину. Ведь тогда могли быть и голодные бунты, и социальные протесты, но теневая экономика предотвратила такого рода события», – считает президент Центра экономического развития Александр Пасхавер.

Ситуация повторилась в 2008–2009 годах, когда кризис заставил многих предпринимателей утаивать свои реальные доходы. «Скорее всего, падение ВВП в 2009 году было не на 15%, а меньше, ведь часть экономики ушла в тень», – считает Дмитрий Зинков.

Кроме того, теневая экономика помогает существовать значительной части населения государства, занятой вполне законной деятельностью – это и торговцы на продовольственных рынках, и бригады, выполняющие ремонтные работы, маляры, штукатуры, столяры, владельцы квартир или гаражей, сдающих их в аренду, репетиторы и т.д. Эту часть теневой экономики эксперты обычно называют неформальной. Ее долю во всей теневой экономике обычно оценивают в 20–25%.

Бороться с этим бесполезно

Притом, что исследования Мирового банка не учитывают особенностей каждой страны и могут иметь погрешность, они все-таки отмечают важную тенденцию – теневая экономика постоянно растет. И этот тренд характерен не только для Украины. Даже в США, где уровень теневой экономики один из самых низких в мире – 9%, это все равно больше, чем было в 1999 году – 8,6%.

«Теневая экономика – это закономерная реакция бизнеса на чрезмерное налоговое давление», – говорит Владимир Дубровский. Правда, простым снижением налогов проблему не решить. К примеру, значительная часть украинских предпринимателей платит единый налог – 200 грн в месяц. Однако при этом десятки тысяч граждан продолжают вести бизнес, не посещая налоговую. И не только потому, что не хотят делиться прибылью, а еще и потому, что их отпугивают утомительные разрешительные процедуры. В последнем исследовании условий ведения бизнеса Doing Business-2010 Украина находится на 142 из 183 мест – между Гондурасом и Сирией. Рейтинг составляют Всемирный банк и Международная финансовая корпорация (IFC). По подсчетам исследователей, украинские предприниматели тратят на уплату налогов и сдачу налоговых отчетов 736 часов в год – это три месяца, если считать по количеству рабочих дней. Решить эту проблемы обещал еще Виктор Ющенко сразу после своего прихода к власти, однако в итоге пополнил этим пунктом длинный список своих невыполненных обещаний.

Чрезмерное налоговое давление и запутанная разрешительная система делают возможным существование коррупции, без искоренения которой никогда не уменьшится теневая экономика. «Главные налоги в стране – НДС и налог на прибыль – предмет постоянных переговоров бизнеса и власти, и эта ситуация устраивает обе стороны. При таком раскладе коррупции не станет меньше», – объясняет Владимир Дубровский. Именно участие чиновников в коррупции делает бессмысленными любые государственные программы по уменьшению тенизации экономики. «Сверху коррупцию нельзя победить, ее можно только возглавить», – иронизирует по этому поводу эксперт.

Влад Головин Влад Головин , независимый журналист
Читайте новости LB.ua в социальной сети Facebook