ГлавнаяКультура

"Восстание планеты обезьян" без планеты обезьян

На больших экранах в украинских кинотеатрах – необязательный перезапуск франшизы о «Планете обезьян» – история о восстании поумневших приматов против зажравшихся хомо сапиенсов.

"Восстание планеты обезьян" без планеты обезьян

Как, наверное, многим известно, «Планета обезьян» – это, в первую очередь, роман французского фантаста Пьера Буля, во-вторую – пять фильмов, снятых в далеких 60-70-х, и, наконец, картина, снятая в 2001 году Тимом Бартоном – римейк первой части. «Восстание планеты обезьян» с Джеймсом Франком в главной роли, которую мы имеем счастье лицезреть на экранах сейчас, – ответвление от четвертой части оригинальной серии фильмов, когда прирученный шимпанзе по имени Цезарь возглавляет бунт своих сородичей.

В современной версии Цезарь рождается в лаборатории, где проводятся эксперименты по созданию лекарства от болезни Альцгеймера, возглавляемые талантливым ученым (его весьма неубедительно изображает играет Джеймс Франко). На данном этапе панацея представляет собой некий вирус, который стимулирует мозговую активность, делая подопытных приматов гораздо умнее. Почему такие эксперименты проводятся не на мышах, спросит вдумчивый зритель, – дык, понятное дело, кино про восстание мышей было бы не так интересно смотреть, и, что важней, гораздо сложнее снимать.

В один прекрасный день эксперименты срываются, равно как и исчезает возможность дальнейшего финансирования, и на руках у молодого ученого оказывается детеныш шимпанзе, которому когнитивные способности, привитые его матери в лабораторных условиях, достались по наследству. Он и возглавит вынесенное в название фильме восстание, в котором примут участие, в основном, приматы, живущие в странном питомнике (и откуда в Сан-Франциско взялось столько бесхозных обезьян?), а затем уже – заключенные местного зоопарка.

Вообще богатейший материал из вселенной «Планеты обезьян» оказался на удивление крепким орешком и в современной киноиндустрии поддался лишь Тиму Бартону, у которого хватило воображения и режиссерской совести сделать не просто римейк оригинального фильма, но и улучшить его, приблизив к литературному первоисточнику. Британскому режиссеру Руперту Уайатту, снявшему до этого пару короткометражек и драму «Побег из тюрьмы», не удалось повторить успех Бартона, что, в общем-то, не удивительно.

Стремление Голливуда переносить всякую дрянь со своей больной головы на головы других биологических видов, наверное, неплохо срабатывает в случае всяких невинных диснеевских мультфильмов, где глупость еще не приобретает таких вселенских масштабов, но дало маху в случае с «Восстанием планеты обезьян». Режиссер старательно перенес сопливые аксиомы боевиков с моралью на мир поумневших приматов, и тут выяснилось, что заложенная в «Восстание» экологическая мораль (мол, люди, оставьте в покое остальной животный мир, разбирайтесь сами со своим Альцгеймером), оборачивается против самого фильма.

Все драматургические ходы из стандартного набора сценаристов, пишущих для подобного жанра, выглядят еще более глупо, когда вместо Брюса Уиллиса – зеленоглазый шимпанзе с интеллектом выше среднего, а вместо его погибшего напарника – двухметровая самоотверженная горилла. Не говоря уже о том, что факт возглавления группы, состоящей из обезьян разных видов, одним, но очень гордым, шимпанзе представляется сомнительным даже для такого фильма.

К сожалению, даже для любителей разной степени изощренности мэйнстрима, поживиться на показе «Восстания планеты обезьян» нечем – сценарий скучен, актерские лица монотонны (не радует даже Драко Малфой с электрошокером), все монохромно, как в плохой детской сказке, не говоря уже о том, что никакой планеты обезьян нет и в помине – все происходит в земном Сан-Франциско. Но кому все-таки интересно посмотреть на бунт приматов на планете людей, подсказка – просыпаться можно уже через час и 15 минут после начала фильма.

В прокате с 4 августа.

Дарья Бадьёр Дарья Бадьёр , Редактор отдела "Культура"
Читайте главные новости LB.ua в социальных сетях Facebook и Twitter