ГлавнаяКультура

Кроши, детка, кроши

2011 год начал вовсю радовать нас новинками и на экраны кинотеатров выходит одна из самых ожидаемых премьер этого года – новый фильм Зака Снайдера «Запрещенный прием».

Кроши, детка, кроши

Самое важное, что, пожалуй, стоит знать об этом фильме – что это первая попытка Снайдера снимать по собственному сценарию. Предшествующая «Запрещенному приему» часть его послужного списка состоит из одного римейка («Рассвет мертвецов») и трех экранизаций (комиксов – «300 спартанцев» и «Хранители» и детской серии книг – анимация «Легенды ночных стражей»). Тем не менее, переквалифицировавшись из клипмейкера в кинорежиссеры, Снайдер давно зарекомендовал себя как один из тех, у кого и с воображением все в порядке, и с чувством юмора.

Строго говоря, «Запрещенный прием» – это геймерская экранизация «Полета над гнездом кукушки» Кена Кизи, с поправкой на то, что все ключевые персонажи – девушки, которые быстро перебрасываются из психбольницы в винтажное бордель-кабаре и носят не больничные робы, а тугие боди и чулки с подтяжками, а абстрактная борьба за свободу, в свою очередь, превращается в достаточно конкретное мочилово всех, кто становится на пути к этой свободе.

Любовь Снайдера к видеоиграм класса «немного квеста и чтобы пострелять можно было» проявляется во всем – от схематичной прорисованности персонажей, до антуража, в который героини перемещаются, как только Куколка начинает танец (все танцы, кстати, вырезаны при окончтельном монтаже), – то заснеженный двор храма с гигантскими самураями, то окопы, под завязку забитые зомби-нацистами, над которыми парят дирижабли, то некое подобие Мордора с драконами, то вообще – футуристические гладко отполированные роботы-убийцы.

Путь боевых дам к свободе тоже представлен по-геймерски: им нужно достать 4 вещи (карту, огонь, нож и ключ), перекинуться парой мало чего значащих фраз и крошить недругов всеми доступными средствами. Впрочем, крови в фильме практически нет, а если есть, то лишь затем, чтобы подчеркнуть ужас сложившейся ситуации – непривычно, правда?

Не смотря на то, что Снайдера всегда обвиняли в мужском шовинизме, «Запрещенный прием» гораздо более феминистический, чем может показаться на первый взгляд. Можно, конечно, задаться вопросом, а почему альтернативная реальность, которая происходит в голове у Куколки (кстати, в украинском переводе ее зачем-то назвали Барбариской), оформлена в виде борделя, но интересней другое. А именно, что красивые танцовщицы не грезят о прекрасном принце на белом коне, который прискачет и спасет их, а наоборот, пытаются справиться со всем сами, пока принц не прискакал и всё не испортил.

К слову, Снайдер отколол отличный номер, когда позвал на роль «принца», который на уровне борделя является самым дорогим клиентом, а на уровне реальности – врачом, который делает лоботомию, Джона Хэмма, Дона Дрейпера из «Безумцев», который не только шовинист, но и вполне способен просверлить нужные дырочки в дамских лобных долях, чтобы они забыли обо всем и пошли за ним.

Похожую штуку (отряд боевых женщин со смыслом, то есть) делал, разве что, Тарантино, когда снабжал красивых убийц сочными именами («Черная мамба») и самурайскими мечами в «Убить Билла». Никакой сексуальности, борьба ведется не на жизнь со сладостями повышенного социального статуса, а на смерть, при чем в прямом смысле. Ведь чем раньше занимались боевые женщины в обтягивающих корсетах с соблазнительными пистолетами на бедрах? Помогали Ван Хельсингу, искали какие-то «Треугольники света» и пленяли воображение половозрелых школьников.

У Снайдера они бы отрезали яйца Ван Хельсингу, а «Треугольник света» они бы приклеили скотчем к обратной стороне стола, чтобы никто не нашел. Сексуальностью здесь и не пахнет, и даже красивые шелковые наряды и обильный макияж не способствуют вырабатыванию нужных гормонов (возмущенные отзывы мужчин «лучше бы они взяли Бейонс, Шакиру и Кайли!» этому подтверждение) – и это случай, когда страх побеждает тестостерон. Тоже самое происходит, когда на место супергероев приходят разного рода Убивашки и Ханны (фильм о последней выйдет у нас в прокат в мае), признайся в сексуальной привлекательности которых, вы бы долго не протянули. По крайней мере, в Штатах.

Именно поэтому «Прием» проваливается в американском прокате, а критиками беспощадно низвергнут на самое дно Ородруина. Среднестатистический зритель – обычно самый большой зануда, но здесь американская критика его перещеголяла. Вообще весь фильм – это одна большая проверка на занудство, конечно. При этом его нельзя оценивать с точки зрения вкуса, в конце концов, он Снайдеру вообще не нужен, как он не нужен Тарантино или Терри Гиллиаму. Культурный габитус высоколобого умника и прожжённого киномана следует отключить, потому как «Запрещенный прием» – вообще не за этим.

К тому же, он относится к тем фильмам, которые становятся еще лучше по выходу из зала, когда картинка складывается воедино, а из головы вылетает легкое недоумение по поводу глупых диалогов персонажей. Конечно, всем хочется, чтобы в каждом фильме имелась эдакая встроенная Эллен Пейдж, как в «Начале», функция которой сводилась бы, в основном, к тому, чтобы ей объясняли, что происходит, а зритель в это время мотал на ус.

Но Снайдер не снимает такое кино. Если вынуть умняк из «Начала», то в нем ничего не останется, в то время, как «Запрещенный прием» срабатывает на всех уровнях – на одном ловишь цитаты из фильмов, на другом понимаешь, в чем смысл всего происходящего, а если ни то, ни другое не получается – ну ОК, давайте тогда просто понаблюдаем за этим задорным девичником, тоже будет неплохо.

Эта универсальность, с ее подростковым залихватством, оказывает Снайдеру две услуги – медвежью и не очень. С одной стороны, «Хранители» и «Запрещенный прием» проваливаются в прокате, с другой – неприятие зрителями того, как он подает любимые в Голливуде комиксы и эксплуатацию женской сексуальности, делает его уникальным режиссером, тратящим миллионы продюсерских бюджетов и не делающим при этом нужную кассу. Возможно, ценой этому будет увольнение Снайдера с поста директора «Супермена», но это не страшно: пока Куколка танцует, мы еще можем побороться.

В широком прокате с 31 марта.

Дарья Бадьёр Дарья Бадьёр , Редактор отдела "Культура"
Читайте новости LB.ua в социальной сети Facebook