ГлавнаяМир

Северный Кавказ. Станет ли регион началом краха российской государственности?

События этой осени показали, что под иногда внешне спокойной картинкой на Северном Кавказе бурлит общественное недовольство, а для взрыва ситуации нужно совсем небольшого толчка.

Во время митинга в Магасе, 5 октября 2018.
Фото: oxu.az
Во время митинга в Магасе, 5 октября 2018.

В сентябре-октябре 2018 в республиках Северного Кавказа России произошло существенное обострение внутренней ситуации. К этому привела резкая актуализация "замороженных" этнически национальных, территориально-исторических и социально-бытовых противоречий и проблем.

Кабардино-Балкария

17-19 сентября 2018 в Кабардино-Балкарской Республике (КБР) состоялись массовые беспорядки на этнической почве между кабардинцами и балкарцами. Причиной стала различная трактовка местных исторических событий во время празднования 310-й годовщины Канжальской битвы.

По результатам Канжальской битвы 1708 войско Кабардинского княжества (коренное население КБР) нанесло поражение объединенным силам Крымского ханства и Османской империи, в результате чего кабардинцы прекратили выплату дани. Представители балкарской народности (имеют тюркское этническое происхождение и появились на территории КБР в XIII в.) отрицают факт и результаты этой битвы.

Межэтнические столкновения возникли в балкарском поселке Кенделен (место исторической битвы, которое пыталась посетить организованная группа кабардинцев), быстро охватили ряд соседних районов, а впоследствии и города Нальчик и Баксан. Масштабы беспорядков и начало столкновений протестующих с местной полицией (активисты использовали камни и дымовые шашки) заставили российские власти усилить правоохранительные органы подразделениями "Росгвардии" из соседних республик, а также применить спецсредства и предупредительный огонь.

В результате событий задержано около 40 граждан, 9 человек получили ранения, в т.ч. двое сотрудников силовых структур. Местные власти полностью устранилась от реагирования на ситуацию, в результате чего 26 сентября глава КБР Юрий Коков по "рекомендации" администрации президента РФ подал в отставку.

Ситуация в КБР продолжает сохранять конфликтный потенциал. Совет старейшин балкарского народа (около 13% от общего населения республики) обвинила руководство КБР в срыве программы возрождения балкарского народа и обратилась с требованием восстановить четыре района Балкарии (с населенными пунктами Хабаз, Кичмалка, Жанотеко, Зарагиж, Ташла-Тала), которые существовали до 1944 года, а также принять новую программу возрождения балкарского народа.

Ингушетия

26 сентября 2018 глава Республики Ингушетия Юнус-бек Евкуров и глава Чеченской Республики Рамзан Кадыров подписали соглашение об определении административной границы между субъектами федерации, предусматривающей также обмен территориями.

Глава Республики Ингушетия Юнус-бек Евкуров и глава Чеченской Республики Рамзан Кадыров (справа) во время подписания соглашения о границе, 26 сентября 2018.
Фото: официальная страница главы Ингушетии Юнус-Бека Евкурова во ВКонтакте
Глава Республики Ингушетия Юнус-бек Евкуров и глава Чеченской Республики Рамзан Кадыров (справа) во время подписания соглашения о границе, 26 сентября 2018.

До 1991 года существовало единое административное образование - Чечено-Ингушская АССР. После распада Советского Союза, в России было принято решение создать отдельные субъекты федерации - Чеченскую Республику и Республику Ингушетия, административная граница между которыми остался юридически неоформленной. В последние годы некоторые территории Ингушетии, которая является наименьшим по территории субъектом на Северном Кавказе, были переданы в состав соседних республик (Северная Осетия). Ингушское население крайне резко реагирует на любые территориальные претензии.

Инициатива в этом вопросе принадлежит чеченской стороне, что объясняется давним интересом чеченского руководства к нефтегазовым месторождениям Сунженского района Ингушетии (19 законсервированных скважин), а также стремлением Кадырова расширить свое влияние на Северном Кавказе.

Поводом для массовых протестов ингушского населения стало утверждение указанного соглашения парламентом Ингушетии 4 октября. Этот шаг был расценен местными жителями как неправомерное действие властей. Кроме того, никто не поверил в заверения Евкурова в равноценности обмена территориями.

Массовые митинги (около 10 тыс. Человек) в г.Магас 4-5 октября переросли в столкновения с правоохранительными органами. Кроме того, в столицу республики стягивались несогласные с действиями власти люди из других регионов Ингушетии. Требования протестующих дополнились политическими аспектами - об отставке главы региона Евкурова.

По сравнению с другими руководителями северокавказских республик у главы Ингушетии Евкурова слабые аппаратные позиции и существует скрытый конфликт с местной элитой, особенно религиозными лидерами (муфтиями). Его назначение на пост главы республики состоялось при существенном содействии Кремля, где Евкуров имеет давние связки.

Чтобы предотвратить критическое развитие ситуации, российские власти ввели в республику дополнительные подразделения "Росгвардии" с территории Дагестана, а также заблокировала местные узлы сети Интернет.

В настоящее время не исключается дальнейшее обострение обстановки. В республике до сих пор отключен Интернет, а глава республики Евкуров публично отказался от отмены сделки.

Пи этом Конституционный суд Ингушетии признал не соответствующим Основному закону республики соглашения между Грозным и Магасом. Пункт второй постановляющей части судебного решения констатировал, что без утверждения межреспубликанского договора на референдуме в Ингушетии, он "не порождает правовых последствий для органов государственной власти, органов местного самоуправления» этого Северокавказский субъекта РФ. Но, пожалуй, самый главный пункт постановления третий - решение КС «не может быть преодолено повторным принятием республиканского закона».

Неприятие договоренностей с Грозным - это не только реакция рядовых жителей республики, но и представителей различных элит. Этим ситуация в Ингушетии разительно отличается от Чечни, где внутриэлитные дискуссии невозможно себе представить.

Ставропольский край

На фоне ситуации в Ингушетии значительно активизировались казачьи общины Ставропольского края, которые также выдвигают национально-территориальные требования.

Фото: Владимир Писаренко

13 октября атаманы "Кавказской казачьей линии" (включает казачьи общества Ростовской и Астраханской областей, Краснодарского и Ставропольского краев, республик Адыгея и Карачаево-Черкесия) направили обращение губернатору Ставропольского края Владимиру Владимирову с требованием "инициировать процесс возвращения в состав Ставропольского края Наурского и Шелковского районов Чеченской Республики, незаконно переданных Чечне в 1956 году". Казачьи общины мотивировали свои требования критическим сокращением "славянского населения" в республиках Северного Кавказа, что угрожает стабильности в Северо-Кавказском федеральном округе и территориальной целостности РФ. По мнению актива российских казаков, дальнейшая "моноэтнизация" северокавказских республик и вытеснение "русских" приведут к эскалации "устаревших" межэтнических конфликтов.

Северный Кавказ - отражение всероссийских тенденций

Нынешнее обострение ситуации на Северном Кавказе является одним из элементов постепенного углубления системного кризиса в России и подтверждает тенденцию, когда социально-экономическое недовольство населения трансформируется в политические протесты против действующей власти.

Вместе с общим ухудшением экономической ситуации в целом по России традиционные механизмы российской внутренней политики - контролируемая расстановка местной власти, информационно-пропагандистская работа, административно-полицейские меры и т.п, теряют свою эффективность.

Единственным серьезным сдерживающим фактором остаются деньги: в республиках Северного Кавказа наибольший среди всех субъектов России уровень дотаций Москвы в местные бюджеты - это 90%.

Обострение обстановки на Северном Кавказе демонстрирует ряд важных общих тенденций, которые свидетельствуют об углублении деструктивных процессов во внутренней политике России.

Во-первых, социально-экономические проблемы населения постепенно переносятся в политическую плоскость. Это вызвано стагнацией российской экономики из-за западных санкций и отсутствия структурных реформ. В регионах растет общественное недовольство властью (в т.ч. центральной), что проявилось во время последних событий вокруг пенсионной реформы, частичного провала "Единой России" на местных выборах, а также привело к падению рейтингов Путина.

Митинг против пенсионной реформы в Москве
Фото: EPA/UPG
Митинг против пенсионной реформы в Москве

Во-вторых, усилия активной части населения направляются не на борьбу с режимом Владимира Путина, а на решение местных проблем. Конечно, это происходит из-за тотального контроля Кремля над большинством политико-экономических процессов в регионах РФ. Но как долго будет существовать такая ситуация - это серьезный вопрос. В дальнейшем недовольство местного населения будет все больше затрагивать центральную власть России, несмотря на "хроническую нерешенность" региональных проблем.

Характерно, что большинство комментариев местных жителей Кавказа по поводу нынешней ситуации направлены против Москвы. С октября в российских социальных сетях жители Северного Кавказа начали обсуждаться варианты объединения всех местных народностей в единую так называемую "северокавказскую конфедерацию" для совместного противостояния Москве. Отмечается, что исторически (до колонизации Россией) у народов Кавказа не было достаточно серьезных конфликтов между собой, однако Кремль проводит политику разделения, навязывает новые границы, экономическую зависимость и т.д. А это побуждает северокавказские республики к конфронтации друг с другом. Поэтому предлагается объединиться, направив усилия не на междоусобную борьбу, а на противостояние "московскому империализму".

В этих условиях возможно появление новых лидеров из числа местных активистов. Например, проявился известный на Северном Кавказе общественный деятель Ибрагим Яганов, который активно критикует политику Кремля и выступает в защиту прав черкесского народа. Он участвовал в событиях в Кабардино-Балкарии (возглавлял группу кабардинцев, которые начали драку с балкарцами) и в Ингушетии (прибыл на митинг вместе с группой кабардинцев). Его антивластная позиция получает поддержку фактически во всех субъектах Северного Кавказа, в том числе в Чечне. В Москве считают, что Яганов связан с "исламским подпольем", однако широкая поддержка местного населения его действий удерживает Кремль от репрессивных мер против него.

Ибрагим Яганов
Фото: zampolit.com
Ибрагим Яганов

В-третьих, региональные власти РФ абсолютно не могут решать политико-экономические вопросы. Постоянное вмешательство Кремля в формирование региональных властей, параллельно с отсутствием конкурентных местных выборов нивелировали связь местной власти со своим населением. Поэтому народ и не доверяет региональным чиновникам, а местная власть не может решить региональные проблемы без участия Москвы. Это и подтвердили последние события на Северном Кавказе. Поэтому в случае критического обострения внутренней ситуации в России, Кремль не сможет надеяться на поддержку местных элит, особенно в отдаленных российских регионах с различным этно-религиозным составом населения.

В-четвертых, центральная власть РФ не желает реально решать имеющиеся проблемы. Вместо принятия эффективных мер, направленных на устранение причин эскалации конфликтов на Северном Кавказе, Кремль относительно успешно применил тактику создания "информационного вакуума" вокруг событий на юге России. Если раньше Москва в случае чрезвычайных ситуаций прибегала к информационным манипуляциям, фальсификациям и искажениям фактов, то в последнее время режим Путина все больше пытается "замалчивать" опасные региональные процессы. Федеральная власть считает, что таким образом создается предохранительный механизм, препятствующий распространению антивластных настроений на другие регионы и разные слои населения.

В-пятых, "Росгвардия" окончательно оформилась как основной силовой ресурс Кремля для подавления масштабных народных протестов. Во время последних событий в Кабардино-Балкарии и Ингушетии личный состав местных правоохранительных органов фактически проигнорировал требования центральной власти по "разгону" протестующих, а в ряде случаев вообще пытался защищать местное население от действий силовых структур из других регионов. В г.Магас протестанты собственными силами организовали питание подразделений местной полиции, осуществлявших "надзор" за митингом.

Интересно, что такая ситуация характерна для всех республик Северного Кавказа. И в Кремле искренне считают, что в случае резкого обострения внутренней ситуации в РФ территориальные подразделения МВД будут выступать против центральной власти. Таким образом, единственным действенным ресурсом станут соединения "Росгвардии '', которые не связаны с местным населением и руководством регионов.

Фото: kirov-portal.ru

Кроме того, Москва может привлекать к подавлению волнений и подразделений регулярной армии – как это было во времена СССР: когда в конце 80-х начался распад СССР и начались массовые беспорядки в Баку, Фергане, Самарканде, Вильнюсе для подавления выступлений населения не хватало внутренних войск (несмотря на то, что почти все училища внутренних войск МВД перешли на режим военного времени). И тогда на подкрепление частям ВВ МВД и КГБ несколько дивизий (!) передали из состава ВС Минобороны СССР. Например, в КГБ передали дивизию в Чугуеве, а также Витебскую воздушно-десантную дивизию.

Но даже если условно представить, что в Чечню или Дагестан направят росгвардийцев из Бурятии, то что они смогут противопоставить мотострелкам и танкистам, которые уже прошли войну в Украине и Сирии?

В целом "силовое крыло" руководителей Кремля традиционно считает, что за последним обострением обстановки на Северном Кавказе стоят "международные террористы и западные спецслужбы".

Хотя количество локальных вспышек общественного недовольства и очагов нестабильности на Северном Кавказе (в частности в Ингушетии) может постепенно расти, но в ближайшее время региональная обстановка критического характера для Кремля вряд ли приобретет. Тем более, сегодня у российской власти достаточно ресурсов, в т.ч. силовых, для удержания ситуации под контролем.

Однако в перспективе - по мере углубления системного кризиса в России, деструктивные процессы разрушения российской государственности могут начаться именно с Северного Кавказа.

Тарас Степь Тарас Степь , политолог-международник
Читайте главные новости LB.ua в социальных сетях Facebook и Twitter