ГлавнаяМир

​Центристский Ренессанс Франции

После землетрясения президентских выборов французский политикум продолжают потрясать афтершоки выборов в Национальное собрание, нижнюю палату парламента V Республики. Они разрушают последние иллюзии политических аутсайдеров. 

Андрій Шкіль Андрій Шкіль , український політик і журналіст, проживає у Франції

Фото: EPA/UPG

Хотя еще совсем недавно аналитики предсказывали, что молодая президентская партия не сможет убедить избирателей, а правые получат большинство и непременно навяжут Макрону своего премьера, то все ожидание накануне второго тура сводилось к одному вопросу: "Большинство будет большим или очень большим?". 

Однако правда оказалась где-то посередине - пропрезидентское объединение получает не менее 350 кресел из 577 в нижней палате французского парламента, что является едва ли не одним из наибольших показателей в истории V Республики.

Беспрецедентное количество представителей пропрезидентской партии в парламенте стало предметом ожесточенных споров и политиков, и экспертов, и привыкших обывателей. Эти споры происходят на фоне непривычно низкой явки избирателей. Во втором туре она составила 42% (самая низкая за последние 50 лет). Социалисты с нацфронтовцами объясняют такую ситуацию "расколом, царящей среди французов". Особенно это характерно для российских аналитиков и приближенных к ним экспертов. Конечно, более 80%, отданных за Путина на президентских и более 76% за "Единую Россию" на последних парламентских, а также явка в отдельных регионах около 100% - вот где образец настоящего национального единения. Подобным образцом единодушия могла бы послужить еще Северная Корея.

Кандидат от партии *Вперед, республика* Мари Сара (в центре) вместе со своими сторонниками, после второго раунда выборов в Национальное собрание, 18 июня 2017.
Фото: EPA/UPG
Кандидат от партии *Вперед, республика* Мари Сара (в центре) вместе со своими сторонниками, после второго раунда выборов в Национальное собрание, 18 июня 2017.

На самом деле причины кроются в другом.

То, что такая сила как "Вперед, республика" появилась и полностью тектонически изменила структуру французского политикума - было на самом деле внутренним запросом, который созревал в обществе давно. Франция, чтобы вернуть себе былую конкурентоспособность и силу, должна провести ряд экономических, порой жестких, реформ. И абсолютное большинство может позволить провести их более решительно.

Карта выборов 2012-2017. Трансформация политического лица Франции
Карта выборов 2012-2017. Трансформация политического лица Франции

Мощная волна новой силы одновременно резко изменила политический ландшафт Франции, смыв тех, кто не смог адаптироваться к новым вызовам. Пошатнулись политические силы, которые десятилетиями доминировали на французской политической карте - Правые и Социалисты.

Еще одним фактором, который сбивал с толку рядового избирателя, были попытки противостояния центристской силе путем объединения усилий представителей правого и левого флангов. Такие предложения звучали, в частности, из уст главы "республиканцев" Франсуа Баруана. Однако этот сомнительный маневр не только не нашел отклика в рядах консервативных избирателей правых, но и окончательно запутал немало из них.

Поэтому для многих жителей Пятой республики, привычных к стабильному политическому ландшафту на протяжении десятилетий, переварить разрушение привычного политического уклада в стране оказалось неподъемной задачей.

Франсуа Баруан выступает с заявлением по итогам выборов, 18 июня 2017
Фото: EPA/UPG
Франсуа Баруан выступает с заявлением по итогам выборов, 18 июня 2017

В новом парламенте в рядах пропрезидентского большинства может появиться некоторое количество красочных политических новачков. Среди них студенты, пенсионеры, тореадор и достаточно известный математик. Такая ситуация является обычной для Украины, где парламентская традиция находится в процессе становления. Но это оказалось неприемлемым для отдельных слоев французских избирателей.

Вследствие этих и других причин - рекордно низкая явка в первом туре: 48,71%. Да и второй тур также сюрпризов не принес: на участках появилось чуть больше 42% электората.

Хотелось бы отметить, что представитель "Республика, вперед", одиозный математик Седрик Виллани, лауреат премии Филдса 2010 года, получил у себя на округе чрезвычайно убедительную победу с показателем нетипичным для второго тура парламентских выборов - 69,36%.

Казус 18 округа

Интересным и показательным для понимания ситуации является "парадокс 18 округа", который расположен на севере Парижа, в его состав входит знаменитый Монмартр.

Сложилось так, что от пропрезидентской группы там не было выставлено ни одного кандидата. Во второй тур вошли бывшая министр труда от социалистической партии Мириам Эль Хомра и представитель правых "республиканцев" (член Совета Парижа от крыла жюпеистов) Пьер-Ив Бурназель. Теперь они наперегонки пытались доказать, что большего макрониста чем каждый из них просто не существует в природе. Первая в своей листовке использовала совместное фото с президентом и заявила, что имеет "официальную поддержку Эммануэля Макрона" и поблагодарила его за это в Твиттере.

Кандидат от правых, в свою очередь, декларирует себя как часть "президентского большинства с Эммануэлем Макроном и Эдуаром Филиппом" и разместил на открытке совместную фотографию с премьером Филиппом в неофициальной непринужденной обстановке, и также выразил слова благодарности за поддержку в своем Твиттере.

Пожилая женщина громко возмущается около плакатов кандидатов: "Она левая и говорит, что я от Макрона, он правый и говорит: "я от Макрона". Вы считаете, что это нормально?! Это бардак! Не получат они моего голоса". Мужчина среднего возраста, наоборот, видит в этой ситуации позитив: "Я могу быть уверен, что кто бы ни победил, он будет поддерживать проведение реформ..."

Убедительным оказалось "лобби" президентско-премьерской пары. Победу с преимуществом в 7% получил Бурназель.

Крах политических "колоссов"

Наиболее болезненным потери понесли социалисты. Их представительство в Нацсобрании макроновское цунами смело почти на 85%. Из 279 мест до 46 - грандиозная трансформация.

В достаточно сложной ситуации оказываются и правые "Республиканцы".

Хотя они остаются основной оппозиционной силой, но потеряют в Национальном собрании несколько десятков кресел. Из 225-ти запланированных за ними остается 136 мест. Сейчас в лагере правых спорят о том, какую тактику лучше выбрать в отношении к партии Макрона: конструктивного диалога или непримиримого противостояния. От этого может зависеть дальнейшая судьба этой политсилы. Некоторых членов «республиканцев» Макрон предусмотрительно включил в состав своего правительства. И на этом фоне партия, в которой и так назревали внутренние противоречия, может окончательно расколоться.

Последние фланги

После многообещающего результата на президентских выборах Марин Ле Пен ее «Национальный фронт» ставил перед собой программу-минимум 15 мест в Нацсобрании. Это, согласно французскому законодательству, дает возможность создать депутатскую группу и получать государственное финансирование. Эти мечты не сбылись. Несмотря на интенсивные призывы к мобилизации сторонников и ожесточенные "дуэли" в отдельных округах, НФ получил 8 депутатов. Хотя это больше, чем ей предсказывали еще накануне и вполне достаточно для создания дискомфорта в работе парламента.

Марин ле Пен общается с прессой после голосования, 18 июня 2017.
Фото: EPA/UPG
Марин ле Пен общается с прессой после голосования, 18 июня 2017.

Сама руководительница Нацфронта одержала победу в северном округе Па Де Кале, где позиции крайнеправых популистов, несмотря на некоторую депрессивность региона и высокий уровень безработицы, были крепкими давно. Стоит отметить, что Марин Ле Пен впервые стала депутатом нижней палаты французского парламента, а представительство ее политической силы увеличило свое представительство в этом государственном органе в четыре раза.

Что касается крайних левых, то они получили чуть больше прогнозируемого максимума, а именно 26 мест в новом составе парламента. Однако им не удалось в полной мере конвертировать успех своего лидера Жан-Люка Меланшона на президентских выборах в парламентские места. Хотя сам Меланшон выиграл во втором туре выборов в Марселе в Корин Версиньи от партии «Вперед, Республика».

Когда будут окончательно распределены мандаты и улягутся эмоции, и с повестки дня победителей и побежденных уйдет разбор полетов, перед вновь избранной Национальной ассамблеей появятся непростые вызовы. Хватит ли сил и умения у команды Эммануэля Макрона и Эдуара Филиппа эффективно управлять абсолютным большинством и добиваться поставленных задач? Удастся ли в новосозданных условиях найти компромиссы с неуступчивыми французскими профсоюзами? Сможет ли Франция сдвинуть политический маятник Европы в центр? За этим будем наблюдать. 

Андрій Шкіль Андрій Шкіль , український політик і журналіст, проживає у Франції