ГлавнаяМир

"Однажды Путин или его преемник признает, что российская армия воевала на Донбассе"

Петр Павел, бывший начальник Генерального штаба Армии Чешской Республики, председатель Военного комитета НАТО рассказывает о перспективах сотрудничества Украина-НАТО, успехах украинской армии, планах Альянса по усилению своей обороноспособности и отношениях военного блока с Россией.

Фото: www.denik.czMartin Divíšek

Военный комитет НАТО (англ. Military Committee, MC) - военный орган НАТО высочайшей инстанции. Также он является основным органом военной консультативно-совещательной помощи для гражданских руководящих органов НАТО - Североатлантического совета и Группы ядерного планирования. Общее политическое руководство Военным комитетом осуществляет Североатлантический совет и, при необходимости, Комитет военного планирования и Группа ядерного планирования НАТО.

Военный комитет (ВК) вместе с Североатлантическим советом являются старейшими постоянно действующими органами Альянса - оба были сформированы меньше чем через год после подписания Североатлантического договора. Североатлантический совет, прежде чем принять решение об участии НАТО в любых военных действиях, проводит консультации с Военным комитетом. Поэтому ВК считается важнейшим связующим звеном между процессом принятия политических решений руководством Альянса и военной структурой блока, которая их выполняет. ВК также играет ключевую роль в разработке военной политики и доктрины НАТО в рамках дискуссий в Североатлантическом совете, Группе ядерного планирования и других руководящих органах.

Юрий Михайлов: Расскажите, пожалуйста, о перспективах военного сотрудничества между НАТО и Украиной.

Петр Павел: Если вкратце, то перспективы хорошие. Если же говорить более подробно, то есть множество областей, в которых НАТО и Украина сотрудничают. Они охватывают весь спектр деятельности Вооруженных сил. Главная цель НАТО - поддержать Украину в области обороны, помочь Украине в восстановлении Вооруженных сил, которые были бы способны и достаточно уверены для того, чтобы защитить страну. Конечно, эта способность серьезно пострадала в ходе недавних событий.

Ю.М.: Накануне на пресс-конференции с Начальником Генерального штаба Вооруженных сил Виктором Муженко Вы заявили, что Украина достигла значительных результатов в реформировании своей армии. Каких дальнейших действий в этом направлении НАТО ожидает от Украины?

Петр Павел: Украинская армия трансформируется полностью во многих областях, многими способами. Мы видим изменения в структуре, организации. Мы видим изменения в оборудовании, новое оружие, новые технологии. Мы видим изменения в процедурах. Украина заявила, что она хотела бы полностью соответствовать стандартам НАТО к 2020-му году. Для достижения такого уровня стандартизации необходимо предпринять множество мер. Не только технически, но и, в частности, в процедурах в культуре работы - как мы взаимодействуем друг с другом. Сейчас множество таких изменений находятся в стадии разработки. И я действительно положительно удивлен и испытываю глубокое уважение к работе, которую делают украинские военные, потому что они на самом деле осуществляет множество изменений в очень сложной ситуации.

Фото: www.facebook.com/1protsenko

Ю.М.: Ранее, общаясь с журналистами, Вы упоминали, что НАТО никогда не признает аннексию Крыма. Можно ли ожидать от Альянса каких-либо действий, направленных на возврат полуострова Украине?

Петр Павел: НАТО не хочет вести себя так же, как Россия. Мы не можем просто вторгнуться в Крым. Таким образом, мы должны подобрать другие инструменты. И мы считаем, что политическое, дипломатическое решение всегда лучше, чем с помощью оружия. Вот почему НАТО поддерживает все политическое и дипломатическое давление на Россию на международной арене, чтобы Россия вновь уважала международное право и нормы поведения. Но в то же время мы помогаем Украине стать сильнее и вновь обрести способность защищать себя. И продолжаем подчеркивать, что мы не признаем сложившегося положения вещей. Мы очень четко говорим, что это не решенный вопрос, а вопрос, который нам предстоит решать.

Ю.М.: Расскажите, пожалуйста, о дальнейших планах НАТО по усилению своей обороноспособности.

Петр Павел: После событий в Украине НАТО приняла в Уэльсе подход долгосрочной адаптации к решению задач в новой обстановке в области безопасности. Эта долгосрочная адаптация обеспечивается тремя определенными сильными сторонами: военной адаптацией, политической и институциональной.

Что касается военной адаптации, то НАТО рассматривает в первую очередь два основных направления: первое - это соответствующий уровень заблаговременного присутствия, а второе - готовые вмешаться войска на территории стран НАТО. Эти два элемента сдерживания следует поставить на качественно новый уровень, чтобы они представляли собой действительно сдерживающий фактор для агрессора с любого направления, будь то Россия или любой другой потенциальный агрессор. Мы просто хотим вновь подчеркнуть, что мы готовы и желаем защищать нашу территорию.

Ю.М.: Что Вы можете сказать об информационной войне? Есть ли у НАТО средства, чтобы противостоять российской пропаганде?

Петр Павел: Конечно, всегда есть средства, чтобы противостоять какой-либо деятельности. Я твердо убежден, что лучший способ, которым НАТО может противостоять российской пропаганде заключается в том, чтобы не использовать те же инструменты. Потому что, если мы опускаемся до того же уровня, отвечая на пропаганду пропагандой, - не будет доверия. Я считаю, что если правда на нашей стороне, то мы можем и должны ее использовать. И мы должны использовать ее гораздо больше. Я имею в виду факты присутствия российских солдат и оборудования в Восточной Украине.

Полагаю, что так же, как президент (России Владимир) Путин признал, с некоторым опозданием, что российские солдаты были в Крыму, наступит время, когда президент Путин или его преемник признает, что российская армия активно участвовала в конфликте на востоке Украины. Мы должны также сосредоточить внимание на правдивости нашего собственного изложения фактов для общественности, признавая даже наши недостатки и ошибки, потому что если мы попытаемся представить себя идеальными - это не будет заслуживать доверия. Конечно, Россия использует некоторые из наших ошибок в своих собственных интересах, и мы должны быть достаточно сильными, чтобы признать, что мы сделали какие-то ошибки, но мы учимся. Это создало бы намного лучшую атмосферу с точки зрения общественного восприятия, и такое изложение фактов, на мой взгляд, в конце концов получит общественную поддержку.

Фото: Макс Левин

Ю.М.: Генеральный секретарь Йенс Столтенберг после встречи Совета НАТО-Россия (20 апреля) заявил, что Альянс усиливает свое военное присутствие в странах Балтии из-за российской агрессии. Несколькими днями ранее мы наблюдали провокацию российских военных самолетов, пролетевших над американским эсминцем Donald Cook. Как НАТО будет реагировать на дальнейшие возможные провокации?

Петр Павел: Полагаю, что если бы самолеты НАТО пролетели бы столь же близко к российскому линкору, сразу бы прозвучал протест со стороны России, если не ответный огонь. Это неприемлемое поведение в отношениях между странами. Независимо от того, насколько враждебно они относятся друг к другу, таким образом вести дела нельзя. Мы не можем воспринимать этот инцидент иначе, чем провокацию, потому что такое поведение требует реакции. Я очень благодарен, что командир корабля продемонстрировал большую сдержанность и не отреагировал.

Как вы сказали, сейчас НАТО укрепляет до определенной меры свое присутствия в странах Балтии. Но мы должны понимать, что это реакция на аннексию Крыма Россией, деятельность России в Восточной Украине, риторику России относительно применения ядерного оружия и многое другое. Конечно, такое поведение, что вполне естественно, представляет собой растущую угрозу в восприятии населения стран Балтии. Поэтому они специально попросили НАТО усилить свое присутствие в странах Балтии, чтобы получить гарантии защиты в случае каких-либо агрессивных действий.

Мы постоянно подчеркиваем, что наша реакция на действия России всегда соразмерна и носит оборонительный характер. Я думаю, что у нас есть много доказательств, позволяющих доказать это, потому что, если мы сравним уровень усиления НАТО в странах Балтии с российским присутствием на другой стороне границы с точки зрения численности войск, количества и масштаба учений, уровня модернизации, - то НАТО все еще ниже этого уровня. Я хотел бы также отметить, что мы всегда готовы к прозрачному обсуждению этого военного вопроса.

Йенс Столтенберг
Фото: EPA/UPG
Йенс Столтенберг

НАТО предлагала ввести новые меры по обеспечению прозрачности, новые меры по снижению рисков, НАТО не возражает против модернизации Венского документа. Мы много раз предлагали, в том числе я лично, (Начальнику Генерального штаба Вооруженных Сил России) генералу (Валерию) Герасимову начать дискуссию относительно мер по снижению риска, которая не только бы продемонстрировала уровень военного присутствия и то, какую угрозу оно представляет для НАТО и России, но и включала бы в себя средства, направленные на уменьшение напряженности. Мы готовы к таким дискуссиям.

Ю.М.: После встречи Совета Россия-НАТО Вы сказали журналистам, что никакого практического сотрудничества между Альянсом и Россией не будет. О каком сотрудничестве в таком случае идет речь?

Петр Павел: Мы не ожидаем никакого сотрудничества, но я бы хотел уточнить этот момент. Я могу представить себе сотрудничество с Россией - например, в вопросах борьбы с терроризмом - при условии, что Россия снова начнет уважать международное право и нормы поведения. Борьба с терроризмом, меры по снижению риска - это две области, в которых я могу представить себе некое сотрудничество. При условии взаимного уважения и взаимного доверия. Но на данный момент Россия демонстрирует, что не готова соблюдать международные нормы, что она искажает факты, искажая реальность, а в таких условиях очень трудно обсуждать какие-либо меры по обеспечению прозрачности, когда одна сторона ничего не скрывает, а с другой стороны - только обман. Сначала мы должны восстановить некоторое доверие, а доверие может основываться только на соблюдении правил.

Юрий МихайловЮрий Михайлов, Журналист отдела "Мир"
Читайте главные новости LB.ua в социальных сетях Facebook и Twitter