ГлавнаяМир

Франция: возврат к забытым ценностям?

Франция требует от политиков возвращения к ценностям, которые, как считалось, были окончательно похоронены вследствие социальных волнений 1968 года.

Фото: EPA/UPG

Дело Каюзака "Изменения сейчас"

Используя этот слоган для своей избирательной кампании, Франсуа Олланд наверняка не мог себе представить насколько его лозунг однажды может обернуться против него, причем настолько быстро. Сегодня, когда рейтинги президента Франции находятся в «свободном падении», он навлек на себя гнев общества не только из-за воплощения в жизнь некоторых обещаний, данных во время избирательной кампании, но также из-за действий своих соратников.

Недавний скандал по «делу Каюзака» поверг весь политический истеблишмент Франции в состояние шока. Делегированный министр по бюджетным вопросам правительства Жана-Марка Эйроб Жером Каюзак ушел в отставку со своего поста 19 марта этого года после обвинений в финансовых махинациях, опубликованных в конце 2012 года изданием Mediapart.fr. 2 апреля 2012 года он даже признал частично факты, изложенные журналистами. Жером Каюзак отвечал за государственный бюджет, и что его коньком была программа сокращения расходов. Как оказалось, он не только неоднократно лгал журналистам, он также лгал депутатам в Национальной ассамблее Франции.

Рейтинг Президента Франции Франсуа Олланда упал до рекордного минимума. Деятельность Олланда поддерживают только 25% граждан страны.Это самый низкий уровень поддержки за всю историю Пятой республики (современной Франции) начиная с 4 октября 1958 года. При этом рост негативный оценок работы Олланда также обновил исторический рекорд, достигнув 74%.— Доклад института Ifop

Как и следовало ожидать, со всех сторон ежедневно полились обвинения в адрес президента, его премьер-министра, его правительства и Социалистической партии. Естественно, депутаты правого толка быстрее других обрушились с критикой на «моральные и правильные» левые силы, которые утверждали, что стремятся покончить с «развязанным и хвастливым» стилем президента Николя Саркози. С явным удовольствием они не упускают случая напомнить, что в самый разгар президентской кампании кандидат Франсуа Олланд во всю глотку кричал, что у него только один враг – мир финансов.

Фото: EPA/UPG

Сенсационная новость от Mediapart породила массу зависти со стороны их коллег в редакциях страны, и они отправились на охоту на мошенников и махинаторов. Каждый день, а то и каждую минуту, благодаря информационным телеканалам, всплывают новые аферы, провоцируя беспрецедентный ураган паники среди французских политиков.

Именно в таком, по крайней мере, взрывоопасном контексте всплыл и с удивительной настойчивостью стал частью повестки дня почти забытый термин «мораль». Даже в разгар скандала с Домиником Стросс-Каном тех , что апеллировал к этому понятию , было мало . Действительно, никого ни на секунду не смущало то, что такой влиятельный человек как Доминик Стросс-Кан мог регулярно поддерживать внебрачные отношения; против такой фигуры могло сработать разве что обвинение в попытке изнасилования, то есть, в уголовном преступлении. Но времена сменились, и термины «мораль» или «моральное воспитание» теперь без устали произносятся во французском обществе, появляются в заголовках газет и даже слетают с уст нашего политического руководства.

Дело Каюзака без сомнения внесло свою лепту в то, чтобы вскрыть некоторые тенденции французского общества, к которым наши политики, похоже, не были готовы. Но это дело оказалось не единственным – это удивительное стремление тут же вернуться к более традиционным ценностям также проявилось на фоне принятия Сенатом 9 апреля статьи об однополых браках.

Семейные добродетели

С момента прихода на пост президента Франсуа Олланда темы морали, брака или безопасности все больше и больше упоминаются среди основных поводов для беспокойства гражданского общества, а также в высказываниях французских политиков. Долго считаемые «устаревшими» или «ретроградными», эти ценности теперь возвращаются с удивительной и интригующей силой.

После того, как Николя Саркози, ставший первым президентом, который развелся и вновь женился во время своего президентского срока, Франсуа Олланд также решил не отставать, и ввел свои новшества в понятие «президентская чета». Так и не будучи никогда женатым, этот отец многочисленного семейства (четверо детей от его связи с Сеголен Руаяль) решил продолжать жить внебрачным союзом со своей подругой Валерии Триервейлер. Парадокс – одна из особенностей французов: именно этот президент решил учредить «брак для всех», то есть, обеспечить узаконенные браки для гомосексуальных пар. Реализуя одно из основных программных обещаний кампании, новый президент, возможно, не отдавал себе отчет в том, каков будет масштаб волны протестов, которую оно поднимет во французском обществе.

Фото: EPA/UPG

Внедряя в жизнь Гражданский пакт солидарности (Pacte Civil de Solidarit é – PACS) начиная с 1999 года, правительство социалистов под руководством Лионеля Жоспена вводило Францию в немногочисленный клуб стран, разрешающих гомосексуалистам заключать союзы перед законом. Начиная со вторника 23 апреля, то есть, четырнадцать лет спустя, однополым парам стал доступен институт супружества со всеми своими атрибутами, включая усыновление и рождение детей. Какая диковинная сила толкает сегодня гомосексуальное сообщество – приверженцев этой ориентации, активных сторонников свободной любви, обличители нравов и обычаев – к тому, чтобы стремиться к такому институту конформизма как брак?

Их оппоненты апеллируют к святости семьи и напоминают тем, кто об этом забыл, что дети – это плоды любви между мужчиной и женщиной. Тем не менее, несмотря на то, что истории этой несколько десятков лет, эти же протестующие так и не могут сказать ничего нового по поводу того, что десятки тысяч французских детей выросли в семьях с одним родителем. И следует отметить, на многих из них распространяется подобная ситуация. Итак, как по волшебству, и защитники, и противники гомосексуальных союзов, похоже, вдруг стали ярыми поклонниками старой модели брака, а также добродетелей традиционных семей!

Порядок и безопасность

Начиная с 80х годов, пригороды французских городов несколько раз становились театром жестоких столкновений между силами правопорядка и жителями этих больших дегуманизированных поселений. Будучи местами высокой концентрации иммигрантского населения, молодежи и безработных, эти районы часто описываются в национальных, и тем более, интернациональных СМИ, как зоны без права, контролируемые бандами наркоманов и мафиози, если не хуже, когда речь заходит о батальонах исламских террористов… Если правда – то, что в пригородах проблемы сосредоточены намного больше, чем по всей остальной Франции, не менее справедливым будет сказать, что ситуация там не такая уж отчаянная, как ее описывают партии правого и крайне правого толка.

По традиции, правопорядок и безопасность всегда были тематикой, чуждой левым образованиям, для которых панацеей от всего были «дружба между народами». В 2007 году министр внутренних дел Николя Саркози был избран президентом во многом благодаря разжиганию страстей и игре на страхах французов. С недавних пор, похоже, народ и левые политические образования, наконец, усвоили урок. Действительно, в течение десятилетий последние не только были зациклены на стерильной стратегии избегания этой проблемы, но также они охотно набрасывались с разоблачениями на тех, кто высказывал свою озабоченность по поводу вопросов безопасности во Франции.

Фото: EPA/UPG

Притом, что приходится им несладко, табу не вечны, ярким подтверждением чему является громкая история назначения министром внутренних дел Манюэля Вальса в 2012 году. Бесспорно, этот активный либерал, давний друг Доминика Стросс-Кана и криминолога Ален Бауэра, находится на правом фланге лагеря социалистов. На самом деле, он даже очень нравится членам партии UMP , которые критикуют его политику обеспечения безопасности только по форме. Новость заключается в том, что Манюэль Вальс – это «левый» политик, проводящий политику «правых», и при этом явно является министром внутренних дел, действия которого крайне высоко оценивают все французы. Благодаря ему и через него сторонники левой идеологии смогли осуществить свой каминг аут на темах правопорядка и безопасности.

Победное возвращение или приступ лихорадки?

Нарастающее распространение моральных ценностей, семейных нравов и потребности в безопасности в обществе и в политике невозможно пояснить, если не говорить о нынешнем экономическом контексте. В период кризиса люди всегда склонны покупаться на спасительные ценности – это успокаивает. В 2014 году, во время предстоящих муниципальных выборов, по всей видимости, в политической иерархии Франции значительное повышение получат крайне левые и крайне правые партии. Следовательно, популярности в остальном обществе наберут новые тематики, забытые или «застолбленные» только за данными партиями. Для Национального фронта Марин Ле Пен французская и христианская идентичность в противовес Европейскому Союзу и исламу будет главной плодоносной темой в данном процессе. Официальный и реальный враг финансовых рынков, Левый фронт Жана-Люка Меланшона будет, в свою очередь продвигать ценности труда и активной позиции.

Тем не менее, поскольку ни один кризис не бывает вечным, можно с полной уверенностью утверждать, что как только экономическая ситуация стабилизируется, трансформации в обществе вновь наберут быстрые обороты. Что же тогда будет с моралью, семьей, нацией или трудом? Этот вопрос можно будет адресовать только гадалкам. К нашему большому сожалению, Министр внутренних дел не предпринимает никаких мер, чтобы выдворить их всех с территории страны …

Шарль КешкекянШарль Кешкекян, специально для Lb.ua, Ницца, Франция
Читайте главные новости LB.ua в социальных сетях Facebook и Twitter