ГлавнаяМир

Ту-154 погубило молчание

Никто не приказывал пилотам польского правительственного самолета Ту-154 садиться в тумане.

Но и никто не сказал им, что делать вместо этого, пишет немецкое издание Frankfurter Allgemeine Zeitung

Пять человек в кабине пилотов, 24 секунды перед крушением: капитан, второй пилот, штурман, бортмеханик и некто пятый, проходящий по документам как «аноним». Именно он называет в эту секунду границу, которую пересекать нельзя: «100 метров». Этот голос фиксирует высоту президентского лайнера Polish Airforce 101, разбившегося через несколько секунд под Смоленском, говорится в статье.

Где-то на 23-й секунде расшифрованной стенограммы, продолжает издание, в кабине происходят несколько вещей одновременно: навигатор подтверждает данные, раздается сигнал системы безопасности, который теперь не затихнет вплоть до столкновения с землей. «Pull up! Pull up!» - повторяет речевой информатор.

Видимость, сообщают российские диспетчеры, составляет 400 метров, менее половины минимального значения, допустимого для посадки. «И тем не менее, команда принимает решение - об этом свидетельствуют расшифрованные данные бортовых самописцев - садиться при условии следования инструкциям с земли, если на высоте 100 метров обзора будет недостаточно», - отмечает издание.

Однако, продолжает автор, вероятно, пилоты проигнорировали и замечания с земли: после 100-метровой границы самолет продолжил снижение. Команда от второго пилота «Уходим» прозвучала слишком поздно. В последние секунды перед столкновением в кабине царит хаос, сквозь который доносятся сигналы системы оповещения, предупреждение диспетчера, а затем шум от столкновения с лесным массивом. Последним звуком, зафиксированным бортовым самописцем, стал крик того самого «анонима» - это ругательное слово, типичное для польских казарм и автовокзалов, пишет издание.

Многое остается непонятным в этой попытке приземлиться, констатирует газета. Сейчас курсирует множество теорий, к ним прибавятся и другие, когда будут расшифрованы технические данные.

«Однако опубликованная стенограмма разговоров в кабине пилота не пролила свет на одну из важнейших загадок этой катастрофы. После крушения ходили слухи, что на пилотов оказывал давление сам президент Лех Качиньский. Ни для кого не секрет, как ему было важно вовремя приземлиться в Смоленске, чтобы успеть попасть на мероприятия, посвященные памяти убитых по приказу Сталина в 1940 году поляков. Появление там должно было укрепить его позиции на выборах», - пишет автор публикации. Но расшифровка записей эту версию не подтверждает.

«Ключевой в последние минуты перед крушением становится фраза: «Пока нет решения», - отмечает немецкий обозреватель. Сначала колеблется президент, о чем пилотам сообщает (предположительно) директор диппротокола польского МИДа, а затем, видимо, не может принять решение и оказавшийся в кабине пилотов «аноним», личность которого установлена - это главком ВВС Польши генерал Анджей Бласик.

«Бласик, опытный пилот, должен был понимать, что слепой полет Ту-154 противоречит всем правилам, но бортовые самописцы не зафиксировали ни одной реплики этого самого высокопоставленного начальника для пилотов-офицеров, с указанием прекратить опасный маневр», - подчеркивает издание.