ГлавнаяМир

Союз безразличных

Верховный представитель ЕС по вопросам внешней политики и политики безопасности Кэтрин Эштон заявила, что для дальнейшего развития отношений с Украиной нужно дождаться результатов президентских выборов. Нужно посмотреть, в какую сторону поведет Украину новый глава государства, нужно понять, какими будут российско-украинские отношения. Словом – спешить не следует.

Это заявление баронессы Эштон может выглядеть исключительно протокольным. Если только не вспомнить, что сразу же после своего назначения на высокий пост в новой структуре Евросоюза леди Эштон уклонилась от участия в саммите Украина – ЕС. У нее нашлись более важные дела. Я не сомневаюсь, что баронесса не кривила душой, что дел действительно было немало. Но что-то же должно было произойти, чтобы Украина медленно и печально переместилась из важных дел в неважные? Чтобы наступило даже не европейское разочарование, а европейское безразличие?

Ожидание итогов президентских выборов – скорее только повод для того, чтобы откладывать на будущее саму стратегию сотрудничества с одной из самых больших стран востока Европы. Потому что после выборов главы государства, по сути, может измениться немногое. Месяцы уйдут на формирование нового правительства. Процесс этот может завершиться внеочередными парламентскими выборами. Эти внеочередные выборы отнюдь не гарантируют взаимопонимания президента страны и нового большинства. Словом, окончания хаоса как такового не предвидится. Европейцы же ожидают именно окончания хаоса. Или хотя бы формирования консолидированной внешнеполитической позиции украинской элиты. Пожалуй, для Европы это даже важнее украинского хаоса. Во многих центральноевропейских странах, присоединившихся к НАТО и Евросоюзу, была на первых порах не менее хаотичная политическая жизнь. Противоборствующие лагери обвиняли друг друга в коррупции, преступлениях, нежелании проводить реформы. Уровень безответственности власти зашкаливал – уже после присоединения Болгарии к Европейскому Союзу Брюссель фактически заставил правительство этой страны сменить одиозного министра внутренних дел… И, тем не менее, в одном элиты были едины – в необходимости европейской интеграции своих стран. Как вести переговоры со страной, в которой одна часть политического лагеря убеждена в необходимости форсированного присоединения к НАТО, другая тактично молчит, а третья считает блок агрессивным и мешающим строительству тесных отношений с Кремлем? Как вести переговоры со страной, в которой одна часть политического лагеря хочет присоединения к ЕС, а другая убеждена в евразийской перспективе? Как вести переговоры со страной, в которой одна часть населения уверена в том, что будущее страны на Западе, а другая все еще ощущает себя в Советском Союзе? И, наконец, как договариваться со страной, в которой ни та, ни другая часть населения не делает никаких шагов по воплощению своих намерений в жизнь?

Именно поэтому Европейский Союз может разве что ограничиваться декларациями о том, что Украина для него важна, и проводить бесконечные переговоры по техническим вопросам, которые интересны скорее Брюсселю, чем Киеву. И ожидать тут значительного изменения позиций не следует. Можно сколь угодно долго возмущаться чванством Европы, но чтобы ее настроения изменились коренным образом, Украине необходимы всего три вещи – стабилизация, консолидация и практические шаги навстречу ЕС. Кстати, для тех, кто все еще мечтает об интеграции с Россией, доверительно сообщу, хотя и считаю эту интеграцию еще большей утопией, чем взаимоотношения с ЕС: для успешного диалога с Кремлем нужно то же самое – стабилизация, консолидация и практические шаги. Ни Брюссель, ни Москва не могут этого добиться самостоятельными усилиями. Все это можно обеспечить исключительно внутри Украины.