ГлавнаяМир

Швейцарское табу на минареты

Граждане Швейцарии – европейской страны прямой демократии – на референдуме 29 ноября высказались против строительства минаретов. Это обострило споры о том, есть ли для мусульманской Турции место в объединенной Европе и каково оно, лицо современного европейца.

Швейцарское табу на минареты
Фото: sunhome.ru

Инициатором проведения референдума считают Швейцарскую народную партию, известную своими консервативными и националистическими настроениями. Опросы социологов накануне плебисцита показывали, что «за» проголосует около 37%. Результаты оказались неожиданными и шокировали европейское общественное мнение: 57,5% граждан Швейцарии сказали нет строительству минаретов. Всего четыре швейцарских кантона проголосовали «за». Среди них – Женева, Во, Невшатель и город Базель. Одни говорят, что эти результаты – «смесь страха и фрустраций граждан страны в кризисное время». Другие напоминают о том, что еще в 1970 году в Швейцарии насчитывалось 16 тыс. мусульман, а сегодня их – уже около 400 тыс.

Угроза безопасности

Министр иностранных дел Швейцарии Мишлин Калми-Рей говорит, что итог референдума – угроза безопасности страны: «Любая атака на сосуществование различных культур также затрагивает нашу безопасность, одни провокации могут стать причиной других провокаций, и все это будет способствовать росту экстремизма».

В целом, в сегодняшней Европе живут около 15 млн. мусульман. Это не так уж много, если сравнивать с населением всего континента. История отношений Европы и исламского мира началась еще в VII веке и продолжается до наших дней. Прежние войны, поражения, победы теперь стали памятниками истории и архитектуры. Туристы охотно едут, чтобы на них посмотреть, и реагируют восторженно.

На последнем референдуме в Швейцарии речь шла о другом. Результаты голосования, как в капле воды, отразили общие настроения людей. Настроения, о которых, быть может, не стоит говорить вслух. Неполиткорректно. Кстати, телефонный опрос телезрителей в Германии, где тоже немало мусульман (в Берлине – едва ли не каждый третий), показал, что настроения немецкого и швейцарского бюргеров совпадают. Половина опрошенных оказалась солидарна с волеизъявлением швейцарцев.

Кстати сказать, в 2008 году при строительстве мечети с двумя 55-метровыми минаретами в немецком Кельне происходили бурные демонстрации «сторонников» и «противников» этой стройки. Страсти улеглись только тогда, когда городской совет вынес соломоново решение: минареты мечети не должны быть выше Кельнского собора.

Турция в гневе

Конечно, политкорректный европейский истеблишмент был в шоке от результатов референдума в Швейцарии. Тем более что из Турции и других мусульманских стран не замедлила появиться реакция: турецкий премьер-министр Реджеп Эрдоган присоединился к международному хору критиков швейцарского запрета на минареты.

Президент Турции Абдулла Гюль раскритиковал итоги швейцарского референдума: результаты голосования – это «позор» для народа Швейцарии, а проведенный в этой стране референдум показывает, как широко исламофобия распространилась в западном мире.

Турция, как известно, является членом НАТО, играет важную роль на Ближнем Востоке и давно стучит в двери Европейского Союза. Переговоры продолжаются – но радужных перспектив в смысле быстрого вхождения в Евросоюз Турции никто не обещает. Во-первых, не все необходимые для этого реформы проведены, во-вторых, многие страны-члены ЕС не готовы к подобному решению.

Польша еще задолго до подписания Лиссабонского договора наставала на включении в него пункта о религии – разумеется, о христианском вероисповедании в Европе. Этот пункт так и не попал в договор, и поляки без этого его в итоге подписали. Но осадок остался.

Против вступления Турции активно выступали немецкие Христианские демократы, баварские Христианские социалисты и французы, позже изменившие свою позицию (ведь в стране около 7 млн. мусульман из стран Магриба – Алжира, Туниса, Марокко).

В свою очередь, премьер Турции Эрдоган, который называет себя сторонником светского правления, не раз говорил о том, что Евросоюз – не христианский клуб. Так или иначе, у Турции пока немного шансов стать членом ЕС, по крайней мере, до 2020 года, пишут аналитики. Переговоры, тем не менее, идут и дальше.

Диалектика бюргера

Ну, а как же бюргер? С одной стороны, ему, благополучному европейскому бюргеру, до лампочки все эти споры и референдумы. Мусульмане, как и другие чужие, ему не нравятся. «Эти турки и русские – такие шумные, они плюют на улице, и сигаретный окурок бросают не в урну, а где попало...» Но кто же тогда стал бы отстраивать разрушенный войной Берлин и другие немецкие города, если не приглашенные для этой цели турки?

Кто сегодня будет мыть по ночам метро, убирать мусор в городах и т.д., то есть делать ту работу, которую он, бюргер, выполнять не хочет и не станет? Где он купит свежайшие овощи и фрукты – ведь у турков они не такие дорогие, да и по вкусу лучше? «Да, придется время от времени мириться с тем, что они слишком громкие, что слушают музыку, которая не нравится, что они не ТАКИЕ, как мы... Я, бюргер, наверное, и арабов не хотел бы, и других ЧУЖИХ. Но что поделаешь с тем, что уже давно в самых дорогих магазинах крупных европейских городов покупатели – арабы или эти внезапно разбогатевшие русские, украинцы, казахи...» Примерно так рассуждает бюргер.

Один мой приятель, немец, владелец аптеки, женатый, кстати, на турчанке и не чуждый разговорам о политике, говорит: «Летом всегда бОльшая выручка, спасибо арабам и русским» (русские и по сей день для них все, кто из бывшего СССР, будь-то украинцы, белорусы, армяне, грузины, казахи или россияне).

Швейцарцы разделились: акция в поддержку минаретов на центральной площади Женевы

Фото: EPA/UPG

Другое лицо Европы

Специалисты по демографии в Европе бьют тревогу из-за того, что население континента стареет. Несмотря на высокую продолжительность жизни, рождаемость не покрывает, как выражаются специалисты, потребность в воспроизводстве. Если так будет и дальше, то через лет 10 на трех пенсионеров в Германии, например, будет приходиться лишь один работающий. А это значит, что европейскую систему социальной защиты некому будет обеспечивать, что в Германии, что во Франции.

Семьи с четырьмя детьми в большинстве стран Европы – редкость. Так что социологи вынуждены признать, что многодетные мусульманские семьи, отчасти, залог спокойной старости того же европейского бюргера. Ведь эти самые дети мусульманского происхождения, когда пойдут работать, станут платить налоги, которые необходимы для поддержания пенсионеров-стариков.

Не думаю, что прав Сэмюэль Хантингтон, автор книги «Конфликт цивилизаций». В нынешнем глобализованном мире это едва ли возможно. Но где же ключ к примирению? В интеграции, утверждает Ада Марра, член Социал-демократической партии Швейцарии. Она призывает Народную партию страны, наконец, взять на себя ответственность: «Эта партия положила начало дебатам, но так ничего и не предложила».

Сегодня о необходимости улучшить, ускорить интеграцию живущих в Европе мусульман и других эмигрантов говорят все европейские политики. Конечно, уже есть замечательно интегрированные в обществе потомки первых мусульманских эмигрантов: телевизионные ведущие, актеры, обладатель приза Каннского кинофестиваля режиссер Фатих Акин, председатель Немецких зеленых Цем Оздемир и другие.

Духовный лидер европейских мусульман, философ, писатель Тарик Рамадан призывает своих братьев по вере не замыкаться в гетто: «Я – европеец, но я мусульманин. Культура и религия не обязательно тождественны».

Совсем недавно с приятелями из Праги я зашла в знаменитую мюнхенскую пивную – Hofbräuhaus. Они были очень удивлены тем, что увидели. На маленькой сцене днем играл духовой оркестр, в основном, марши, все музыканты – в национальных костюмах. Мы присели к столу. Официант оказался родом из Азии, с Филиппин. Одна из официанток, в баварской одежде, – из Боснии, убежала во время войны. Сидя за столом, мы могли немного видеть и кухню. Шеф-повар смены, судя по цвету кожи, был явно африканского происхождения.

Страна референдумов

Швейцарские референдумы зародились в кантонах – местных административных областях, похожих на украинские, но с более широкими полномочиями. В Конституции страны определено, что «высшей законодательной властью» в Швейцарской Конфедерации обладает народ, выражающий свою волю посредством всенародных голосований-референдумов. Отсюда берет начало прямая демократия.

На референдумы выносятся предложения по изменению и дополнению Конституции, принятые парламентом законы, а также международные договоры и соглашения, заключенные правительством, и другие важные вопросы. Как правило, швейцарцы голосуют четыре раза в году (в одно из воскресений марта, июня, сентября и декабря).

Первый общенациональный референдум в Швейцарии состоялся в начале XIX века. С тех пор к нему прибегали более 200 раз. В последнее десятилетие стали популярны референдумы по Интернету, имеющие такую же силу, как и традиционное голосование.

ЛБ Цифра: Из 7,7 млн. населения страны 400 тыс. – мусульмане, в основном турки и косовары, выходцы из балканских стран. На них приходится 150 мечетей, из которых только 4 – с минаретами.