ГлавнаяСпорт

Брынзак: Сестрам Семеренко будет по 40, но они будут вести себя так же. Характер такой

Президент Федерации биатлона (ФБУ) в беседе с lb.ua дал оценку выступлению сборной на чемпионате мира в Ханты-Мансийске, объяснил, чем Нойнер отличается от сестер Семеренко, назвал бюджет федерации и заверил, что неликвидные зимние виды спорта нужно замораживать. Владимир Брынзак также поведал свою версию переезда в Беларусь лучшей украинской биатлонистки всех времен Елены Зубриловой.

Брынзак: Сестрам Семеренко будет по 40, но они будут вести себя так же. Характер такой

«На 80% стартов лыжи ехали хорошо. Никто не станет устраивать скандал, если раз-два они работали не так, как хотелось бы»

Наша сборная в России завоевала сразу три медали, при этом с 2002 года мы не выигрываем золотых наград, после 2003-го нам не удается подняться выше третьего места в личных гонках. Можно ли в таком случае говорить, что команда в Ханты-Мансийске совершила прорыв?

В биатлоне большая конкуренция, и какие у нас есть предпосылки для завоевания золотых наград? Разве у нас есть современные биатлонные комплексы, или выстроена система детского спорта, или обеспечение - на уровне команд, которые завоевывают «золото»? Слава богу, что мы хоть такие медали выиграли при наших условиях. Поэтому я не считаю, что есть какая-то проблема. Мы не ставим задачу завоевать много золотых медалей. Хотим показывать хорошие результаты и быть достойной командой. Это не так плохо - завоевать серебряную и бронзовые награды чемпионата мира, особенно на фоне остальных украинских сборных в зимних видах спорта.

Вита Семеренко после «бронзы» в индивидуальной гонке рассказала, как ей тяжело стрелялось с осознанием того, что она претендует на медаль. У ее сестры Вали те же проблемы. А ведь они - уже опытные спортсменки, обоим по 25 лет.

Это никак не связано с возрастом. Им будет по сорок лет, но они будут точно так же себя вести. Это склад характера такой.

То есть, они не превратятся в Хвостенко, которая на стрельбище - само спокойствие?

Нет, никогда. Есть холерики, есть сангвиники. Вот Пидгрушна - это Хвостенко, а сестры Семеренко - это эмоции. Мы их в эстафете специально поставили на первые этапы, чтобы они не понимали, какими мы в итоге будем. И обе хорошо отработали. А вот если бы на кону стояла медаль, вот тут они могли бы «посыпаться». Они пока еще не устойчивы к контактной борьбе, не могут отключить эмоции и проехать гонку, как на тренировке. Будем надеяться, что это будет меняться, но я не думаю, что эти проблемы когда-нибудь вообще исчезнут.

Сестры Семеренко
Фото: isport.ua
Сестры Семеренко

Но ведь сейчас в сборной есть психолог. Он может помочь.

Наши ребята сразу стали с ним общаться. И, мне кажется, это помогло им в выступлениях. А сестры Семеренко вообще не верили в это, не подпускали его к себе. Только сейчас нашлись точки соприкосновения. Это все склад характера. Чем отличается Нойнер от Вали и Виты: она живет полноценно, не зациклена только на биатлоне, поэтому легко переносит и неудачи, и триумфы. Она раскрепощенная. А девчонки настраивают себя на победу, и это им мешает.

Наши тренеры перед чемпионатом мира немножко перестраховывались на случай неудачи: рассказывали, как сильно и часто болели украинские биатлонисты. Но болеют все. Та же Нойнер по этой причине не выступала на двух этапах Кубка мира. Отчего же только для нас болезни - такая большая проблема?

Это не проблема, но болячки действительно выбили наших спортсменов из колеи. К тому же, медицинское обеспечение немецкой сборной и нашей, наверное, немножко отличаются. Их отправляют в специальные центры, где есть суперсовременные лаборатории, быстро определяют, чего организму не хватает. А наш доктор занимается ручной работой: горячий чай, мед.

Футболистам, чтобы они не болели, делают прививки. В биатлоне такое не практикуется?

Ребят мы прививали, девочек - нет. Врач отказался, сказал: я рядом, все будет нормально. Потом он на месяц сам заболел, и девчонки начали «сыпаться». Кстати, перед прошлым сезоном им сделали прививки, и на них это очень плохо повлияло. Тут не угадаешь. Когда спортсмен соревнуется на таком уровне, у него очень ослаблен иммунитет, и любое вмешательство может повлиять негативно.

Магдалена Нойнер после победы в эстафете призналась, что ее лыжи на спусках скользили лучше, чем у Хвостенко. При этом наши девчонки после каждой гонки нахваливают сервисменов. Они или что-то не понимают, или «на всякий случай» всех благодарят.

Нужно учитывать, что на 80% стартов лыжи ехали хорошо. Естественно, никто не станет устраивать скандал, если раз-два они работали не так, как хотелось бы. Медали-то есть. Это же коллектив, и между собой устраивать разборки было бы неправильно. Работа сервисмена - каждодневная импровизация. Это как и в случае, когда две хозяйки варят борщ, используя одни и те же продукты, но вкус у них получается разный. Да, мы видели, что в эстафете проигрывали на спусках, но главное, что все получилось.

«У нас тупика нет, мы идем правильным путем»

Президент Союза биатлонистов России Михаил Прохоров рассказал, что российских спортсменов готовили по устаревшим методикам. А мы не отстаем, и будет ли у нас какая-то «методическая» революция?

Мы не отстаем, и революция нам не нужна. Нам нужно, чтобы никто не вмешивался в работу команды извне и чтобы внутри сборной был дружный коллектив. Это то, из-за чего страдает Россия: у них не по спортивному принципу биатлонисты попадают и в команду, и на дистанцию. И стиль работы руководства немножко авторитарный, и тем более - непрофессиональный. Поэтому тренеры были несвободны в своих действиях, приходилось подстраиваться под решения главных тренеров, а еще и выше бывало. Им помешало это, а не плохие методики. Не надо шарахаться, нужно было делать то, что годами делалось. Нужна была системная работа.

Прохоров также говорил, что можно было еще несколько лет двигаться по старому пути, периодически брать медали, но это все равно была бы дорога в никуда, в тупик. Наша сборная не движется в тупик?

У нас тупика нет, мы идем правильным путем. Нам бы резерву больше внимания уделять, чтобы смена поколений была плавной; чтобы молодые спортсмены могли готовиться в тех же условиях, что и взрослые. Вот тут есть проблема: нехватка патронов, оружие старое.

Вы можете назвать общий бюджет федерации - государственные деньги плюс спонсорские?

Цифры не буду называть, но небюджетных средств где-то 30%.

Мы сильно уступаем шведам, немцам, россиянам?

В разы. Даже у белорусов бюджет где-то в два раза больше, как минимум.

(В это время к разговору подключился исполнительный директор Федерации Роман Бондарук, сказавший, что финансирование норвежской команды составляет около 6 млн. евро за сезон. Реакция Брынзака: «Это, получается, раз в десять больше, чем у нас»).

«У норвежцев есть санная трасса, но нет санного спорта. А у нас обязательно должен быть санный спорт. Притом что трассы нет»

Совсем недавно государство оставило половину зимних видов спорта без денег. Вроде бы - до сентября. А приоритетным видам всего лишь урезали финансирование. По-моему, впервые идею о «приоритетности» высказал нардеп-регионал Виктор Корж. Случилось это год назад после провала в олимпийском Ванкувере. Можете озвучить свою позицию в этом вопросе? И чтоб других не обидеть, и чтобы…

Моя позиция однозначна, а обижать или не обижать - это такое. Представьте, что у меня есть производство, и я делаю некачественный, никому не нужный продукт. Его никто не покупает, а я его все делаю и делаю. На склад. Какой в этом смысл? Так сегодня и происходит. Есть виды спорта, в которых у нас не было ни традиций, ни результатов, или они уже забыты и в ближайшее десятилетие не вернутся. Я считаю, что в таких видах не надо делать штатные сборные команды, не надо посылать их на этапы Кубка мира и тренировать за границей. Это бесполезно. Тем более там возрастные спортсмены, которые годами ничего не показывают. Давайте проводить в этих видах первенство, чемпионат страны. Если появится индивидуально сильный спортсмен - создавать для него условия. А сэкономленные деньги отдадим приоритетным видам спорта.

У нас в биатлоне есть резерв - девочки, которые выигрывают медали первенства мира, но они обеспечены где-то на 20% от необходимого. А ведь они могли бы вырасти во вторую Нойнер. Мое мнение таково: нужно концентрировать внимание на тех видах, где ведется системная работа. В той же Норвегии всего семь приоритетных видов спорта. И таких стран немало. У норвежцев есть санная трасса, но нет санного спорта. А у нас обязательно должен быть санный спорт. Притом что трассы нет. То же самое - прыжки с трамплина, двоеборье. Горные лыжи - не наш вид. Даже Россия ничего с ним поделать не может - уже и тренеров иностранных брали, и деньги вливали.

Руководство страны хочет провести в Украине Зимнюю Олимпиаду-2022. Для вас сейчас весьма удачное время, чтобы выбить для биатлона усиленное финансирование.

В апреле все зимние виды спорта будут отчитываться о проделанной работе. Естественно, я буду выступать, говорить. Просить я никого не собираюсь, но если логика есть, то они должны понимать… К слову, в следующем году будут детские Олимпийские Игры, и я не уверен, что туда от Украины поедет больше 12 человек. Потому что, кроме четырех биатлонистов, лицензии больше никто не получил. Вот это показатель. Взять юниорские первенства мира: раньше хоть в фигурном катании что-то было, а сейчас вообще нигде ничего. Тоска.

«Я Зубрилову не выгонял. Я же не враг сам себе»

Пока вы будете президентом ФБУ, Елена Зубрилова в сборную не вернется?

А причем здесь я? Я что - ее выгонял? Она сама пошла туда, где ей лучше, где ей больше платили. И до сих пор там находится. Я же ее не выгонял.

Но вы и назад не зовете.

А чего я должен звать? Разве у нас плохие тренеры работают?

Елена Зубрилова
Фото: segodnya.ua
Елена Зубрилова

Легенда украинского биатлона…

Мы ее пригласили на 45-летие ФБУ, уважили, дали призы. Но это не значит, что мы должны всех звать в сборную. Мы же не пригласили Водопьянову, еще кого-то. У нас нормальные отношения, но разве она такой большой специалист и тренер? Она еще себя не показала с этой стороны. У нас есть Петрова, которая сейчас тренирует, другие тренеры. Просить кого-то… Тем более она уходила не очень правильно, говорила, что ей патроны здесь не покупают. Почему-то Петровой, которая осталась, все покупали. Это просто было оправдание своего с мужем-тренером отъезда туда, где были предложены лучшие условия. Ему (Роману Зубрилову. - lb.ua) сказали: «Будешь с ней - мы тебя возьмем на работу». А говорить, что ей здесь условий не создавали - это абсолютная неправда.

(Здесь к беседе снова подключился Роман Бондарук, который, как и Зубрилова, покинул сборную после провала на ОИ-2002 в Солт-Лэйк-Сити, но вернулся в прошлом году).

Роман Бондарук: Она трудится в Беларуси в Министерстве спорта как административный работник. Она не тренер. Год помогала молодежи, а сейчас ездит с юниорами в качестве руководителя делегации. Возможно, дает какие-то консультации детям или их тренерам. А с национальными командами она никогда не работала. Поэтому, на какую должность ее приглашать? В любом случае, человек сначала сам должен изъявить желание.

Владимир Брынзак: Елена после Олимпиады еще успела чемпионкой мира стать. Масс-старт не был в олимпийской программе, поэтому на последнем этапе Кубка Мира в Осло он проводился в ранге гонки чемпионата мира. Она выиграла, и все было нормально. Но потом их переманила Беларусь. Они собрались и тихонечко уехали. Даже ко мне не подходили ни по одному вопросу. Вот так было. Я же не враг сам себе - выгонять такого человека. Но я никого не держу и просить, на колени падать не буду. Сказал: «Езжай, нет проблем». Петрова осталась и выступала лучше, чем Зубрилова. Ту же Европу выиграла у Зубриловой в Минске. Я не претендую на истину в последней инстанции, но есть факты, и есть логика.

Роман Бондарук: Зубрилова в жизни никуда бы не уехала сама. Она здесь родилась, выступала. Конечно, погнались немножко за благами: ей там квартиру пообещали.

Владимир Брынзак: Лукашенко ее лично на даче принял, переговорил с ней. А у нас министр не захотел общаться.

Роман Бондарук: Она с президентом страны куда-то ездила на горные лыжи кататься, ее включили в делегацию. Такая личность для Беларуси нужна была. Потому что белорусы хотели показать, что у них все отлично. Они же тогда массово скупали биатлонистов. Из России сколько спортсменов переехало. Даже взять сегодняшнюю команду: там, наверное, 70% - не белорусы. Домрачева из Ханты-Мансийска, Писареву вот пару лет назад взяли. Они хотели поднять свой спорт. А президент Беларуси возглавлял и возглавляет местный олимпийский комитет. И он дал «добро» на переезд Лены.

Евгений Швец Евгений Швец , журналист
Читайте главные новости LB.ua в социальных сетях Facebook и Twitter