ГлавнаяОбществоЖизнь

Город на Днепре: цена декоммунизации

Переулок Скаутский вместо Пионерского, улица Нестора Махно вместо Совхозной, Шевченковский район вместо Бабушкинского. Исполняя закон о декоммунизации, городская власть Днепропетровска переименовала уже более трёх сотен улиц, проспектов, скверов, парков и площадей. Распоряжение о переименовании подписала исполняющая обязанности мэра Галина Булавка, прежде чем освободить кресло для Бориса Филатова. Но самое сложное впереди: имя должен сменить сам город, названный в честь коммунистического деятеля Григория Петровского.

Фото: www.litsa.com.ua

Точка невозврата

Утвердить новое название городская власть должна была до 21 ноября. Среди вариантов, вынесенных на обсуждение на общественных слушаниях, было название «Днепропетровск». Оно получило широкое одобрение. Оправдать противозаконное «переименование» Днепропетровска в Днепропетровск пытались новой трактовкой этимологии: мол, город назван в честь Святого Петра. Брать на себя историческую ответственность за переименование исполняющая обязанности мэра не хотела.

Как, впрочем, и два главных претендента на пост городского головы: и представитель «Оппозиционного блока» Александр Вилкул, и победивший в итоге кандидат от «УКРОПа» Борис Филатов высказались за сохранение старого названия.

– До 25 октября в большинстве регионов властью были регионалы и коммунисты, не заинтересованные в исполнении этого закона, – говорит директор Украинского института национальной памяти Владимир Вьятрович. – Попытки перетрактовать название Днепропетровска в честь Святого Петра вместо Петровского смешны и абсолютно карикатурны. С таким же успехом можно табличку на памятнике поменять на «Апостол Пётр». Это самообман. Но если мы готовы обманывать себя в таких простых вещах, то что уж говорить о серьезных реформах?

УИНП уполномочен предлагать новые названия для городов, чья власть не справилась с переименованием. Для этого создана специальная комиссия из представителей Национальной академии наук, Национального союза краеведов и инициативной группы «Первого декабря». До завершения выборов Вьятрович воздерживался от критики Бориса Филатова, «осознавая важность его победы над Вилкулом», а теперь, когда кандидат от УКРОПа стал мэром, надеется, что у него «хватит политической отваги не ждать, пока Днепропетровск переименуют решением Верховной Рады». Новые названия улиц для Вьятровича – дополнительный аргумент в пользу того, что «город с улицами Петлюры, Шухевича и Яворницкого не может называться Днепропетровском».

Вместе с внушительным кредитом доверия избирателей вновь избранный мэр получил персональную ответственность за переименование улиц и демонтаж памятников. По закону любой гражданин Украины сможет подать в суд на городского голову, если докажет факт сознательного неисполнения закона о декоммунизации.

Судя по интервью Филатова для BBC Украина, новый мэр пытается снять с себя ответственность – «чтобы голова болела у Верховной Рады». Расчет прост: критика и негодование жителей города по поводу переименования будут направлены в адрес парламента и Института национальной памяти, а не городской власти.

Фото: polittech.org

Поэтому документы о переименовании, как сообщает сайт gorod.dp.ua, в Главное управление днепропетровского отделения Министерства юстиции еще не поданы. Новых названий улиц до сих пор нет в реестре. В горсовете говорят, что документы не передаются по бюрократической эстафете из-за устного распоряжения Бориса Филатова.

– Есть вопросы, которые надо выносить на самое широкое обсуждение, чтобы потом не было никаких недомолвок, – объяснил свою позицию на встрече с представителями общественных организаций 18 декабря Борис Филатов. – Вопросы, связанные с переименованием, к сожалению, были отданы на откуп определенной части нашего города – общественникам. И у меня теперь эта мина замедленного действия лежит в кармане. И я должен с ней что-то делать – либо давать делу ход, либо отменять – и в любом случае буду плохим. Но у меня должность такая: стараться быть для всех хорошим и одновременно быть для всех плохим.

Возможные попытки растянуть декоммунизацию во времени учтены в законе: сроки прописаны на каждом этапе. Уровень ответственности постепенно возрастает и персонализируется. До конца мая 2016 года процесс переименования должен завершиться. Сложнее со сносом памятников: их не спешат демонтировать. Этим займутся весной, когда будет возможность осваивать бюджет. Помимо памятников на балансе города, есть еще памятные знаки на территории учреждений и предприятий – барельефы, бюсты, таблички. Часто это элементы конструкции, демонтаж которых требует ремонта. Возиться с памятниками будут как минимум до конца 2016-го.

Фото: Мост-Днепр

Декоммунизация за 89 копеек

Украинцы предвзято относятся к декоммунизации, утверждают социологи. Помимо тех, кто отзывается о реформе негативно из идеологических соображений, большинство составляют люди, не понимающие, зачем она нужна. Многие поверили предвыборным заявлениям «Оппозиционного блока» о том, что декоммунизация будет стоить местным бюджетам баснословных денег.

– В Запорожье меня убеждали, что переименование одного только проспекта Ленина будет стоить два миллиона долларов. На вопрос, откуда такие цифры, удосужились назвать лишь одну статью расходов – изготовление табличек. А это изнашивающийся материал, их все равно периодически меняют, на что предусмотрены средства в бюджете города, – комментирует Владимир Вьятрович.

– Переименование и демонтаж объектов проводится за средства городского бюджета. Денег понадобится не так много, – рассказывает исполняющий обязанности управляющего делами Днепропетровского горсовета Вадим Шебанов. – Для изготовления табличек мы хотим привлечь частные средства. Есть предложение от двух компаний изготовить таблички за их счет при условии, что на них разместят QR-код с рекламой. Что же касается демонтажа памятных знаков, то нередко коммунистическая символика находится на частных сооружениях – просто так не снимешь. Поэтому будем договариваться с владельцами.

Еще один миф – что граждан якобы обяжут менять паспорта. Закон не устанавливает для этого никаких сроков, поэтому документы будут менять ситуативно, например, при купле-продаже имущества. Документы со старыми названиями останутся подлинными навсегда, а при желании их можно сменить, заплатив 89 копеек из собственного кармана. А учитывая то, что с начала 2016 года Украина начинает вводить ID-карты вместо внутренних паспортов, данные обновятся автоматически. Затраты для юридических лиц – 350 гривен для замены адреса и изготовления новой печати.

Самой затратной статьей расходов будет снос и вывоз памятников, а также реконструкция объектов, которые избавят от советской символики. В городе также специально создадут Парк советского периода, куда перевезут памятники. Даже приблизительных оценок суммы затрат на декоммунизацию в горсовете Днепропетровска назвать не готовы.

Смена декораций

За декоммунизацию в целом и переименование города в частности выступает блогер и руководитель кабаре «Веселый ПесецЪ» Евгений Гендин:

– Необходимость я ощущаю всей кожей. От коммунистических названий надо избавляться: чистить кровь, чистить ауру, чистить воздух.

Сатирик считает, что по-настоящему важную тему превратили в балаган. А спекуляции по поводу стоимости декоммунизации Гендин называет огрехами просветительской работы: «Это же эрогенная зона обывателя, на которую надо давить».

По его словам, нынешней власти декоммунизация не выгодна, поскольку в городе нет массового запроса на переименование. Впрочем, как и на сохранение старых названий.

– Людей, которые держатся за коммунистическую символику, всего несколько процентов. Остальные просто не считают это приоритетом, – говорит Гендин. – Декоммунизация – это идея для меньшинства, прогрессивных людей, которые не принимают решений, но могут давить на общество. Сейчас уже нечего советоваться: есть закон – надо выполнять. Это всегда будет «не вовремя» и всегда будет «болезненно».

Но как назвать город? Больше всего Гендину нравится вариант «Днепр»:

– Порядка 70% горожан проголосовали бы за то, чтобы осталось старое название. Днепр был бы на втором месте с большим отрывом. Маргинальный Сичеслав или имперский Екатеринослав – в меньшинстве, – говорит он. Некоторых исторических персонажей, в честь которых переназвали днепропетровские улицы, сатирик считает спорными, но «не могут же все улицы быть Вишнёвыми и Абрикосовыми».

Фото: kalmius-info.ru

Главный редактор «Исторической правды» Вахтанг Кипиани тоже считает «Днепр» самым дешёвым и безболезненным вариантом. Урезание существующего названия в массовом сознании произошло давно: все живут «в Днепре», едут «в Днепр». Но вряд ли это что-то изменит. Переименование же, по мнению журналиста, должно перепрограммировать город с советско-коммунистической волны.

– Необходимость переименовать город настолько очевидна, что только невежды и скрытые сталинисты могут сопротивляться, – говорит Кипиани. – Григорий Петровский – один из наиболее одиозных и послушных орудий Сталина в проведении народоубийственной политики тридцатых годов. Город так или иначе получит новое название, вопрос только – какое.

Вариант «Сичеслав» намного менее популярен, чем «Днепр». Так город назывался неофициально во времена национальной революции сто лет назад.

– В этом названии закодирован выразительный украинский, казацкий миф, – говорит Кипиани. – Если бы такое переименование случилось, это прославило бы те несколько Сечей, которые существовали на территории нынешней области. Это была бы сильная стратегическая инициатива для выхода из силового поля России, претендующей на миссию заселения «безлюдных» степей и привнесение цивилизации в эти места.

Название Сичеслав могло бы стать предтечей не фасадных, а глубинных перемен. Впрочем, пока это кажется Кипиани нереальным: местные элиты, формальные и неформальные, глубоко национально индифферентны.

Ответ на вопрос о новом имени Днепропетровска будет известен до конца зимы. По закону Верховная Рада должна утвердить новое название, предложенное Украинским институтом национальной памяти, до 21 февраля 2016 года.