ГлавнаяОбществоЖизнь

Путь к жизни

Итак, свершилось. У нас опять есть законодатель. Составленный, волей народа, из шумных, многоговорящих, но маловразумительных людей. Мы их выбрали. Следовательно, должны терпеть. Или забавляться, наблюдая на телеэкране их ссоры, драки, взаимные оскорбления. Кому-то из нас они, в большинстве своем, не нравятся? Что ж, такова была наша, избирателей, воля.

Фото: Александр Ратушняк

В соответствии со статьей 10-й положения о выборах в Государственную Думу царской России депутатами не могли быть люди, в прошлом осужденные за кражу и мошенничество. И срока давности по этому запрету не существовало. Мы, независимые украинцы, гораздо терпимее: и мошенники, и воры, и убийцы в качестве депутатов внесли свою лепту в развитие демократии в нашей стране. Вот только с правовым государством и с объективным правосудием у нас устойчивые проблемы… И сейчас среди наших избранников есть граждане с зафиксированным отклоняющимся поведением (это я сознательно, для мягкости).

Победители радуются. Празднуют и в узком, и в широком кругу. А я тоскую. Потому что выбирал, как и прежде, меньшее зло. Как будто зло может быть меньшим.

Единственное, что утешает меня: реальная возможность контролировать всех этих граждан с зафиксированным отклоняющимся поведением. Я, полноправный гражданин Украины, имею привилегию контролировать всех, кто управляет страной. Имею привилегию говорить, писать, задавать вопросы, требовать объяснений. Надеюсь, что в этом, 2014 году, значительно большее число моих сограждан понимает: у каждого из них есть такая привилегия. Надеюсь, что в этом, 2014 году, значительно большее число моих сограждан осознает: власть, не желающую бояться своих избирателей, лгущую и тотально коррумпированную власть ожидает Майдан. Уже четвертый по счету. Страх перед властью – проявление рабства. Страх перед избирателями – проявление демократии. Контролируемая народом власть, даже если в ней присутствуют Нестор Шуфрич и Олег Ляшко, неизбежно осознает: основу прочного правопорядка составляет свобода личности и ее неприкосновенность. Sic. А вот власть – прикосновенна, еще как прикосновенна! В этом – лучшая гарантия правопорядка и стабильности в стране.

В свое время мне дважды предлагали стать депутатом. И оба раза я отказался немедленно, без каких-либо сомнений. Потому что я не хочу нести ответственность, я предпочитаю критиковать, контролировать. Да, до сих пор у меня это не очень получалось. В независимом украинском государстве дозволено говорить и писать все (или – почти все). Но почти невозможно быть услышанным. Сейчас, я уверен, возможностей больше. Поскольку совсем недавно был Майдан. И я уже не одинок, я знаю, вижу это. Я буду громко кричать, если увижу ,что Президент или Премьер опять призовут в должность министра здравоохранения брата-свата-кума или погрязшего в коросте воровства «своего» человечка. Я буду писать откровенные статьи о милиции и СБУ, пестующих нашу отечественную наркомафию, я буду требовать от мэра, назначающего в должность руководителя некомпетентного, но «своего» врача. Я буду настаивать на том, чтобы в моей стране вершилось правосудие, а не какое-то странное «люстрационное» отстранение вора и вымогателя от должности…

Я не уеду. В этой стране мои живые и мои мертвые. У нас есть возможность жить иначе, лучше. Но объединяться для этого в партии, блоки и прочие семейные и несемейные кланы нет необходимости. Нас должны объединять целенаправленные слова и действия. Мы должны научиться требовать, ежедневно, ежечасно, не доводя ситуацию до необходимости пятого Майдана. Тогда «они» будут бояться «нас». Другого пути к комфортабельной, стабильной жизни не существует.

Семен Глузман Семен Глузман , диссидент, психиатр
Читайте главные новости LB.ua в социальных сетях Facebook и Twitter