ГлавнаяОбществоЖизнь

Как это делается в Бангкоке?

Как говорят в Таиланде, Саватди пи май! Что в переводе, как вы догадались, означает: с Новым вас, 2554 годом, дорогие читатели Lb.ua…

Как это делается в Бангкоке?
Фото: Андрей Капустин

Последнее боевое достижение Книги рекордов Гиннеса было зафиксировано 13 апреля в Бангкоке. Там, в столице Таиланда, которая тоже занесена в Книгу Гиннеса, как город с самым длинным названием в мире, в десятиминутной перестрелке приняли участие 3471 человек. Что на сегодня является абсолютным рекордом. Правда, несмотря на столь впечатляющее число участников баталии, обошлось без жертв. Стрельба шла исключительно из водных видов оружия, и была приурочена к наступлению нового, 2554 года по тайскому летоисчислению.

Но хватит сухой статистики. Ибо даже самые оглушающие цифры и факты не в силах передать, что же такое тайский Новый год – Сонгкран. Тем более, что методика подсчета инспекторов Гиннеса неизвестна. Т.к. на самом деле в бангкокских перестрелках принимали участие десятки тысяч человек. Причем, не каких-то там десять минут, а практически все три дня, а, точнее – 72 часа non stop, в течение которых столица королевства принимает Новый год.

Тому, кто окунулся в воды Сонгкрана впервые, может показаться, что веселого буйства с лихвой должно хватить и на день – слишком много сил и энергии выплескивается на улицы Бангкока. Но наступает день второй, открывается второе дыхание, и ты понимаешь, что такой праздник спокойно может длиться долго.

Фото: Андрей Капустин

Правда, для тайцев Сонгкран изначально праздник сугубо семейный. На первом месте - храм, куда всей семьей отправляются на утреннюю молитву, прихватив обязательные кулинарные изыски для монахов. Где омывают храмовых Будд. Потом водой с лепестками роз и жасмина омывают семейных Будд, потом семейный обед, плюс выражение глубокого почитания старшим. Помимо этого Сонгкран ознаменовывает смену времен года. Т.е. приход дождливого лета, а, значит, начало сельхозработ. По этому поводу сажают и новые деревья. Только в Бангкоке к Сонгкрану их было высажено 890 000 штук. Фаранги же (так в Таиланде именуют иностранцев) принимают активное участие именно во второй составляющей. Где главная фишка заключается в двух позициях – облить и обмазать. Т.е. исподтишка облить как можно большее число людей водой и по возможности украсить как можно большее число лиц прохожих белой кашицей из ароматического талька.

Для успешной реализации поставленных задач работает мощный сонгкранный ВПК. Готовя к 13 апреля арсеналы водяных ружей, автоматов и пистолетов. Больших и малых калибров, одноствольных, многоствольных, однозарядных и подзаряжающихся из специальных ранцев на спине. По типу тех устройств, из которых в Украине ядохимикатами опрыскивают картошку.

Одно из главных полей битвы в Бангкоке – это район легендарной Каосан роад. Куда отечественные турагентства почему-то туристов не возят никогда. Улицы, довольно угрюмо показанной в фильме «Пляж» с Леонардо ди Каприо. Хотя на самом деле сегодняшний Каосан - это самая главная и самая веселая перевалочная база в Юго-Восточной Азии для тех, кто называет себя бэкпеккер. Т.е. для путешествующих по миру с рюкзаком за плечами. На Каосане пересекаются все азиатские маршруты. Здесь в недорогих гестах смывают пыль дорог Гималаев и Мьянмы, грязь джунглей Борнео и Шри Ланки, соль Андаманского моря и Бенгальского залива. Здесь на каждом углу делают тайский массаж и татуировки, заплетая всем желающим разноцветные дреды. Здесь тысячи граждан десятков стран мира обмениваются впечатлениями, планируют новые маршруты, пьют пиво, танцуют, поют и зажигают двадцать четыре часа в сутки. Т.е. и без Сонгкрана скучным местом Каосан по определению назвать сложно. А теперь возведите этот круглосуточный бурлеск в какую-нибудь кубическую степень.

Фото: Андрей Капустин

Что, непросто? Сложно представить, что где-то за пределами Украины есть места, где жизнь всегда протекала и протекает сегодня совсем иначе? Охотно верится. Тогда просто попробуйте вообразить себе, что вы степенно выходите из гостиницы, а вас окатывают водой с ног до головы. И вы не при этом не возмущаетесь. Потому что не успеваете. Ибо получаете свежую струю воды в спину, и еще одну - в голову, а затем чья-то рука очень нежно мажет вам щеки, лоб и нос белой кашицей. И тысячи и тысячи людей вокруг вас - всех возрастов (от малых детей до глубоких стариков), группами, поодиночке или целыми семьями в полном составе - делают то же самое. И вы к своему изумлению видите, что все мочат всех без разбора. Видите обычно очень серьезных тайских полицейских или не менее серьезных военных в мокрых мундирах и раскрашенными лицами. Они тоже хохочут наравне со всеми. Потому что они тоже оттуда, из этой многовековой традиции. И тоже мальчишками бегали по улицам Бангкока с водяными пистолетами. Нейтральными зонами остаются разве что веранды ресторанов и кафе и небольшие пространства вокруг дымящихся уличных жаровен, где жарятся шашлычки и разогревается традиционная лапша пад-тай. И гремит музыка. И все хохочут. И всем просто классно от того, что можно вот так просто, в одну секунду нырнуть в детство. Потому что ни с чем иным чистоту этого веселья сравнить нельзя. И вы тоже молниеносно ныряете в детство, и под перекрестным огнем водяных струй бежите к ближайшей оружейной лавке. И покупаете автомат, заряжаете его водой и вот вы уже полноправный боец Сонгкрана.

Струйный Рейнджер. Водяной Рэмбо. И высматриваете свою первую мишень, помня о том, что главная задача мазательно-обливательной составляющей Сонгкрана – смыть весь негатив, который накопился за год. И чем больше людей обольешь ты, то тем больше людей в ответ обольют тебя, до предела очистив и тело и карму, и душу на ближайшие 362 дня. И поливая очередного подвернувшегося под руку тайца ли, фаранга, успеваешь пожалеть, что такого нет у нас. И, что дело вовсе не в климате. А потому, что очень сложно себе представить такой праздник на Крещатике. Радостных депутатов. министров или чиновников КГГА с измазанными физиономиями. Не говоря уже о более первых лицах государства. Или милиционеров, смеющихся в ответ на то, что их окатили водой. Или реакцию владельцев крутых тачек, которые кто-то осмелился бы облить из шланга… Ну, да ладно, Бог с ними… Ведь сейчас нужно срочно ответить тем двум девчонкам, которые произвели из-за минивена контрольный выстрел струей воды тебе прямо в голову…

Фото: Андрей Капустин

К вечеру накал страстей нарастает до предела. Плотность людей на один квадратный сантиметр перекрывает все допустимые нормы. Свобода личного передвижения сведена к нулю. Перемещаться по улицам в одну или другую сторону, можно исключительно присоединившись к бесконечной «гусенице». Т.е., взявшись за плечи впереди идущего. А по бокам «гусениц» на платформах, установленных вдоль уличных кафешек, выплясывают мокрые официантки, успевая и поливать проходящих из шлангов и одновременно размахивать плакатами, рекламируя праздничное снижение цен на пиво. Потому что помимо веселья, Сонгкран – это еще и серьезный бизнес. Одно только вооружение сотен тысяч желающих пострелять из новых моделей пистолетов и автоматов дает очень приличную прибыль. При том, что цена на оружие в розницу не поднимается выше $11-12 за самый навороченный супер-глиссер пулемет. А миски и ведерки для обмазывания тальком. А сам прессованный тальк, похожий на пельмени в пакетиках. А водонепроницаемые чехлы для денег, сигарет и мобильников. А боеприпасы - брикеты льда и вода в бочках и бутылках, которые централизованно развозятся по точкам зарядки. Не говоря уже о пиве и кока-коле… Война - войной, а бизнес по расписанию…

Фото: Андрей Капустин

К утру бойцы выдыхаются. Что дает возможность муниципальным службам подготовить поле боя к новому сражению. Поразительно, но уже часам к семи утра, кроме белого от талька асфальта, о грандиозном сражении не напоминает почти ничего. Разве что пикапы, эти новогодние БМП, с кузовов которых так удобно поливать толпу прямо на ходу. Их, как и асфальт, отмывать от белых следов войны смысла нет. А так сплошное водяное перемирие. Но благость эта обманчива. Подвозка свежих боеприпасов и разворачивание оружейных лавок упрямо говорят о том, что утренний Каосан готовится к новому сражению. К самой классной войне, в которой действительно нет проигравших. А есть только победители. Так что, как говорят в Таиланде, Саватди пи май! Что в переводе, как вы догадались, означает: с Новым вас, 2554 годом, дорогие читатели Lb.ua…

Андрей Капустин Андрей Капустин , журналист, публицист, обозреватель Lb.ua
Читайте новости LB.ua в социальной сети Facebook