ГлавнаяОбществоЖизнь

Криворожский провал

На месте взрыва в криворожской шахте им. Орджоникидзе – пропасть площадью 16 га. И она будет расти. Что ждет жителей близлежащего поселка Горький и Кривого Рога – узнавал «Левый берег».

Криворожский провал

Обвал на шахте им. Орджоникидзе случился 13 июня, примерно в 7 часов утра. Подземный толчок почувствовали даже жители отдаленных районов. В течение часа по Кривому Рогу расползлись невероятные слухи о том, что под землю ушла многоэтажка вместе с людьми – находились и те, кто даже видел этот дом в бездонной яме. В то же время появились первые данные от МЧС: взрыв был плановым, то есть обычным делом для работы в шахте, территория обвала – 16 га, на образовавшемся провале не было жилых зданий, только технические сооружения, погиб один человек, который в момент взрыва находился в своем автомобиле на стоянке. Машина с человеком внутри попала в зону обвала.

«Левый берег» выехал на место происшествия после первых официальных сообщений об аварии. Милицейские кордоны выставили на несколько сотен метров от провала. Если первое кольцо оцепления удалось пройти без проблем, то к краю огромной ямы не подпускали даже после предъявления журналистского удостоверения, говорили: «Территория опасна для жизни». На краю обрыва работала различная техника, пилили деревья, ломали асфальт. На месте аварии не было ни машин МЧС, ни карет скорой помощи, что свидетельствовало об отсутствии жертв.

Чуть позже «Левый берег» все-таки попал за ограждение. За оградительной лентой можно было оценить реальный масштаб аварии: воронка размером с 16 футбольных полей, почти на краю воронки – ствол шахты им. Орджоникидзе, разрушенная дорога, уходящая в глубокую яму. Рядом с обрывом можно было различить остатки пожарной каланчи, в самой воронке лежали поваленные столбы, поддерживавшие провода энергоснабжения, а также груды камней и секции забора, – все, что осталось от технических зданий, которые принадлежали шахте.

Но главное, что привлекало внимание за ограждением, – это огромные трещины, размером с ладонь, расползшиеся на несколько десятков метров от обрыва…

«Проснулась от того, что все трясется, бытовая техника на пол валится, окна трещат»

Поселок Горький, который расположен совсем рядом с обрывом, остался без света, воды и газа: все коммуникации оказались в провале. В ожидании их восстановления местные жители охотно рассказывали «Левому берегу» свои версии утреннего «землетрясения».

"Когда взрыв прогремел, я еще спала, проснулась от того, что все трясется, бытовая техника на пол валится, окна трещат, – рассказала одна из собеседниц. – Честно скажу, я думала, что уже возношусь, что скоро уже в рай попаду».

Кроме воспоминаний о пережитом страхе, люди делились сплетнями и слухами. Так «Левый берег» услышал предположение, что шахту обрушили специально, поскольку там велась нелегальная добыча урана, а 17-летний парень якобы слышал интенсивный треск счетчика Гейгера, которым люди в штатском проверяли местность за ограждением.

Одна женщина вспомнила, что накануне вечером начали прокладывать новую дорогу сквозь посадку, недалеко от уже существующей. Мол, руководство шахты знало о возможном обрушении на такой площади. Эту новую дорогу, к слову, позже использовали для объезда опасной территории.

Офис Николая, распределителя огородных участков, находится в двухэтажном здании, которое стоит на расстоянии меньше 300 м от обрыва.

«Подземные взрывы для нас не редкость, они регулярны, – размышляет Николай, – но этот был чересчур сильным, скорее всего, пожадничали, захотели быстрее работу сделать. Тут у людей потолки потрескались, и зона обрушения теперь совсем рядом, что собираются делать – непонятно. А еще слышал, что ствол шахты отклонился уже очень сильно, и скоро может еще одно обрушение случиться».

«Период стабилизации может занять 10 лет»

Для того чтобы разобраться в возможных причинах обрушения, «Левый берег» обратился за комментариями к доценту кафедры подземной разработки НГУ Олегу Хоменко.

«Этот обвал не вызывает никакого удивления, – утверждает ученый. – Чему же тут удивляться, когда на протяжении 15–20 лет никто не следил за тем, как распространяются трещины в породе. При отработке рудных залежей традиционными методами остаются выработанные пространства, то есть огромные пустоты глубоко под землей. Если эти пустоты не заблокировать, нагрузка будет увеличиваться, пойдут трещины, рано или поздно обрушение неизбежно. В случае с происшествием на шахте им. Орджоникидзе все так и случилось, трещины никто не контролировал, вокруг карьера, под которым велась разработка, настроили дач, домов, дорога была, по ней два маршрутных такси курсировало, а это все нарушение норм».

Если говорить о мощности взрыва, то, по мнению Олега Хоменко, заложенный тогда заряд – вполне стандартный для такого типа породы. «Проблема в том, что контроль над состоянием подземных пустот был почти нулевым, все думали, что карьер вечность простоит», – говорит он.

Опасений жителей Горького – мол, яма расширится и поглотит поселок, ученый не разделяет: «До поселка или города провал вряд ли дойдет. Но период стабилизации может занять 10 лет».

На вопрос о том, что можно предпринять, чтобы остановить расширение воронки, Олег Хоменко ответил так: «Теперь ее расширение – это естественный процесс, любые укрепления просто уйдут под землю. Единственное, что можно сделать – это уменьшить объем работ на шахтах им. Орджоникидзе и им. Ленина. Нужно использовать меньше взрывчатки, так как сильные взрывы будут содействовать все большему расширению зоны провала». Согласятся ли с такими предложениями на самих шахтах – большой вопрос.

Читайте главные новости LB.ua в социальных сетях Facebook и Twitter