ГлавнаяОбществоЖизнь

О паводке, инновациях и деньгах...

Заслуженный строитель Украины Леонид Турчин размышляет, почему украинские власти предпочитают тратить деньги на устранение подтоплений, а не зарабатывать на их предупреждении...

Разлилась Кильчень, и в Спасском, где я живу, сегодня многие люди не могут выйти из дома. Я благодарен работникам МЧС за ту работу, которую они делают: на военной амфибии подвозят продукты, питьевую воду, перевозят людей в случае необходимости. Между тем, эту ситуацию можно было бы предотвратить.

На планете Земля реки миллионы лет текли определенным образом, но человек решил начать учить жить природу. Плоды этого решения мы сейчас пожинаем. В Украине во всех подтопляемых местах мы наблюдаем хаотичную застройку и устройство дамб на реке. В то же время сегодня малые реки никто не чистит, несмотря на то, что есть соответствующие государственные программы. В прошлом году согласно такой программе должны были почистить часть Кильчени в районе Очеретоватого и Спасского. Но денег на это так и не выделили. Раньше Кильчень была судоходной рекой, ее глубина – до 6 м. Однако если вы сегодня попробуете сесть в лодку и погрести – вы не сможете, весла увязнут в камышах. Эти растения мешают воде проходить с нужной скоростью, в результате река разливается.

Два года назад почистить 1 км Кильчени стоило 400 тыс. грн. Возможно, сейчас это стоит несколько дороже. Но необходимые мероприятия все равно обошлись бы значительно дешевле, чем финансирование спасательных работ МЧС.

После того как произошло наводнение, начали говорить о необходимости почистить реку. А раньше нельзя было об этом подумать?! Есть министерства, комитеты – море людей, обязанных этим заниматься! Я был в Государственном комитете водного хозяйства. Мне показали – есть все программы. Но, в отличие от эффективного коммерческого предприятия, в государстве единственным приоритетным вопросом остается выплата зарплат и пенсий. А то, что нужно спасать природу, делать что-то, чтобы те же пенсионеры в селах могли нормально жить, в голову никому не приходит. Вся Украина должна понять, что если мы не поставим во главу угла слежение за малыми реками, мы погубим и нашу большую реку. Если уничтожить незаконно построенную дамбу, проблема будет решена. Именно так поступили жители в одном из подтопленных населенных пунктов в Днепропетровской области. Сейчас по этому поводу идет суд. При этом дамба – это очень серьезное гидротехническое сооружение. О том, как ее строить, и можно ли строить, должны давать заключение ученые. У нас же зачастую люди, имеющие деньги, делают, что хотят. Когда я только поселился в Спасском, мне предложили перекрыть Кильчень блоками, чтобы «был водопадик». Я был потрясен этим предложением! Это же может привести к большой беде!

В Приднепровском регионе и так изначально высокий уровень почвенных вод.

Из-за огромного количества карьеров, рудников и шахт мы имеем сегодня

гигантские объемы шахтных и карьерных вод, которые сбрасываются в реки и дренируются затем в подземные водоносные горизонты. В нашей области объем шахтных вод составляет 200 млн куб. м! И это надо учитывать при принятии любого проектно-строительного решения.

В Днепропетровске очень высокий уровень грунтовых вод. При этом в земле находится огромное количество водопроводных и канализационных сетей. Я как проектировщик сантехнических сетей знаю, что согласно нормативам, в просадочных грунтах любые сети нужно укладывать в герметизированных лотках. Не знаю, следит ли кто-то за этим в Днепропетровске. Но, вспоминая катастрофу на ж/м Тополь, понятно, что сети текут и вода уходит в землю, размывая грунт. Насколько мне известно, в отдельных местах водопотери достигают 80%! Этого быть не должно. За цирком стоят две башни «Созидателя». Так в этом районе постоянно работает насос, который откачивает воду и сбрасывает ее в Днепр.

В свое время, лет 7 назад, я предложил при строительстве дома в месте, где высокий уровень грунтовых вод, бурить скважину, откачивать подземные воды, чистить их в очистных установках и подавать жильцам. Уверен, что эта вода была бы чище и лучше той, что мы по ржавым трубам получаем из «Аулов». Но городские власти мне ответили, что так делать нельзя, потому что мы нарушим уровень подземных вод. Заметьте, меня не попросили обратиться в НИИ, который бы просчитал последствия этого нововведения. Нет, идея была отвергнута сразу же! Скажу честно, я не стал добиваться ее внедрения. Мне уже много лет и сил на это просто нет. Тем более, что для того, чтобы делать скважины возле домов, нужна целая кухня бумаг! Я подумал: «Зачем, если все против этого?»

Между тем, в Японии в каждой квартире есть два стояка - с технической водой (для унитазов, мытья полов и т.д.) и питьевой. Вода из скважин могла бы использоваться как техническая. Именно так я сделал в своем доме в Спасском. После очистки я использую воду из скважины как питьевую, а неочищенную - как техническую. Если реализовать такой проект в нашем городе, горводоканал останется без потребителей….

Идею крышных котельных, которую я претворил в жизнь, сначала тоже воспринимали крайне негативно. Я первый в Украине получил разрешение на устройство 10 крышных котельных. Они позволяют избегать теплопотерь в сетях, утечек воды. Местные власти придумывали огромное количество причин, чтобы не дать мне это сделать. Говорили о шуме, о взрывоопасности. Как я победил? В первом доме «Созидателя» установил крышную котельную и показал, как она работает. Сейчас же крышные котельные установлены во всех новых домах.

Справка. Леонид Турчин - представитель Украинской Строительной Ассоциации в Днепропетровской области, член Совета директоров Украинской строительной ассоциации, генеральный директор АОЗТ «НПО «Созидатель», Заслуженный строитель Украины.

Читайте главные новости LB.ua в социальных сетях Facebook и Twitter