ГоловнаПолітика

Що (не) так з НАТО?

Североатлантический альянс, раздираемый внутренними разногласиями, продолжает играть в некое подобие игры в "кошки-мышки" с Россией, одновременно ведя информационное противостояние и заигрывая с Кремлем. Позиция НАТО по Украине остается неизменной, но поддержка подкрепляется больше словом, чем делом. Однако настолько ли все плохо?

Фото: EPA/UPG

НАТО вполне успешно существует уже около 70 лет. Нельзя недооценивать успехи организации в унифицировании военных стандартов всех государств-членов, прогрессе в развитии военных и прочих технологий, обеспечении безопасности собственных границ, борьбе с терроризмом... Достижения можно расписывать долго (как, впрочем, и недостатки), но вот к Альянсу в последнее время появилось много вопросов. 

Нынешний президент США Дональд Трамп в ходе своей предвыборной кампании прямо говорил об "устарелости" НАТО. Тогда заявление Трампа много кого возмутило, но вот, спустя полгода, лично у меня былой уверенности в неправоте скандального миллиардера больше нет. 

В этом году я в третий раз побывал в штаб-квартире НАТО в Брюсселе, где 30-31 марта проходили встречи 28 министров иностранных дел стран Альянса, заседание Совета Россия-НАТО и Комиссии Украина-НАТО соответственно. Сразу хотелось бы подчеркнуть, что к Альянсу и его деятельности я отношусь довольно положительно, считаю ценной помощь, которую он оказывает Украине, в частности, через трастовые фонды, несмотря на их недофинансирование. Но вот начинает веять от НАТО неким разочарованием.

(Справа-налево): министр иностранных дел Украины Павел Климкин, генсек НАТО Йенс Столтенберг, государственный секретарь США Рекс Тиллерсон и государственный секретарь Великобритании Борис Джонсон во время встречи в Брюсселе, 31 марта 2017
Фото: nato.int
(Справа-налево): министр иностранных дел Украины Павел Климкин, генсек НАТО Йенс Столтенберг, государственный секретарь США Рекс Тиллерсон и государственный секретарь Великобритании Борис Джонсон во время встречи в Брюсселе, 31 марта 2017

Нынешний Совет Россия-НАТО, как и все предыдущие подобные встречи, был посвящен в первую очередь вопросу Украины. Генеральный секретарь НАТО Йенс Столтенберг, выступая по итогам встречи, заявил о сохраняющихся "четких разногласиях" между Россией и Альянсом по Украине; о том, что организация неизменно выступает в поддержку территориальной целостности и суверенитета Украины; а также за возвращение нам оккупированного Крыма. Подчеркнул, что НАТО придерживается в отношении России политики сдерживания, одновременно оставаясь открытым для диалога. Аналогичное заявление было озвучено и по итогам заседания Комиссии Украина-НАТО.

И тут настигает дежа вю: заявления Столтенберга все три года подряд, что я присутствовал в штаб-квартире НАТО (и все, что между ними) вообще неизменны. Они настолько похожи, что, слушая их, можно заподозрить, что смотришь запись трехлетней давности. Но нет, вот он - прямо перед тобой за трибуной - самый настоящий, живой генсек НАТО! 

Риторика НАТО в отношении России остается крайне мягкой. Не чувствуется воля к разрешению связанных с российской агрессией конфликтов - не только в Украине, но и в Молдове, Грузии. Никто в Альянсе не хочет провоцировать вооруженный конфликт с Россией, и это понятно. Угроза третье мировой войны звучит уже как сказки детям на ночь. Но вот если Россия продолжит воплощать свою агрессию уже в отношении стран НАТО, что тогда?

Выступление генерального секретаря НАТО Йенса Столтенберга, Брюссель, 31 марта
Фото: nato.int
Выступление генерального секретаря НАТО Йенса Столтенберга, Брюссель, 31 марта

Североатлантический альянс позиционирует себя, как и европейские институты, в качестве очень открытой к диалогу организации. Но добиться от нее прямых ответов на конкретные вопросы практически невозможно. Например, главком НАТО в Европе, генерал Кертис Скапарротти, недавно заявил о необходимости предоставления Украине летального оружия. Известно же, что, как организация, НАТО не имеет в своем распоряжении вооружений, хотя отдельная страна-член организации может принять решение о предоставлении летального оружия Украине (что крайне маловероятно). Поэтому и ответ Столтенберга на соответствующий вопрос был совершенно ожидаем и понятен. Но как тогда расценивать заявление Скапарротти, отвечающего в Альянсе за европейской направление, между прочим? И почему в организации такого уровня нет согласованности позиций? Ответов нет - ни прямых, ни тех, которые можно было бы разглядеть между строк.

Слегка растерянным выглядел Столтенберг и в вопросе увеличения оборонных расходов государств-членов НАТО до 2% ВВП, что было согласовано в Уэльсе в 2014 году. В частности, на заявление главы МИД Германии Зигмара Габриэля, что для ФРГ "абсолютно нереально" довести расходы на оборону до необходимого уровня, его реакция была немного скомканной. Он заговорил о том, что важны шаги по увеличению оборонных расходов других стран и то, что Германия пошла хоть на какое-то увеличение, что важен размер ее экономики, и, вообще, этот вопрос может обсуждаться отдельно со странами, поскольку решение окончательно не принято. И при всем при этом госсекретарь США Рекс Тиллерсон дал союзникам по НАТО два месяца на решение вопроса с повышением тех самых оборонных расходов. И здесь слова Трампа об "устарелости НАТО", не хотя, сами вспоминаются.

Рекс Тилленсон и Йенс Столтенберг
Фото: nato.int
Рекс Тилленсон и Йенс Столтенберг

А ведь Украина надеется в долгосрочной перспективе стать членом НАТО, ради этого мы не так давно отказались от внеблокового статуса. Может быть, такое решение поддерживает не все население страны, но это шаг в верном направлении. Когда-нибудь мы придем к референдуму по вопросу членства в НАТО. И если это все-таки произойдет, хотелось бы, чтобы Альянс к тому времени выглядел более уверенным и жестким, и все-таки научился справляться с внутренними разногласиями так, как это подобает организации такого уровня. 

Юрий МихайловЮрий Михайлов, Журналист отдела "Мир"
Читайте головні новини LB.ua в соціальних мережах Facebook, Twitter і Telegram