ГлавнаяЭкономикаФинансы

Будущее банковской розницы

Банковский бизнес подталкивается мировой макроэкономической средой, технологическим прогрессом и современными потребительскими настроениями к новой волне технологического развития и к новым горизонтам построения бизнес-моделей.

Фото: Depositphotos/shock

Более 40% всего мирового населения имеют фиксированный доступ к интернету. В развитых экономиках 80% совершеннолетнего населения являются активными интернет-пользователями. Количество зарегистрированных счетов в социальных медиа составляет 2,4 миллиарда.

В 2016 году социальная сеть Facebook достигла отметки в 1,59 миллиарда активных пользователей. В это же время сеть Twitter достигла отметки в 320 миллионов активных пользователей. Реальность такова: мы живем в новом "подключенном мире", где всё больше жителей планеты будут с каждым годом вовлекаться в мир новых технологий и онлайн-решений.

Финансовый сектор является ключевым для дальнейшего развития мировой экономики и прогресса. Так сложилось исторически, что эволюция финансовой индустрии и технологический прогресс шли нога в ногу. Соответственно, с нынешним технологическим прогрессом, динамичным метаморфозам подвергнутся и современные финансы. По данным американского технологического гиганта DELL, средний годовой рост количества банковских транзакций через канал мобильного банкинга составляет 52%. Многие эксперты считают, что в период 2016-2021 финансовая индустрия (в лице банковского сектора) войдет в эпоху "платформификации". Речь идёт прежде всего о масштабных кросс-проектах между финансами, телекоммуникациями и информационными технологиями (от английского – platformification, которое описывает процесс построения единых мультиканальных платформ, где продажи услуг и продуктов, поддержка клиентов и внедрение ежедневных высокотехнологических решений будут интегрироваться в банковскую архитектуру).

Цифровые технологии и каналы, а также потребительский опыт окажутся в центре процессов трансформации банковской индустрии. Принципы "единых окон", обслуживания клиентов "24 / 7 / 360", кросс-функциональности и "цифровых супермаркетов" будут ключевыми драйверами развития банковских бизнес-моделей. Ведь именно эти принципы настраивают банковские учреждения на завоевание новых клиентских сегментов и "лоялизацию" существующих - с помощью инноваций и качества услуг.

Фото: Depositphotos/tashka2000

После мирового финансового кризиса 2007-2008 по экономическим, юридическим и этическим причинам банковским учреждениям стало гораздо сложнее диктовать потребителю свои условия на рынке. Более того, обилие "финтех-стартапов", стремительное развитие облачных технологий и социальных сетей и активизация телекоммуникационных гигантов подняли новую волну "подрывных инноваций" (от английского disruptive innovation, что описывает инновации, которые создают новые рынки и добавленную стоимость, и в итоге подрывают существующих традиционных лидеров рынка и их бизнес-модели). Грядёт не просто эпоха "платформификации", грядёт эпоха смены подходов к построению и развитию банковского бизнеса – от количественного к качественному.

Украина не осталась на периферии подобных тектонических изменений. Системный экономический кризис, начавшийся в 2014 году, нанёс сокрушительный удары по местному банковскому сектору и по ключевым отраслям экономики. Потребительские настроения обвалились под натиском девальвации национальной валюты и под взрывным ростом инфляции. Очень быстро стало ясно, что работать по принципу business as usual больше не получиться. И нигде это не было большей правдой, чем в украинском банковском секторе, где водоворот "токсичных активов" привел к рекордному уровню невозвратов кредитных средств и к практической остановке кредитования в стране. Более того, "великая банковская чистка" со стороны регулятора привела к колоссальным изменениям в структуре самого рынка. В 2016 году украинский банковский сектор вошел в абсолютно новую реальность, которой можно давать как позитивные, так и крайне негативные оценки.

Украинские реалии

Украинский банковский сектор можно попытаться охарактеризовать тремя внутренними проблемами:

  • (1) болезнью бизнес-моделей большинства банковских учреждений,
  • (2) чрезмерной «связанностью» бизнеса банка со своими акционерами,
  • (3) некомпетентным применением высокотехнологических решений.

Очень важно отметить тот факт, что существуют множество внешних проблем негативно влияющих на банковский сектор – таких как, макроэкономическая нестабильность, коррупция и отсутствие верховенства права, война на Востоке, непрозрачность государственных финансовых потоков, политика регулятора и ущербность местного рынка капитала (который во многом выглядит пришельцем из каменного века).

Фото: Макс Требухов

Строительство эффективной банковской бизнес-модели в Украине очень часто представляет собой сложное и дорогое упражнение. Тем не менее, именно переосмысливание бизнес-модели и четкое структурирование профильных и непрофильных бизнесов является единственным правильным шагом в выживании на украинском рынке.

Традиционно банковские учреждения пытались строить универсальные финансовые гипермаркеты с большим количеством смежных бизнесов (очень часто к которым подталкивал именно кредитный портфель банка). Еще несколько лет назад, можно было наблюдать банковских монстров, которые пытались активно входить в такие сегменты как недвижимость, строительство, страхование, микрокредитование и финтех. В большинстве случаев подобные проекты можно было смело класифицировать как авантюры или "хотелки" акционеров и топ-менеджеров.

Итак, первой проблемой украинских банковских учреждений было (1) отсутствие четкой модели профильных и непрофильных бизнесов, и нежелание осуществлять последующую ликвидацию непрофильных направлений. Мировой финансовый кризис 2007-2008 вскрыл эту глубокую проблему в банковских секторах развитых экономик. В Украине эта проблема всплыла на поверхность в 2014 году. В Германии такие банковские учреждения как Bayern LB и Nord LB стали лидерами в реорганизации бизнес-моделей по принципу core & noncore businesses (с английского – профильные и непрофильные бизнесы).

Но так было не всегда. Изначально, эти банковские учреждения, как и многие другие, находясь в алчной эйфории, вошли в фактически губительные отношения с деривативами. Строительство многоуровневых финансовых холдингов и вхождение в сложные сегменты рынков капитала не были правильными решениями для генерирования добавленной стоимости. Такими авантюрами системные риски только повышались. В итоге после громких скандалов, банкротств на рынке, государственных интервенций эти финансовые учреждения осознали, что выжить смогут только в том случае, если пересмотрят свои бизнес-модели и коммерческую философию в целом. Это означало полностью сконцентрироваться на тех направлениях, которые генерируют высокую добавленную стоимость и в которых банк способен применить свои технологические наработки и "ноу-хау".

Фото: fdlx.com

Второй внутренней проблемой украинского банковского сектора является (2) чрезмерная связанность банковского учреждения со своими акционерами (кэптивный банк). Учитывая "великую банковскую чистку" 2014-2016, можно сказать, что частично эта проблема была решена регулятором. Конечно, можно критиковать регулятора за медлительность и избирательность в данном вопросе, но в целом запущенный механизм очистки послужил укреплению политики макропруденциального надзора НБУ. Банковские учреждения предупреждались множество раз, возможность устранить проблему внутренним комплексом мероприятий существовала до того, как НБУ начал выводить банки с рынка по причинам непрозрачной структуры собственности или провальным нормативам Н7, Н8 и Н9.

Третья внутренняя проблема банковского сектора генерировалась искаженной реальностью (искажение провоцировалось двумя первыми вышеперечисленными проблемами и безответственным подходом многих банковских учреждений) и технологическим прогрессом (который подталкивал банки к действиям, суть которых банкиры часто сами не понимали). Третье серьезной проблемой сектора было (3) непонимание как правильно применять передовые технологии и "архаичность" мышления банкиров.

Сегодня в Украине осталось очень мало высокотехнологичных банков. Также в Украине осталось совсем немного классических розничных банковских учреждений. Высокая стоимость вхождения в сегмент, необходимость широко масштабировать бизнес и сложности с технологической архитектурой, как правило, отпугивали банковских инвесторов. История показала, что передовые информационные технологии и розничные решения не были всеобщей панацеей в банковском бизнесе.

Такие известные бренды в украинском розничном банковском сегменте как "Дельта", "Фидо", "Михайловский" и "Юнисон" - все они рухнули. "Платинум" сегодня испытывает небывалые сложности, вызванные во многом неправильным построением "платформы фондирования" бизнеса, а "Приват" несет страшнейший системный риск из-за связанности кредитного портфеля банка с бизнесами его акционеров и дорогостоящего привлечения депозитов населения. Государственный "Ощадбанк" проводит показательный ребрендинг и активно занимается "покраской фасада", но ключевые внутренние проблемы "народного банка" остаются нерешенными.

Фото: finbalance.com.ua

Реалии таковы, что на сегодняшний день в Украине пустует ниша розничных высокотехнологичных банков. А значит, есть неудовлетворённый и свободный сегмент рынка и незаработанная прибыль.

От традиционного фундамента к новым горизонтам

Украинский рынок ожидает оживления кредитования. Мировая история финансов хорошо иллюстрирует несколько фактов:

  • (1) экономический рост практически невозможен без задействования кредитного ресурса в инвестиционной деятельности, что становится ключевым драйвером бизнес-циклов и
  • (2) экономический рост можно обеспечить как за счет экспорта, так и за счет внутреннего потребления. Но, как правило, внутреннему потреблению нужен стимулятор, так как динамика роста реальных доходов не позволяет быстро нарастить уровень внутреннего потребления, и этим стимулятором в большинстве случаев выступает снова кредитный ресурс.

Очень часто слышны громкие заявления о том, что один или другой банковский инвестор собирается строить розничный банк нового поколения или первый "диджитал банк" в Украине. При этом эти инвесторы не понимают ни реалий рынка, ни аксиом банковского бизнеса, ни того, какие колоссальные ресурсы (как денежные, так и человеческие) им потребуются для розничного технологического прорыва в банковском секторе. Хотя, безусловно, сегодня удобное и как никогда правильное время для запуска подобного проекта (ведь зайти на практически мертвый рынок значительно дешевле, чем зайти на рынок в пик экономической активности и роста).

Фото: frank11/Depositphotos

Что же нужно для прорыва в данном сегменте?

Во-первых, требуется понимание со стороны банка, что современное банковское дело полностью фокусируется на потребительском опыте. Банковские учреждения должны понять одну простую вещь: диктовать свои условия потребителям в эпоху интернета, мобильной связи и социальных сетей крайне неразумно и губительно. Банки должны меняться, так как меняются потребители и их потребности. Это означает, что банкам придется увеличить свое присутствие в социальных сетях и в интернете.

Как писал известный международный банковский эксперт Бретт Кинг в своей книге "Банк 3.0", банковские отделения будут уходить в прошлое, а альтернативные или дистанционные каналы продаж, вскоре займут равносильные позиции традиционной сети продаж. Да, банковская сеть важна, но это не универсальный ответ на потребности клиентов. Мобильные телефоны, интернет и компьютерные технологии пронизывают ежедневную жизнь потребителей и методично сводят на нет роль физических точек присутствия. Параллельно, нарастающая динамика урбанизации населения толкает вперед коммерческих игроков именно с продвинутыми технологическими решениями.

Соцсети – реальные платформы для взаимодействия банков с клиентами. Они годятся как для продажи новых продуктов, так и для дальнейшей поддержки клиентов. Нельзя забывать и про мобильный банкинг, ведь смартфон проник в жизнь потребителей глубже любого другого гаджета.

Во-вторых, качественно-построенная технологическая банковская архитектура станет ключевым фактором успеха для банковского учреждения. Можно вложить десятки миллионов долларов США в такие технологии как Cisco, в сервера IBM, в собственный процессинг и в членство в VISA и MasterCard, но это не будет гарантией успеха. Не факт, что всё это будет работать как единый отлаженный механизм.

В погоне за "священным Граалем" розничного банковского бизнеса, надо строить сложные и комплексные системы. Подобные системы не могут быть просто агломерацией технологических решений без конкретной синергической ценности. Это должны быть унифицированные системные платформы для всего бизнеса, где технологические элементы эффективно взаимодействуют с элементами бизнес-модели банка и с потребностями клиентских сегментов.

Всегда нужно себя спрашивать: "Какие современные решения нужны моим клиентам и какие требуются изменения в бизнес-модели для успешной интеграции этих технологий?" Если не получается ответить на этот вопрос, значит, скорее всего, у вас проблема, или вам эти перемены попросту не нужны. Если вы можете четко ответить себе на этот вопрос, то готовьте техническое задание и расчеты, готовьте "дорожную карту", по которой будете двигаться вперед.

Подобную синергию можно визуализировать таким образом:

Вперед, в будущее!

В Украине еще много пустующих ниш для банковского бизнеса и многие технологические наработки далеки от реализации их полного потенциала. Но с учетом всего, что сказано выше, можно предвидеть скорый банковский прорыв в следующих направлениях и сегментах:

  • (1) Внедрение пластиковых карт PREPAID. В синергии с "электронными деньгами" это направление представляет собой очень интересную нишу для банков, которые активно работают с "поколением Y". Предоплаченные платежные карты являются самым быстроразвивающимся платежным инструментом в США. Европейские и азиатские страны не отстают. Предоплаченная платежная карта открывает возможности для вхождения в сложно-доступные точки продаж, легко подлежит широкому масштабированию, быстро интегрируется с любой торговой сетью, подлежит модификации и работает с упрощённой системой идентификации физического лица. Нераскрытый потенциал в Украине этого интересного продукта остаётся колоссальным. Карты PREPAID представляют собой также максимально безопасный инструмент для молодых людей как в интернет пространстве, так и в физическом применении. В Украине после падения таких игроков как "Фидо", "Юнисон", и "Михайловский" эта ниша остается пустой.
  • (2) Новое поколение партнерских проектов и программ лояльности. В таких странах как США, программы эмиссии платежных карт по принципу co-brand стали набирать существенные обороты последние 10 лет. Например, большой популярностью пользуется co-brand карта MasterCard и международной системы электронных денег и платежей PayPal. Данные карты выпускаются как предоплаченные и позволяют клиенту, купившему их в аптеке, на заправке или в книжном магазине, моментально рассчитываться на виртуальных аукционах Ebay через систему PayPal без дополнительных сложностей и головной боли. Аналогичные манипуляции можно делать с коммунальными платежами, оплатой парковки и топлива, и т.д. При этом эффективная программа лояльности для клиента банка позволит накапливать и применять бонусы в крупных партнерских сетях.
  • (3) Разработка и внедрение Mobile Wallet для Android и IOS с комплексным функционалом. Сегодня потребители хотят видеть "мобильный банкинг" с широким спектром возможностей. Мобильный телефон проводит больше времени с клиентом чем пластиковая платежная карта. Так почему у нас так мало "виртуальных карт", внедренных в смартфон клиента? И почему "мобильный банкинг" в Украине имеет настолько узкий перечень услуг и возможностей? Необходимо двигаться в интеграцию технологий BPS и NFC, иначе в один день банковский сектор увидит, как его обгоняют финтех-компании и гиганты мобильной связи. Тот банк, который первым внедрит настоящий "мобильный кошелек", захватит ключевую часть массового розничного сегмента - молодых людей с новым восприятием технологий и профессионалов с ограниченным временем и продвинутыми взглядами на жизнь.
  • (4) Разработка и внедрение системы "дистанционного отделения". Разработка и внедрение комплексной системы обслуживания клиентов физлиц и юрлиц с интеграцией системы цифровой подписи. Украинский банковский сектор уже начал двигаться в этом направлении. Но еще предстоит решить множество задач. Запуск первого "дистанционного отделения", наряду с первым обширным "мобильным банкингом", будет знаменовать вхождение в эру "диджитал банкинга". Если потребитель сможет получить кредит, не отходя от своего компьютера или смартфона, стать клиентом банка, не заходя в отделение, – это будет настоящий прогресс.
  • (5) Разработка комплексного предложения для предпринимателей. Возможность "занять" нишу услуг для малого и среднего бизнеса (МСБ) благодаря разработке и внедрению интернет-банкинга и "мобильного банкинга" с системой "единого окна», с последующей интеграцией с системой "дистанционного отделения". Сегодня, клиенты сегмента МСБ хотят обслуживаться отдаленно по принципу "единого окна". Походы в отделения занимают время и отнимают ресурс. Таким образом, управление финансами и формирование отчетов могло бы идти через так называемое "единое окно" в расширенном "интернет банкинге". Над этим направлением сейчас активно работают многие банки в Украине, и уже можно наблюдать первые результаты.
Егор ПерелыгинЕгор Перелыгин, первый заместитель председателя правления «Альпари Банка»
Читайте главные новости LB.ua в социальных сетях Facebook и Twitter