ГлавнаяЭкономикаБизнес

Госзакупки: Искушение посредником

В середине апреля киевский офис госпредприятия-монополиста НАЭК «Энергоатом» посетил наряд вооруженных убоповцев. Без масок, но в камуфляже. Визитеров интересовали финансовые службы и тендерный комитет. Как рассказали очевидцы, пришедшие знали, что и где искать. Изымались только те документы, которые имели отношение к контрактам «Энергоатома» с давним подрядчиком компании – львовским производственно-хозяйственным центром «Пирамида».

Госзакупки: Искушение посредником

Сотрудничество с ним началось с конца 90-тых, когда на украинских АЭС стали выходить из строя турбогенераторы. В основном на атомных энергоблоках используются турбогенераторы российского производства – изготовленные на заводе «Электросила», который входит в состав ОАО «Силовые машины». Причина в том, что они рассчитаны на 800 МВт, но нагрузку несут как миллионники (100 МВт). Естественно, изнашиваются быстрее. Вторая проблема заключается в том, что в Украине турбогенераторы большой мощности не производят. Проанализировав варианты, атомщики остановили свой выбор на модернизации имеющихся по французской технологии Alstom, что, сугубо теоретически, разумеется, дешевле покупки новых. Эта модернизация состоит из двух этапов – перемотки сначала статора, потом ротора каждого генератора. Работы выполняются в основном в ходе капитального ремонта, что не влияет на производственные показатели блока.

Это техническая сторона вопроса. Теперь попробуем разобраться с экономической. Причем имея в виду, что атомное предприятие здесь приводится только в качестве примера – ситуация характерна для всего реального сектора, находящегося в госсобственности. Тендерное законодательство для госкомпаний и ведомств, оперирующих бюджетными средствами, в нашей стране прописано таким интересным образом, что зарубежные фирмы предпочитают с большими подрядами в Украине напрямую не связываться. Даже если контрагент не поленится и соберет 28 справок о том, что в криминале не замечен, таможня дает добро и налоги он платит исправно, не факт, что он выиграет тендер. В любой отрасли есть «реестр» фирм, которые играют на понижение цены или просто через суды срывают тендер. Компании уровня французского Alstom, владеющие уникальными технологиями и являющиеся мировыми лидерами, стараются избегать украинских рисков и рано или поздно обзаводятся эксклюзивными представителями. Бывает одним, бывает несколькими – поскольку тендерное законодательство требует не менее двух (в некоторых случаях трех) участников конкурса.

У Alstom таким представителем в Украине стала «Пирамида». Как утверждают в «Энергоатоме», этот посредник имеет опыт (действительно, на ряде блоков ЮУ АЭС, ХАЭС и РАЭС «Пирамида» выполняла часть работ по модернизации турбогенераторов, и в технической части претензий они не вызывали), кадры и доступ к технологиям Аlstom. Так что же взволновало убоповцев?

Основной их претензией, по нашей информации, стало то, что договор был заключен согласно проведенным торгам «для одного участника» – то есть фактически без тендера. И по завышенной цене. Такой формат прописан в законе о госзакупках для случаев, когда речь идет об уникальных товарах/работах/услугах, которые производит только одно предприятие. То есть нет конкуренции – тендер не нужен. Достаточно согласования с Министерством экономики. В нашем случае конкуренции действительно нет – практики модернизации турбогенераторов АЭС по технологии Аlstom в Украине нет ни у кого, кроме «Пирамиды».

Что касается цены, то здесь есть нюансы. Цена контракта на четыре статора Ровенского и Хмельницкого энергоблоков, согласно упомянутому выше контракту, составила 600 млн. грн. В то же время, полтора года назад, в конце 2008 года первый вице-президент – технический директор «Энергоатома» Иван Фольтов оценивал стоимость всей программы модернизации 10 и роторов, и статоров на пяти блоках украинских АЭС в 349 млн. грн. Если даже учесть фактор кризиса, то, в соответствии с курсом доллара, цена могла вырасти. Но не так.

В принципе, фактами завышений цены закупки госпредприятиями сейчас никого не удивишь – в том же «Энергоатоме» случались и более масштабные сделки. Но до сих пор ни в атомном монополисте, ни в «Укрзалізниці», «Укртелекоме» или «Нафтогазе» тендерные документы не изымались при помощи двух десятков вооруженных убоповцев. Достаточно запроса КРУ, ГПУ, СБУ или Министерства внутренних дел.

Фото: 4post.com.ua

К слову, источники в МВД рассказали «Левому берегу», что руководство Министерства узнало о мероприятии по факту. А инициировано оно было «сотрудником УБОП «среднего звена», который долгое время сопровождал работу компании и… даже проживал в общежитии НАЭК «Энергоатом». Незадолго до инцидента его якобы попросили из общежития выехать». Частный случай гоголевской «Шинели».

Любопытно, что когда год назад СБУ устраивала «маски-шоу» в «Нафтогазе», событие обошло все СМИ едва ли не в онлайн-режиме. О вооруженном же захвате «Энергоатома» оперативно сообщили только одно отраслевое атомное и одно «силовое» Интернет-СМИ. Без комментариев пострадавшей и нападающей стороны. В НАЭКе «Левому берегу» событие прокомментировали сдержанно и назвали наезд на «Энергоатом» «элементом давления с целью смены руководства компании». И озвучили фамилию преемника – Андрей Деркач. В частности, топ-менеджмент НАЭКа прогнозирует, что в ближайшее время с его подачи к процессу подключится другой подрядчик «Энергоатома» – ЗАО «Укратомэнергострой», с которым в 2006 году был заключен договор по модернизации турбогенераторов Южно-Украинской АЭС, а «Пирамида» была нанята им на субподряд. Что, естественно, увеличило стоимость контракта.

Юристы компании полагают, что единственным последствием этого дела может стать отстранение от исполнения обязанностей действующего президента. В то же время, ни в «Энергоатоме», ни в силовых органах не рассчитывают, что смена руководства приведет к экономии средств за счет сокращения количества подрядчиков, накручивающих цену. Так, с возвращением в компанию в 2008 году Юрия Недашковского в Генпрокуратуру были переданы материалы по злоупотреблениям двух его предшественников – Андрея Деркача (который, напомним, снова претендует на кресло президента «Энергоатома») и Юрия Коврижкина – на общую сумму в 1,5 млрд. грн. Дела, в частности, касались не только завышения цен на работы и услуги, но и поставок контрафактной продукции на Южно-Украинскую АЭС. И эти дела, по нашей информации, до сих пор не закрыты. Может поэтому жалобы на заниженный тариф для АЭС звучат неубедительно.

Илона Заец Илона Заец , обозреватель ТЭК
Источник: Илона Заец, специально для «Левого берега»