ГлавнаяЭкономикаГосударство

Утонет ли Украина в 2010 году?

Прошедший год оказался тяжелым для нашего государства. Из-за политических баталий властям так и не удалось противопоставить мировому кризису финансово реальную программу действий. Можно ли надеяться, что самые плохие дни уже были пережиты – в 2009 году? Какие выводы необходимо сделать сегодня, чтобы разговоры об экономической стабильности и выходе из кризиса воплотились в жизнь в 2010-м? Как изменилось поведение всех экономических контрагентов, после того как они оказались в стране, экономика которой продемонстрировала одно из самых глубоких падений в мире? Какие риски готовит для страны 2010 год и что, наконец, может ожидать Украину, а значит, и всех нас?

Утонет ли Украина в 2010 году?
Фото: obozrevatel.com

В принципе, ощущение у нас – в Фонде Блейзера – такое, что тяжелая форма болезни прошла: пациенту еще тяжело, но он уже начинает выздоравливать. Есть вероятность, что ситуация изменится к лучшему.

Наши прогнозы таковы: часть рисков, которые влияли на экономическое развитие Украины, перейдут и в 2010 год, в то время как часть этих рисков нивелировалась, и они останутся в 2009-м. Рост ВВП в 2010 году может достичь 3%. Такого роста достичь несложно, учитывая уровень падения ВВП в 2009 году – он составил 14%. Дефицит бюджета сохранится все еще на высоком уровне и составит «минус» 8%. Инфляция будет в рамках 12–15%, а обменный курс будет и дальше находиться под серьезным давлением.

Теперь я предлагаю подробнее поговорить об уроках и ошибках 2009 года, чтобы избежать их в этом году (ну, хотя бы попытаться!).

Ушедший год был для Украины таким сложным по нескольким причинам. Украина – это так называемая малая, открытая экономика. Большая часть стран также относится к этой группе экономик. Это означает, что небольшие подвижки на мировых рынках (товарных, капиталов и т.д.) оказывают на них быстрое и непосредственное влияние. Специфическая проблема украинской экономики, по сравнению с другими более развитыми странами, состоит в том, что ее экспорт мало диверсифицирован. При этом важность экспорта колоссальна. Он занимает порядка 40–50% нашего ВВП. Но его состав и структура далеко не самые привлекательные.

Примерно 60% нашего экспорта – это товары с низкой добавленной стоимостью: минералы, химическая продукция, металлургическая продукция. Более того, экспортируемая продукция сконцентрирована на незначительном количестве рынков. Любые колебания, которые мы видели на мировых рынках, негативно отражались на экономике Украины, что мы с вами и наблюдали в прошлом году.

Фото: photopolygon.com

И восстанавливаемся мы, к сожалению, практически на старой структурно-технической базе. И это главная проблема нынешнего этапа. У нас все так же изношены, истощены все средства производства – никакой же особой модернизации не произошло! Хотя кризис как раз стимулирует это – выводит из экономики наименее эффективные производства. По крайней мере, должен выводить. И экономический рост, если он будет, должен бы иметь новое качество: новые рынки, новые продукты, ресурсы, технологии и управление. Но я не вижу в следующем году этих составляющих. И если будет рост на полпроцента, два процента или пять, то это будет рост такого же качества, со всеми теми же проблемами, которые у нас есть сейчас.

Кроме того, для успешного преодоления последствий кризиса нужно развернуть процесс как банкротства, так и реструктуризации убыточных компаний. В этом залог долгосрочного успеха Украины. В 2009 году такие компании просто остановились, но и экономика еще не очистилась от неэффективных предприятий, а значит, новые эффективные производства не могут появиться

Следующий, негативный урок 2009 года состоит в том, что постоянная риторика властей по поводу европейской интеграции Украины, к сожалению, остается только словами. Если посмотреть на структуру украинской внешней торговли, то доля групп стран ЕС в нашем внешнеторговом обороте постоянно уменьшалась на протяжении нескольких последних лет: с 40% до немногим более 25%. При этом доля стран СНГ в нашей торговле увеличивалась с такой же устойчивостью: с 25% до 35%. То есть произошло смещение акцентов, наш внешнеэкономический вектор явно ушел из Европы в СНГ.

Один из важных рисков, которые у нас были в 2009 году, это дефицит счета текущих операций. Как бы кощунственно это ни звучало, но девальвация гривны помогла избавиться от этого фактора риска. В 2010 году он уже не будет проблемой, а значит, и давления на ослабление гривны с этой стороны тоже не будет. Наш прогноз на 2010 год состоит в том, что по счету текущих операций мы будем в профиците.

Риски 2010 года: долги и банки

В наступившем году главная задача – реструктурировать 70% всех долгов Украины. Дело в том, что часть долгов корпоративного сектора (в частности, банковского) перешла в государственный долг. Его обслуживание увеличивает давление на бюджет, а соответственно, и нагрузку на бизнес. Поэтому в этом году Украине придется очень серьезно заняться реструктуризацией долгов.

Я в данном случае имею в виду не только украинский суверенный долг, а и долги, которые были сделаны частным сектором – банковским и корпоративным, – который, начиная с 2006 года, резко увеличивался до более чем $100 млрд. Этот риск полностью переносится на 2010 год и будет служить сильнейшим фактором нестабильности как экономики в целом, так и отдельных хозяйствующих субъектов. Более того, он может оказать серьезнейшее давление на курс гривны. Учитывая, что программа с МВФ все еще находится в подвешенном состоянии, экспорт не будет расти так быстро, как в докризисные времена, а инвестиции вряд ли польются рекой в нашу ослабевшую экономику, – ждать притока валюты не приходится, но долги все равно надо отдавать.

Сумма правительственного долга не критичная. Но он в сумме с корпоративным и банковским дает около 100% ВВП. Именно при таком уровне государственного долга возникают финансовые кризисы. Поэтому в 2010 году Украина должна обойти путь долговых ловушек. Что это значит? Нельзя допускать большого дефицита бюджета, меньше раздавать государственных гарантий, сократить объемы финансирования банковской системы, поскольку предоставленные НБУ средства для рефинансирования банков часто не возвращаются.

В 2009 году, кстати, с программой Международного валютного фонда удалось реструктуризировать порядка 75–80% наших долгов. Общая задолженность не была выплачена полностью, долги переместились на будущие периоды. По нашим оценкам, в 2010 году Украине придется вернуть $20 млрд. по краткосрочным займам, а также $10 млрд. – это краткосрочная часть долгосрочных кредитов. Такая сумма долга – один из основных рисков, который будет влиять на экономическое и финансовое развитие Украины в 2010 и последующих годах.

Следующая проблема, которая проявила себя в 2009 году и которая также переносится на 2010-й – слабость украинского банковского сектора. Ни для кого не секрет, что кредиты росли слишком быстро – порядка 70%, чего не может позволить себе практически ни одна страна. Эта колоссальная сумма роста кредитования обусловила рост так называемых некачественных кредитов, т.е. это те долги, которые просто не возвращаются.

Фото: www.kanzas.ua

Мы вошли в кризис в конце 2008-го и в течение 2009 года с 14% проблемных кредитов. По разным оценкам, сейчас количество подобного рода займов увеличилось до 30–40%. Конечно, есть нестыковки между методологией расчетов проблемных кредитов в Национальном банке Украины и тем, как они рассчитываются за рубежом. Но 30–40% – это серьезная проблема, и с ней мы будем жить на протяжении 2010 года.

Банковский сектор остается слабым еще и потому, что очень медленно возобновляется доверие населения к банкам. Недоверие населения двойное: к банкам и к институтам власти. Если за год не удается вернуть «замороженные» банковские вклады, тогда кто же массово понесет в финучреждения новые? А деньги для экономической стабилизации, кстати, стоит поискать на внутреннем рынке. У населения сегодня на руках миллионы гривен и долларов, которые они забрали в банках. Власть должна создать условия для их возвращения в экономику, и тогда актуальность внешних заимствований существенно снизится.

Я считаю, что самая болезненная проблема – это именно банковское кредитование реального сектора. Даже не внутреннее состояние самих банков, потому что все-таки у них есть запасы денег и их капитализация повысилась, а не сократилась, в том числе благодаря тем средствам, которые они получили от государства. Главная проблема – стагнация кредитов, сокращение номинального кредита населения и ипотечного потребительского кредита. Это не просто высокие процентные ставки, а ставки, которые делают невыгодной и инвестиционную деятельность, и текущую деятельность, несмотря на те субсидии, которые предоставляются предприятиям, чтобы компенсировать эту дороговизну. В этих условиях возможности для роста крайне ограничены. Но есть и вторая сторона медали: банкам есть чего опасаться, предприятиям нужны существенная реструктуризация и существенное повышение эффективности, чтобы не только вернуть деньги банкам, но и быть конкурентоспособными в условиях кризиса, когда спрос ограничен. А если банковское кредитование будет стоять, а ставки будут за двадцать с лишним процентов, то это, конечно, спровоцирует волну спада в экономике, а дальше бумерангом ударит и по самому банковскому сектору.

Будущее гривны зависит от пяти игроков

Что касается ближайших перспектив, то на курс гривны будут влиять несколько важных игроков. Первый – это международные иностранные кредиторы Украины, 20–30 млрд., которые Украина должна возвращать в следующем году, это огромные средства. От того, как поведут себя кредиторы, как правительство и частный сектор смогут с ними договориться, зависит стабильность гривны.

Сейчас мотивация кредиторов такая: до формирования новой администрации кредиторы будут занимать выжидательную позицию, никто не будет просить немедленного возврата денег, будет дана временная отсрочка по выплате долгов.

Следующий важный игрок – это иностранные международные финансовые институции – Международный валютный фонд, Мировой банк, Европейская комиссия, Европейский банк реконструкции и развития. По моему мнению, в 2010 году мы можем рассчитывать на $5–10 млрд. финансирования со стороны этих институций. Мне кажется, что до формирования новой администрации не будут предоставляться никакие кредиты, никакая финансовая помощь. После того, как администрация будет сформирована, может начаться диалог.

Фото: ukranews.com

Наши эксперты в Фонде Блейзера и я, конечно, также, считаем работу с международными институциями крайне важной. От этого зависит уровень реструктуризации наших долгов. Если бы в 2009 году не было программы стенд-бай Международного валютного фонда, то ни о какой реструктуризации в 70–80% говорить бы не приходилось.

С точки зрения Национального банка Украины представляется, что до формирования новой администрации есть достаточный запас прочности для того, чтобы поддерживать курс гривны, есть большие золотовалютные запасы. То есть с этими деньгами можно держать курс весьма долго.

Следующий игрок – Министерство финансов. В данном случае у Министерства противоречивая роль. С одной стороны, оно заинтересовано в поддержании курса гривны, что и будет делать через продажу облигаций внутреннего государственного займа. Но продажа внутреннего государственного займа одновременно означает и изъятие ликвидности из экономики. То есть изымается ликвидность, но поддерживается стабильный курс. С другой стороны, эти средства забираются из коммерческих банков, которые можно было бы использовать для финансирования реального сектора экономики, но это, к сожалению, не будет сделано.

Серьезным игроком является и население Украины. По разным оценкам, примерно $25 млрд. находятся у наших граждан. До формирования новой администрации, возможно, будет некоторое увеличение спроса на доллар. Потом могут быть некоторые корректировки курса, которые зависят от политической стабильности и предсказуемости ситуации.

В заключение хочу сказать, что если эти риски не будут реализованы – а я, например, считаю, что мы имеем благоприятную перспективу, то восстановительный рост украинской экономики будет продолжаться. И полагаю, что через 2–3 года страна выйдет на докризисный уровень осени 2008-го.

Олег УстенкоОлег Устенко, исполнительный директор Международного фонда Блейзера (The Bleyzer Foundation)
Читайте главные новости LB.ua в социальных сетях Facebook и Twitter