ГлавнаяЭкономикаБизнес

Россия взяла газ под свой контроль

Министры энергетики одиннадцати стран единогласно проголосовали за российского кандидата на пост генерального секретаря Форума стран-экспортеров газа (ФСЭГ), который неофициально называют "газовой ОПЕК".

С 1 января это кресло займет член правления "Стройтрансгаза" Леонид Бохановский. По его версии, победа стала результатом интенсивных переговоров, которые буквально в последние часы перед заседанием провел министр энергетики Сергей Шматко. Еще накануне у России была масса соперников - Иран, Нигерия, Тринидад и Тобаго, сообщает "Коммерсант".

Вчера в столице Катара Дохе прошло заседание ФСЭГ. В зале собрались одиннадцать отраслевых министров или их заместителей из стран-участников ФСЭГ, которых приветствовал эмир Катара шейх Хамад бен Халифа аль-Тани. "За повышением цен на нефть не последовало улучшения ситуации на рынке газа. Надо восстановить связь между ценами на углеводороды", - заявил он. Эмир рекомендовал участникам принимать решения, которые были бы "равны нашим амбициям". Затем сессия продолжилась в закрытом формате с участием эмира и чиновников. Россию представлял министр энергетики Сергей Шматко.

Затем министры продолжили разговор за закрытыми дверями: на протяжении полутора часов они в основном обсуждали избрание генерального секретаря ФСЭГ. В конце концов на эту должность утвердили члена правления "Стройтрансгаза" Леонида Бохановского. Кресло фактического руководителя "газовой ОПЕК" досталось России нелегко. Кандидаты на этот пост были представлены экспертам форума 9 ноября. Соперниками России стали кандидаты от Ирана, Нигерии, Тринидада и Тобаго, а также Египта. Однако последний позже снял своего кандидата и к вчерашнему дню на кресло генсека ФСЭГ было четыре претендента. Вплоть до последнего момента Россия не была уверена в победе. Несмотря на то, что еще год назад, в ходе создания ФСЭГ, Москве неофициально было обещано кресло генсека, прочие претенденты отказывались отозвать своих кандидатов.

Если бы сторонам не удалось согласовать позиции и выбрать одного кандидата, то ФСЭГ должен был возглавить представитель Алжира. По уставу форума избираться генсек может только единогласно. Если же кто-то голосует против, генсеком становится представитель первой по алфавиту страны-участницы. Генсек избирался впервые, так что была очередь Алжира.

23 декабря 2008 года в Москве министры энергетики Алжира, Боливии, Венесуэлы, Египта, Ирана, Катара, Ливии, Нигерии, России, Тринидада и Тобаго, Экваториальной Гвинеи подписали соглашение о создании ФСЭГ и его устав. Эти страны владеют 70 % запасов газа в мире. Основной целью форума является поддержка суверенных прав владения и управления запасами газа, его рациональное использование и эффективное и безопасное развитие газового рынка в мире.

Леонид Бохановский родился в 1958 году, окончил МГИМО по специальности "арабист", Высшую школу экономики. До 2001 года работал в банковских структурах, затем пришел в "Стройтрансгаз", где отвечает за зарубежные связи.

СМИ сообщают, что наиболее трудно шли переговоры с Ираном. 30 ноября в рамках заседания российско-иранской межправительственной комиссии по торгово-экономическому сотрудничеству под руководством Сергея Шматко и вице-президента Ирана Манучехара Маттаки российский министр попытался убедить иранцев в целесообразности поддержки единого кандидата. Сергей Шматко тогда задержался на день в Иране, чтобы с представителем Тегерана в ОПЕК Мохаммадом-Али Хатиби еще раз слетать на АЭС "Бушер" и поговорить. Еще работая в "Атомстройэкспорте", Сергей Шматко занимался "Бушером" более пяти лет. Но в ноябре стороны договориться не смогли.

В Доху российская делегация прибыла 8 декабря вечером и сразу же начала двусторонние переговоры, которые завершились только к утру. "Переговоры с Ираном прошли в два этапа,— рассказывает Леонид Бохановский.— Они были непростыми и во многом зависели от дипломатических способностей Сергея Шматко". Новый генсек уверяет, что ни на какие принципиальные уступки Россия не пошла, в том числе "не обещала резкой смены курса по вопросам МАГАТЭ". Директор Фонда национальной энергобезопасности Константин Симонов полагает, что Россия может, например, попытаться убедить Вашингтон не протестовать против завершения поставки Ирану комплекса С-300.