ГлавнаяКультура

​Дни украинского кино в Украине

Время от времени ящики редакторов украинских СМИ сотрясаются пресс-релизами о проведении дней украинского кино - в Париже, Лондоне, Варшаве, Торонто. Ситуация с отечественным кино нескольких последних лет такова, что в самой Украине дни украинского кино проходили не очень часто - несмотря на новости о “рекордных” количествах наших фильмов в прокате, в среднем на широкие экраны выходило 10-20 фильмов в год, иногда меньше.

Глава Госкино Филипп Ильенко заявил, в этом году в Украине будет полноценный сезон осенних премьер - начиная с 24 августа (когда стартовал “Червоный”), на широких экранах каждую неделю будут выходить один-два украинских фильма. До конца года должно состояться еще 13 национальных премьер, и Ильенко обещает, что эта цифра может вырасти.

Если вы сегодня зайдете в кинотеатр с широким репертуаром, вы найдете там три украинских фильма - “Червоный” Зазы Буадзе, “Дзидзьо: Контрабас” Олега Борщевского и “Уровень черного” Валентина Васяновича. Все они очень разные и все в разной степени демонстрируют способности украинских кинематографистов.

Дарья Бадьёр Дарья Бадьёр , Редактор отделов "Культура" и "Блоги"

Кадр из фильма "Червоный"
Фото: B&H
Кадр из фильма "Червоный"

“Червоный” Зазы Буадзе, вышедший в прокат на День независимости, - одна из самых громких премьер этого года. Это экранизация одноименного романа популярного писателя Андрея Кокотюхи (он же выступил автором сценария) о бойце УПА Даниле Червоном, попавшем в заключение в один из сталинских лагерей. Червоный (Николай Береза) в фильме предстает не выпуклым персонажем, а скорее, некой стихией, с появлением которой в лагере начинает все меняться - рушится тюремная иерархия, появляется некий дух свободы, которым проникаются даже те, кто изначально был готов ей пожертвовать во имя других целей (советской родины, Сталина и прочего).

Впрочем, кажется, что незавершенность образа Червоного и переведение его из разряда живых людей в некую абстрактную субстанцию и носителя идеи, - результат ненарочный. Ведь судя по промо-кампании, которую вели в преддверии проката, “Червоный” должен быть фильмом про Червоного, восстание в сталинском лагере и “борьбу, которая все еще продолжается” (слоган, написанный на постерах). В подтверждение последнего в сценарии (не знаем, есть ли эта фраза в книге) даже есть реплика про “хохлов”, у которых “до сих пор война”.

Но по факту главным героем “Червоного” является не отважный боец УПА, а советский летчик Виктор Гуров (Олег Шульга), попавший в лагерь якобы из-за того, что был взят в плен немцами во время Второй мировой. Гуров свято верит в советские лозунги и уверен, что его посадили по ошибке, но вместе с тем, рад, что “хоть не расстреляли, а дали всего пять лет”. Появление Червоного, наблюдение за внутренними перестановками в лагере, причиной которых является свободолюбие украинцев и, очевидно, “лесных братьев” (то есть, литовцев, о наличии которых мы знаем только со слов лагерных начальников), и участие в любовной линии (о которой мы не будем детально распространяться, чтобы не портить просмотр) приводят к тому, что Гуров начинает сомневаться в прекраснодушии советской системы. Другими словами, герой Олега Шульги - один из немногих объемных персонажей в “Червоном”, за которым интересно наблюдать - и не только из-за того, что актер немного похож на молодого Смоктуновского.

Олег Шульга в фильме "Червоный"
Фото: B&H
Олег Шульга в фильме "Червоный"

Отрезанного от Данилы Червоного объема досталось и начальнику лагеря майору Абрамову (Александр Мавриц), который оказывается таким же узником этой тюрьмы, как и те, кто вверен его надзору. Сцена, когда порядком выпивший майор вопит одному из заключенных “Я выйду отсюда, а ты нет!”, - одна из самых удачных в фильме, потому что в кои-то веки не сообщает прямо, о чем она. Чего не скажешь об эпизодах, где прямо проговаривают или, за счет довольно-таки назойливой закадровой музыки итальянского композитора Франко Эко, подсказывают, что зритель должен думать или чувствовать. К сожалению, к последним, слишком прямолинейным сценам, относятся и те, в которых разыгрывается магистральный сюжет “Червоного” - сопротивление украинцев советской системе в жутких условиях сталинского лагеря.

Это далеко не первый раз, когда героическая тема, в проявлении которой на экранах, очевидно, нуждается часть зрителей, проговаривается так нарочито. Но чтобы сделать героя, несущего патриотическую идею, интересным для зрителя, в него нужно заложить что-то, что сделает его похожим на человека, - сделать хотя бы намек на его несовершенство, поставить его в ситуацию, которая не располагает к героизму, что, скорее всего, будет расценено как ересь по отношению к героическому дискурсу. В этом украинские кинематографисты не одиноки - одна из главных проблем фильмов вселенной DC Comics (картин совершенно другого порядка и технического уровня исполнения, но все же) заключается в том, что драму о терзаниях богов (Чудо-женщины, Супермена) смотреть попросту неинтересно, тогда как люди, обретшие суперспособности и вместе с этим дополнительные сложности в жизни и тараканов в голове, становятся залогом для интересного развития сюжетов.

“Червоный” стал своего рода разрушителем мифом, которые вокруг него соорудили продюсеры и дистрибьюторы. Разбор того, является ли фильм Буадзе “исторической драмой”, оставим специалистам, а вот претензии на выдвижение Данилы Червоного в ранг “новых украинских героев”, которые не стонут и не гибнут, а, мол, делают свое дело, без комментариев оставить сложно. Дело в том, что, кажется, и в “ТойХтоПройшовКрізьВогонь” Михаила Ильенко, и в “Поводыре” Олеся Санина - фильмах, с которыми “Червоного” будут неизбежно сравнивать, такие герои уже есть. И Иван Додока Дмитрия Линартовича, и Иван Кочерга Станислава Боклана призывают к действию, которое не всегда для них хорошо заканчивается, но все же - они не пассивные наблюдатели.

Создатели “Червоного” обещали фильм о бойце, попавшем в жестокие условия, не сломавшемся там и ставшим символом борьбы украинцев за свою свободу. Что мы видим на экране? Фильм о лагерных разборках (разыгранных по понятным причинам на ядреной “фене”, которую все же неплохо было бы просубтитровать человеческим языком - не все зрители выросли в обстоятельствах навязанной гегемонии тюремной культуры), в котором у героя, вынесенного в название, от силы минут 30-40 экранного времени, приглушенные и односложные реплики и нет никакого объема - о главном событии фильма - бунте в лагере - мы знаем лишь то, что он упрямо готовится. Снят ли “Червоный” на более высоком уровне, чем его героические предшественники? Конечно, но и этого уровня пока что - будем откровенны - недостаточно, чтобы провозглашать появление хорошего зрительского кино в Украине.

Продолжение, впрочем, следует - на 10-м питчинге Госкино одним из победителей вышел следующий фильм из серии про Червоного - “Без линии фронта”, в котором у создателей картины будет больше возможностей рассказать о своем главном - не забываем об этом - герое.

Кадр из фильма "Дзидзьо: Контрабас"
Фото: TVBOOM
Кадр из фильма "Дзидзьо: Контрабас"

“Дзидзьо: Контрабас” Олега Борщевского является уже не первым в этом году образцом новой украинской комедии. Если “Слуга народа” ориентировался на аудиторию “Квартала 95”, “Инфоголик” - на аудиторию, которая пришла в кино впервые в жизни (потому что иначе этот набор плоских шуток и персонажей объяснить невозможно), то костяк аудитории фильма с Дзидзьо в главной роли понятен - это те, кто ходит на его концерты. Впрочем, “Контрабас” может заполучить зрителей и вне этого круга - если пока не считать “Припутней”, которые выйдут на экраны через месяц и в принципе не являются комедией в чистом виде, у фильма Борщевского есть преимущество - убедительный и действительно смешной главный герой.

Мы не знаем, на каком этапе Михаил Хома (то есть, Дзидзьо) открыл в себе комедианта, но сделал он это не зря - на него можно смотреть безотрывно, он органичный, с не забитой сериальной высокопарностью живой украинской речью и чувством того, по каким мозолям украинского общества можно топтаться и с какой интенсивностью. Попади материал “Контрабаса” в руки другому режиссеру, не испорченному рекламными стандартами и умеющему управляться с крупными планами, фильм был бы намного лучше. Но - маємо те, що маємо: комедию с хорошими исходными данными, сошедшими на нет, потому что индустрия не готова к жанровому кино.

Сюжетная подоплека “Контрабаса” понятна из трейлера: тройка друзей переодевается священниками, чтобы беспрепятственно провезти через границу контрабандой сигареты и заработать денег. В безупречный план вмешиваются не то высшие силы (отношения с которыми, надо сказать, разыграны очень симпатично), не то конкуренты, которые гонятся за приграничной наживой с таким же усердием, хоть и с другой мотивацией. Самое слабое звено в этом параде персонажей - героиня Елены Лавренюк. Ее появление анонсировано в трейлере, но на самом деле замени ее кем-то другим - ничего в фильме не изменится, и это плохой знак.

Возможно, кинематографический персонаж Дзидзьо пока что не готов к выходу в полный метр - ведь он очень комфортно чувствует себя в коротком, но признаем, что “Контрабас” - это все-таки маленький шажок вперед в комедийном жанре, очень непростом, но, если его освоить, очень благодарном в плане бокс-офиса.

Фото: ОМКФ

О третьей премьере последнего дня лета мы уже писали в дневниках Одесского кинофестиваля и еще напишем. “Уровень черного” Валентина Васяновича - пример независимого, камерного кино, экспериментирующего с формой. К слову, это фильм, который Оскаровский комитет решил отправить на "Оскар" в этом году.

Основа фильма - документальный герой, фотограф Константин Мохнач, чью пластику Васянович подметил на одной из вечеринок и решил сделать с ним фильм. Сначала провели документальные съемки, затем из отснятого материала были выбраны сцены, которые сформируют сюжет, и затем сцены пересняли с Мохначем в главной роли - 50-летнего фотографа, переживающего во всей полноте не то кризис среднего возраста, не то глобальный вельтшмерц, не то просто череду драматических событий в своей жизни.

Кто-то вменяет Васяновичу формализм и показное экспериментаторство - мол, “Уровень черного” распадается на разные, порой снятые одним планом сцены, а целиком не держится. Но нам все-таки кажется, что “Уровень черного” - один из лучших украинских фильмов последнего времени. Это пронзительная и, создается такое впечатление, вытесанная из личного опыта драма о душевной боли, пусть даже различить ее можно не сразу. Васянович не подсказывает зрителям, где и что чувствовать, не включает закадровую музыку (единственная музыка звучит внутри кадра и, хоть это опостылевший “Океан Эльзы”, сцена с его песней работает на все сто), не делает того надрыва, которым грешат кинематографисты, когда хотят донести что-то важное.

Кроме Мохнача, большую роль в “Уровне черного” играет актриса Катерина Молчанова - ее героиня является одной из нарушительницей душевного спокойствия главного героя и ее присутствие (равно как и отсутствие) в жизни Константина - заметное для фильма событие, не в последнюю очередь из-за таланта Молчановой создавать лаконичные, но запоминающиеся образы.

Шествие украинских фильмов на экранах на этом не заканчивается - кроме традиционных премьер в кинотеатрах пройдут кинопоказы в рамках фестивалей. Из ближайшего - на Гогольфесте пройдет кинопрограмма, где покажут два новых полных метра - “Стремглав” Марины Степанской и “Припутни” Аркадия Непиталюка, пачку украинских коротких метров, а также старт программы “Docu/хит”, в рамках которой можно будет увидеть украинские доки - “Главную роль” и “Завтра праздник” Сергея Буковского, “Войну химер” Анастасии и Марии Старожицких и короткометражный “Ленинопад” Светланы Шимко.

В общем, все только начинается. Увидимся в кино.

Дарья Бадьёр Дарья Бадьёр , Редактор отделов "Культура" и "Блоги"