ГлавнаяКультура

Дневник ОМКФ: о чудесах, детерминизме и итальянской политике

Одесский международный кинофестиваль перевалил за половину и хочется оглянуться на прошедшие дни киносмотра и отметить наиболее интересные фильмы, показанные в его рамках, благо таких картин на фестивале предостаточно.

Дневник ОМКФ: о чудесах, детерминизме и итальянской  политике

Итак, немного поговорим о конкурсных фильмах «Октябрь» и «Символ», и о внеконкурсной ленте «Великолепный».

«Октябрь» – дебютный полнометражный фильм перуанских режиссеров братьев Вега, получивших за него приз жюри в секции «Особый взгляд» на Каннском кинофестивале.

Октябрь – праздничный месяц в городе Лима, на протяжении которого жители устраивают чествования Повелителя Чудес, в надежде на то, что их жизнь изменится к лучшему. Три главных героя «Октября», от которых ведутся сюжетные линии, совершенно по-разному относятся к подобным ожиданиям. К примеру, Клементе, циничный и в какой-то мере бесчувственный ростовщик, предпочитает не тешить себя лишними надеждами и ни на кого не полагаться. Он остается верен себе даже когда его жизнь меняется, и в ней появляется маленькая девочка, его дочь от одной из местных путан.

Пока Клементе ищет мать девочки, подбросившую ее в его дом, за малышкой присматривает София, романтичная одиночная женщина, каждый вечер принимающая участие в религиозных процессиях, посвященных Повелителю Чудес. София влюбляется в Клементе и даже пытается его приворожить (эта странная манипуляция с нижним бельем и кувшином с водой является именно приворотом, если что). Третий герой: дон Фико – пожилой романтик, который хранит у Клементе деньги, чтобы накопить достаточную сумму и забрать любимую жену из больницы и увезти путешествовать.

«Октябрь» – восхитительная работа, удивительно красивая и тонкая для дебюта, с хорошим сценарием и потрясающей операторской работой. В минувшем мае Каннах Даниэль и Диего Вега получили заслуженную награду, и, надеюсь, не будут обделены наградами и на Одесском кинофестивале.

На пресс-конференции после показа братья-режиссеры признались, что создавали эту картину, вдохновленные фильмами Брессона, Каурисмяки и Джармуша. Влияние этих режиссеров на «Октябрь», несомненно, чувствуется, но вместе с этим, фильм оригинальный и, безусловно, заслуживает внимания.

Есть еще один важный момент, связанный с перуанским кинематографом вообще, и в сравнении с отечественными реалиями. Полный бюджет фильма «Октябрь», как сказали режиссеры на той же пресс-конференции, составляет 250 тыс. долларов, а всего в Перу снимается около 5-6 фильмов в год (несколько из них уже получили награды на международных кинофестивалях). А теперь обратимся к украинской действительности: здесь ежегодно снимается около 10 фильмов, а сумма в четверть миллиона долларов для украинского шоу-бизнеса не такая уж и большая. Спрашивается, где наши братья Вега и Каннские награды? Или украинская Клаудиа Льоса и «Золотые медведи» с Берлинале? Пока перуанцы поднимают свой культурный уровень и завоевывают сердца киноманов, наше представительство на международном уровне ограничивается певицей Камалией и ее бездарным кино, отвезенным на Каннский кинорынок, и спорами о национальной принадлежности Сергея Лозницы. Выводы напрашиваются сами собой.

Возвращаясь, то есть к кино. 21 июля в рамках конкурсной программы был показан японский фильм «Символ», кино удивительное и ужасающее одновременно. Можно сказать, что «Символ» – настойчивое и беспощадное по отношению к терпению зрителя высказывание о детерминизме, пользе компьютерных игр («играйте в квесты, будет вам логическое мышление») и даже, если хотите, о вреде наркотиков.

Начинается все с того, что в далекой Мексике поживший рестлер по имени Человек-Улитка готовится к решительному бою с сильным и молодым соперником. В то же время где-то в далекой белой комнате просыпается некий японец в пижаме в крупный горошек. Недоумевая, за что ему выпало такое счастье, бедняга обнаруживает на белоснежной стене выпирающую фигурку, после нажатия на которую, из стен выдвигается толпа маленьких хихикающих ангелов (теперь понимаете, при чем тут наркотики?). В конце концов, в стенах остаются торчать их гениталии, и если на них нажимать дальше, начинают выпадать некие предметы, на первый взгляд, бесполезные, но, как это бывает в квестах, никогда не знаешь, что и как может пригодиться.

К сожалению, японский герой (Хитоши Мацумото, также режиссер и автор сценария) вряд ли играл не только в квесты, но даже в пятнашки, поскольку логическое мышление у него напрочь отсутствует, что вызывало в зале напряженные волны раздражения. В итоге все происходящее в белой комнате стало невероятной мукой не только для Мацумото, но и для зрителей, посмотревших наверняка один из самых утомительных фильмов в истории кинематографа.

Вместе с тем, у «Символа» есть несколько светлых моментов, благодаря которым можно смело рекомендовать его к просмотру. Во-первых, невероятно радуют части фильма, посвященные нелегкому пути борьбы с забвением мексиканского рестлера и его группе поддержки, в которой состоит вся его семья, в частности, невероятный персонаж – крутая монахиня, которая к тому же лихо водит машину, курит и матерится. Вся мексиканская часть вообще снята с радующей глаз задорностью в стиле раннего Родригеса и является приятным бонусом к слегка раздражающей японской истории.

Во-вторых, «Символ» – один из немногих фильмов, наглядно иллюстрирующий идею вселенского детерминизма, да еще с такой очевидностью, что дух захватывает. Если абстрагироваться от истошных воплей Мацумото, которые он извергает после каждого неприятного сюрприза, то в его действиях можно вполне узреть аналогии с обычным человеческим поведением: одни и те же действия могут приводить к разным последствиям, а разные действия упорно влекут за собой одно и то же. Мы начинаем нервничать, делать глупости, подобно главному герою «Символа», а фортуна все равно гнет свое; затем мы успокаиваемся и начинаем мыслить логически, но опять ничего не меняется. Фильм заканчивается, и в голове остается одна мысль: а вдруг все, что мы делаем – бесполезно, потому что последствия зависят от того, на какой ангельский пенис нажмет глупый японец, запертый где-то в комнате?

Не знаю, кто на что и где нажал, но пока что последствия, которые происходят на ОМКФ в виде показанных фильмов, только радуют. Еще одним поводом для счастья стал внеконкурсный итальянский фильм Паоло Соррентино «Великолепный» об одиозном премьер-министре Джулио Андреотти. Андреотти сделал невероятную политическую карьеру, занимал по нескольку раз посты министра разных ведомств, а также семь раз был выбран премьер-министром. Правление Андреотти, в частности, его последний срок в качестве главы правительства, было неоднозначным: он был неоднократно уличен в связях с мафией, в результате чего был вынужден прекратить политическую карьеру в 1993 году.

Несмотря на всю серьезность выбранной темы, фильм Соррентино больше похож на гангстерскую сагу с элементами черного юмора, нежели на серьезную политическую драму. Снабженный задорным саундтреком и оригинальными находками по визионерской части, «Великолепный», собравший множество европейских наград, получился одним из лучших фильмов о политике, который мне когда-либо довелось видеть.

Тони Сервилло, исполнитель главной роли, показал мощного и бесстрастного политика, не лишенного чувства острого юмора и самоиронии. То человеческое, которое, как говорится, никому не чуждо, по всей видимости, было свойственно Великолепному лишь в той мере, в какой ему позволяли его хладнокровность и достоинство, что и было блестяще показано в этом фильме.

Итак, впереди еще добрая часть конкурса и еще несколько важных показов: премьера нового фильма Романа Полански «Писатель-призрак», последняя работа Джузеппе Торнаторе «Баария» и анимация Сильвена Шомэ «Иллюзионист» (их пресс-показ уже состоялся, но о них мы напишем немного позже), и закрытие фестиваля, которое состоится 24 июля.

Дарья Бадьёр Дарья Бадьёр , Редактор отдела "Культура"
Читайте главные новости LB.ua в социальных сетях Facebook и Twitter