ГлавнаяКультура

Ступкафест — 2

Во второй раз Киевский международный кинофестиваль проходит в той же атмосфере, что и в первый раз. В атмосфере лицемерия. Все всё понимают, но делают вид, что так и надо. Что поверхностные вопросы журналистов и многословные ответы организаторов могут скрыть провал организации.

Ступкафест — 2

Что даже не второсортность — третьесортность картин, представленных на фестивале, большинства гостей могут быть компенсированы улыбочками и ужимками. Что старинное украинское «У нас так мало денег!» объясняет некачественность да и вообще — отсутствие Кино.

Подумать только: в стране практически нет своих фильмов, не соберёшь группу для съёмок (все уже или старые, или умерли), зато есть ещё один международный кинофестиваль! Зачем он? Неужели почти религиозное внимание и уважение к Богдану Ступке способны реанимировать отечественную киноиндустрию?

Организаторы "Ступкафеста" убеждены, что он сработает. Что третий, четвёртый или пятый международный кинофестиваль в Киеве обязательно восстановит былую славу отечественных кинематографистов. Ведь истории кино в Украине более ста лет! И журналисты, публика делают вид, что так оно и будет. Когда Ступки поблизости нет, большинство, конечно, посмеивается. Но как только появляется Ступка, у всех в глазах сразу загораются нездешние огоньки веры в сверхъестественное. Кажется, Ступка носит кинофестиваль, да и весь местный кинематограф — в себе, как мама-кенгуру детёныша в сумке на животе.

Но если отвлечься от Ступки и подумать, то неминуемо возникнет вопрос: а в кинофестивале ли ещё одном мы нуждаемся? Может быть, мы нуждаемся в чём-то другом?

На пресс-конференциях перед началом "Ступкафеста" я приметил корреспондента "Рабочей газеты". Этот человек в отличие от остальных журналистов выглядел старомодно. То есть задавал организаторам основательные вопросы. Основательность — качество, присущее исключительно старомодным людям. Так вот, в какой-то момент организаторы объявили, что вечеринок на "Ступкафесте" будет всего две — на открытии и закрытии. Журналисты были разочарованы. Один лишь корреспондент "Рабочей газеты" остался в прежнем настроении. «Ну, - подумал я, - пролетарский подход к делу может многое прояснить». И вместо вопросов Ступке (имевших перспективу получить море милой и немного печальной пустой болтовни в ответ) я решил задавать вопросы этому человеку.

Итак, я (ЛБ) и он (РГ).

ЛБ: - Хочу вас спросить о журналистах, которые освещают данный фестиваль и события в сфере культуры. Насколько эти журналисты компетентны?

РГ: - Мне всегда казалось, что киевская журналистика, имеющая отношение к культуре вообще, к искусству, в том числе к киноискусству, страдает поверхностностью. Я невольно сравниваю материалы, скажем, московских, российских журналистов — рецензии на спектакли, фильмы и так далее — и вижу, что киевская журналистика очень сильно проигрывает в смысле глубины, анализа, богатства мыслей, параллелей. Кроме того, киевская журналистика страдает комплиментарностью. У нас оттого, что мир, в общем-то, небольшой, так сказать, "культурный слой" в Киеве, актёры знакомы с журналистами, журналисты с актёрами. Часто материалы приобретают почти заказной характер. Нужно похвалить какого-то актёра — его хвалят, нужно поругать — его ругают. Например, очень известный киевский журналист, кстати, толковый (я не хочу называть имён), однажды написал ну такую уже рецензию в превосходных тонах о спектакле Моисеева "Лев и львица", который был поставлен в "Молодом театре", и в котором играл Ступка, что я просто диву давался. Ибо спектакль не выдерживал никакой критики. А в рецензии все актёры гениальные, режиссура потрясающая. К тому же, кинокритики, которых у нас якобы готовят в Институте Карпенко-Карого... Что-то их не видно. Вот где этот уровень?

ЛБ: - А куда они деваются?

РГ: - Наверное, уходят в другие сферы. Продают сосиски, что-нибудь ещё...

ЛБ: - Становятся менеджерами?

РГ: - Возможно. Но, по идее, если есть такое отделение в Институте, должно быть столько умных людей! А у нас перекос ещё... Не случайно вопросы задавали по поводу светских вечеринок, которых, как я понял, будет очень мало.

ЛБ: - Да, все разочарованы.

РГ: - Пожалуй. У нас много глянцевых журналов. И интересует вот эта жизнь — стиль Кати Осадчей и ещё одного человека, имени не помню... Знаете, по телевизору показывают?

ЛБ: - Ой, я не смотрю телевизор.

РГ: - Да? Ну, хорошо. Я иногда попадаю. То есть интерес проявляется больше к этой стороне фестиваля, чем к его наполнению, содержанию.

ЛБ: - А зачем фестиваль? Ради вечеринок? Если людям интересны лишь звёзды, закулисье... Если нет интеллектуальной среды, которая могла бы честно оценить происходящее? Возможно, стоило основать ещё один киноинститут, а не ещё один кинофестиваль?

РГ: - Да, надо среду растить. Это вообще сложный вопрос. Но погодите — Киев-то четырёхмиллионный на сегодняшний день город, если брать приезжих...

ЛБ: - А что приезжие? Что миллионы? От этого нет никакого толка.

РГ: - А от чего есть толк, позвольте спросить?

ЛБ: - От интереса. Вот никому же не нужно это всё. Пришли журналисты, критики, отработали зарплату, пообщались со Ступкой... Нет искренного интереса к происходящему. Есть разве что интерес к вечеринкам.

РГ: - Знаете, что меня влечёт... Я очень хочу посмотреть фильм, в котором Ступка сыграл, по пьесе Чехова. Очень хочу. Это магнит, который притягивает меня на данном фестивале.

Я подумал, что это слишком утончённая, даже поэтическая мотивация, чтобы задавать ещё какие-то вопросы. И завершил беседу с этим человеком. Главное, причину для проведения "Ступкафеста" я нашёл. А именно: фильм с Богданом Ступкой в одной из ролей по пьесе Антона Чехова найдёт зрителя — не умрёт на полке Одесской киностудии. Но достаточно ли этого?

Программа фестиваля малопривлекательна. С демонстрацией фильма Отара Иоселиани "Шантрапа" возникли проблемы — продюсер не дал добро. В результате, фильмом-открытием "Ступкафеста" стала картина Веры Глаголевой "Одна война" — никому не известный фильм посредственного режиссёра. В программе вообще нет первоклассных фильмов. Но проблемы фестиваля этим не исчерпываются, этим они всего лишь подчёркиваются. Что же это за проблемы?

Дело вовсе не в деньгах, как говорят Ступка и его помощники.

На пресс-конференции перед церемонией открытия "Ступкафеста" на третьем этаже дворца культуры "Украина" среди десятков журналистов я увидел девушку, изнывавшую от духоты. Чтоб вы понимали — кондиционер не работал, окна были закрыты, в помещении находились почти две сотни людей. Потом, конечно, кондиционер включили. Он загудел, как самолёт перед взлётом, аж люстры задрожали. Но свежее не стало. Девушка ушла с пресс-конференции на другой этаж дворца. Туда, где можно было нормально дышать. Я пошёл за ней.

Познакомился. Анна Лобановская, искусствовед. Решил спросить её о том, на что всё-таки стоит тратить деньги — на фестиваль или на что-то другое?

ЛБ: - Может быть, полезнее финансировать не кинофестиваль, а кинопрокат? Ведь кинопрокат в Украине скудный. Приличные фильмы, вышедшие в прокат на Западе в этом году, выйдут в прокат у нас, если повезёт, в следующем году, да и то — лишь единицы. В кинотеатрах — или попкорн голливудский, российский, или один-два фильма в месяц, достойные внимания. Остальные — не ставят в прокат, потому что невыгодно. Разве не лучше поддержать прокатчиков?

АЛ: - Ступка — такая фигура... Ему дадут деньги под идею фестиваля. Ему доверяют спонсоры, государство. Я хотела бы провести параллель. Один мой знакомый, автор книг по иудаизму, сказал мне такую вещь: «Понимаешь, на серьёзную научную работу найти грант в Америке я не могу. Но если я заявлю тему "Евреи и гомосексуальность", то я найду кучу денег». То есть проявляется ещё и дух времени. Нет людей, заинтересованных в развитии кинопроката, людей, которые могут найти на это средства.

ЛБ: - Не лучше ли Ступке заняться этим вопросом, а не своей амбицией провести кинофестиваль? Здесь же всё держится на Ступке. Однако если представить — не дай Бог, конечно, но тем не менее — что Ступку хватит инфаркт и он умрёт, что будет с фестивалем? Под чью репутацию будут давать деньги на его проведение? Кто будет просить Иоселиани приехать?

АЛ: - Будут искать другую звезду...

ЛБ: - А кто у нас другая звезда?

АЛ: - Ну, прямо-таки нет других звёзд!

ЛБ: - Кира Муратова вряд ли будет заниматься этим фестивалем.

АЛ: - Есть ещё Сумская...

ЛБ: - Сумской не дадут деньги, это далеко не Ступка. Её и президент Янукович не заметит — не тот уровень. "Ступкафест" ведь держится на личности, а не на принципах или общественной потребности.

АЛ: - Знаете, я услышала такое мнение о том, почему ругают Киевский международный кинофестиваль. Мол, журналисты, "прикормленные" "Молодостью", специально ругают фестиваль, организованный Ступкой, а на деле здесь совсем не плохо. С другой стороны, в Киеве культурные мероприятия проводить не умеют...

ЛБ: - Ну, я не "прикормлен" кем-либо, в том числе и "Молодостью". Всего лишь сомневаюсь. Организаторы "Ступкафеста" говорят, что за пять лет планируют довести фестиваль до уровня фестивалей класса "А". Но как фестиваль может выйти на такой уровень, если в Киеве нет площадок класса "А" для проведения подобных мероприятий? Разве совковый дворец "Украина" годится для этого? Здесь душно, пресс-центра нормального нет, охранники хамят, ковровые дорожки на лестницах до дыр протёрлись...

АЛ: - Тем не менее, аренда этого дворца стоит настолько дорого, что "Молодость" отказалась в прошлом году от открытия в "Украине", перебралась в кинотеатр "Киев".

ЛБ: - Но там тоже не класс "А". Там все мероприятия проходят на пространстве между гардеробом и туалетом. Фактически, в коридоре, оборудованном под буфет.

АЛ: - Возможно, построят когда-нибудь что-нибудь приличное...

ЛБ: - Вы действительно в это верите?

АЛ: - …

ЛБ: - Кроме дворца "Украина" у нас, в общем-то, ничего такого и не строили. То есть мало того что своих фильмов в стране практически нет, мало того что звёзд два-три человека, так ещё и хороших площадок для фестивалей нет! А есть ли интеллектуальная среда, в которой мог бы быть сформирован запрос на подобные площадки? Что думает общество по поводу таких проблем?

АЛ: - У нас писатели читают писателей, художники смотрят художников, режиссёры тусуются с режиссёрами. А общество занимается чем-то другим. Я освещаю культурную жизнь Киева 13 лет и знаю, что всюду встречу знакомых журналистов. Или тусовочных людей — "фуршетников". И, кстати, "фуршетники" — люди, самые осведомлённые. У них можно получить информацию, которую не получишь в УНИАНе вовремя. Да и Киев всегда был более мещанский город, чем Москва или Питер. У нас же культурологические статьи некуда писать... Большая часть прессы — бульварная, жёлтая. Собирают сплетни из интернета. У нас нет серьёзной критики. Есть несколько журналов, которые выходят раз в год или раз в полгода, и в которые очередь авторов. Гонорары маленькие... Если бы газеты, журналы давали больше полос под культуру, то, возможно, общество бы больше интересовалось культурой.

ЛБ: - Ох, сколько проблем! Нет изданий, которые на уровне хотя бы российских, занимались бы культурой. Нет хороших площадок. Кинопрокат при смерти. О каком международном кинофестивале может идти речь в этих условиях?

АЛ: - А что мы можем сделать?

ЛБ: - Получается, всё дело в том, что никто из нас не Ступка и не может прийти к президенту Януковичу и сказать «Дайте денег»?

Таким образом, Киевский международный кинофестиваль проходит в условиях совершенной кинопустыни. В том смысле, что:

1) фильмы в Украине практически не снимаются;

2) киноинституты, в частности — Институт Карпенко-Карого, выпускают брак;

3) кинопрокат позорно оскудел;

4) в столице отсутствуют площадки для проведения первоклассных мероприятий;

5) газеты, журналы в основном желты и бескультурны;

6) государственную и спонсорскую поддержку получают звёзды, их амбиции, тогда как действительные проблемы остаются без внимания.

Поэтому если и есть какой-то смысл в проведении "Ступкафеста", то — лично для Богдана Ступки. У общества иные потребности.

Дмитрий Литвин Дмитрий Литвин , журналист
Источник: Дмитрий Литвин
Читайте новости LB.ua в социальной сети Facebook