ГлавнаяКультура

Записки режиссера: Маленькая трагедия

"Обременять вымышленными ужасами исторические характеры и не мудрено, и не великодушно. Клевета и в поэмах всегда казалась мне непохвальною"
 А.С.Пушкин

Анатолий Борсюк Анатолий Борсюк , режиссер, тележурналист

Попалась мне недавно на глаза известная пьеса Пушкина «Моцарт и Сальери», из его «Маленьких трагедий». С удовольствием перечитал. Как известно, «конфликт сосредоточен на столкновении двух противоположных типов художников: искреннего и самобытного гения и угрюмого рационалиста и догматика. Моцарт – светлый, чистый, не знающий расчета, благородный художник; Сальери – фанатик и изувер, идущий на преступление».

Бедняга Сальери! Вот кто попал в переплет. Моцарт умер 218 лет назад, Пушкина нет уже 172, а «убийца и отравитель» Сальери все еще живет. И, судя по всему, будет жить еще ох как долго!.. 
Ладно, о «светлом, чистом, не знающем расчета» Моцарте поговорим как-нибудь в другой раз. Сейчас, раз такое дело, давайте о Сальери. Ну, и о Пушкине, разумеется, тоже. Вопросы к Александру Сергеевичу в связи с выходом этой пьесы появились практически сразу. Высоко чтимый самим Пушкиным литературный критик П.А.Катенин писал: «Моцарт и Сальери» был игран, но без успеха; оставя сухость действия, я еще недоволен важнейшим пороком: есть ли верное доказательство, что Сальери из зависти отравил Моцарта? Коли есть, следовало выставить его напоказ в коротком предисловии или примечании уголовной прозою; если же нет, позволительно ли так чернить перед потомством память художника, даже посредственного?»

Ну, насчет посредственного – это еще как посмотреть! Автор более чем 40 опер, многие из которых идут и сейчас, Сальери был выдающийся артист и музыкальный деятель своего времени. А педагог какой! Среди его учеников – Бетховен, Шуберт, Лист, Гуммель, Черни, Мейербер и, после смерти Моцарта, даже его младший сын – Франц Ксавер Вольфганг Моцарт! Вот так. Ну да ладно. Идем дальше.
Художник Г.Гагарин по тому же поводу написал матери: «Я спросил Пушкина, почему он позволил себе заставить Сальери отравить Моцарта; он мне ответил, что Сальери освистал Моцарта, и что касается его, то он не видит никакой разницы между «освистать» и «отравить», но что, впрочем, он опирался на авторитет одной немецкой газеты, в которой Моцарта заставляют умереть от яда Сальери».

Вот вам и все аргументы для написания такой пьесы! Подобной доказательной базы и собственного поэтического таланта Пушкина оказалось вполне достаточно, чтобы конкретное историческое лицо, ни в чем не повинный композитор, дирижер и педагог Антонио Сальери навсегда остался в истории человечества – во всяком случае, его русскоязычной части – как подлый и бездарный негодяй, отравивший из зависти великого Моцарта.

А вот вам другой подход. Известный французский поэт граф Альфред де Виньи в подобной ситуации обратился к знакомому биографу Моцарта с вопросом о том, можно ли доказать, что Сальери отравил Моцарта. Получив отрицательный ответ, писатель сказал, что ему жаль, мол, был бы интересный сюжет. И так и не написал об этом. Граф де Виньи удержался от соблазна. А Александр Сергеевич – нет. И через несколько лет последовала расплата.

Пушкин и его жена сами были оклеветаны мерзким пасквилем. Александр Сергеевич тут же оскорбителю ответил, но, как потом оказалось, не совсем по адресу. Последовал вызов на дуэль. На ней поэт был смертельно ранен 25-летним поручиком кавалергардского полка бароном Жоржем Дантесом и 29 января 1837 года скончался от перитонита.

К чему это я все веду? Да ни к чему, собственно. Вспомнилось просто. Евреи – распяли Христа, Ленин – сифилитик, Сальери – убийца, Пушкин – рогоносец, коммунизм – победит… Может, хватит врать, господа? Ну не надо. Пожалуйста! Даже если вы А.С.П. Поверьте истории. Вам же лучше будет!..

Анатолий Борсюк Анатолий Борсюк , режиссер, тележурналист