Почему Украине необходима инновационная политика

В 1998 году миллиардер и удачливый предприниматель отрасли информационных технологий Майкл Делл (он в свое время революционно реформировал производство и торговлю персональных компьютеров, продавая их по почте), узнал, что Стив Джобс вернулся в Apple. Тогда Делл сказал, что вряд ли Джобсу что-то удастся сделать в этой компании, и лучше было бы Apple закрыть и отдать деньги акционерам.

В 2004 году, когда Марк Цукерберг пытался создать новую социальную сеть, всем аналитикам это казалось странным, потому как в мире тогда доминировала социальная сеть MySpace, позиции которой казались мало уязвимыми.

И в том и в другом случае, Джобс и Цукерберг не согласились с оценками влиятельных аналитиков, так как интуитивно понимали, что в технологическом прогрессе никто не знает, как поведут себя в будущем потребители. Они никогда не знают, чего хотят, но всегда знают, хотят ли они то, что им продемонстрируют. Вот так, не спрашивая мнение потребителей, Джобс и Цукерберг создали свои инновационные продукты. А потребители своими деньгами и своим временем проголосовали за них. И Джобс и Цукерберг угадали с предсказанием неудовлетворенных человеческих потребностей в технологических гаджетах и в общении. И победили.

Экономист Джозеф Шумпетер писал что, предприниматели всегда преодолевают сопротивление, которое оказывает социальная среда их попыткам сделать что-то новое. Преодоление этого противодействия социальных групп, интересам которых такое нововведение угрожает, является для инноваторов деятельностью особенного рода, не встречающейся в обыденной жизни. По мнению Шумпетера эта деятельность состоит «в установлении необходимого сотрудничества с нужными людьми, а также в том, чтобы заставить потребителей идти в ногу».

Инноваторы всегда существуют на рынках - потому что они очень полезны потребителям, так как создают и производят очень нужные им продукты, которые улучшают потребителям жизнь. Но они же становятся большой проблемой для остальных предпринимателей, которые не справляются с «дилеммой инноватора» Клейтона Кристенсена - продолжать делать прежнюю продукцию, которая еще продается на рынке, или отказаться от нее и пытаться создать что-то новое. Этим производителям кажется, что они «и так достаточно инновационны», но потом приходят Джобс и Цукерберг, и бизнесы тех, кто был самоуверенно консервативен, отправляются на свалку. Как это и произошло с Nokia и MySpace, которых «уничтожили» технологические инновации Джобса и Цукерберга.

Поэтому проведение инновационной политики для фирм и для государств является вопросами выживания и дальнейшего развития, а не блажи.

Есть ли в Украине инновационная политика - как государственный документ, как ежедневная практика наших чиновников? Нет. Нас больше интересует приватизация морально устаревшего промышленного производства и борьба с коррупцией зарвавшихся чиновников, нежели создание артефактов промышленного будущего. Хотя понятно, что сама по себе победа над коррупцией не создает стоимость в экономике, а в грядущем будут побеждать компании и государства, которые смогут зарабатывать деньги, прежде всего, на знаниях, а не на природных ресурсах. Современный финансовый успех игры Pokémon Go показал, что предприниматели, создавшие ее, уже заработали больше, чем вся Украина зарабатывает на зерне и металле за год! Какие доказательства необходимости иметь инновационную политику нам необходимы еще?

Вы скажете - это возможно только у них за рубежом, но не у нас. И ошибетесь! В прошлом году международный разработчик мобильных приложений Snapchat купил за 150 млн. долл. приложение, произведенное в Одессе. Но кто говорит в правительстве о том, что команда из нескольких человек создала в Украине приложение, которое продано на международном рынке за 150 млн. долл.?! Зато все говорят и пишут про приватизацию Одесского припортового завода (ФГИ оценил это предприятие, износ основных фондов которого превышает 60%, аж в 520 млн. долл.)! Ирония судьбы в том, что события-то разворачиваются в одном и том же городе! Просто за одними событиями будущее, а за другими уходящее прошлое.

Именно на этом примере видно, как отсталы и заскорузлы наши властные элиты, которые вместо разработки промышленной политики по созданию условий, в которых такие компании и продукты, как одесский Looksery, будут вырастать в украинской экономике, как грибы после дождя, продолжают заниматься ручным регулированием приватизационных процессов в отношении различного морально устаревшего «староиндустриального хлама». Но ведь легендарный руководитель Intel Энди Гроув учил, что руководители должны увеличивать рычажность наших усилий, то есть увеличивать отдачу от общественных усилий! А не уничтожать их, или, в лучшем случае, просто не замечать…

Это к тому же еще и происходит во время четвертой промышленной революции, которая ликвидирует десятки и сотни миллионов рабочих мест во всем мире! Произойдет подобное и в Украине - мы же не закрытая страна. Когда предприниматели Запада и стран Юго-Восточной Азии поставят на поток производство строительных 3-D принтеров и роботов, что они когда-то сделали со смартфонами, вы думаете, как тогда будет выглядеть наша строительная отрасль с пока еще миллионом рабочих мест в ней? Что власти будут делать с социальным напряжением, которое тогда возникнет, и кто думает сейчас об этом?!

Поэтому, нам в кратчайшие сроки следует подумать о подготовке и принятии развернутого плана инновационной политики Украины. Политики, в результате проведения которой в Украине будут создаваться условия для того, чтобы такие случаи, как одесский технологический стартап Looksery, становились закономерностью в нашей стране. Отечественные политики должны изменить свою ментальность – с ментальности правителей страны ресурсной экономики на ментальность политиков страны с «экономикой знаний». В противном случае им надо освободить свои места, потому как они становятся тормозом общественного развития.

Что нам делать конкретно? Я об этом в своих колонках в «НВ» постоянно пишу об этом, поэтому систематизирую и резюмирую:

1.    Радикально изменить нашу научно-техническую политику.

2.    Провести кардинальную кадровую реформу в НАНУ.

3.    Создать предпосылки для создания в Украине крупнейшего научно-образовательного технического университета. «С нуля» либо на основе одного или группы уже существующих в Украине технологических университетов.

4.    Вокруг этого университета создать научно-технический инновационный кластер.

5.    Учредить налоговую политику, благоприятствующую возникновению и развитию технологических стартапов.

6.    Заложить основы финансовой венчурной отрасли в Украине. Выбрав для этого модель - англосаксонскую (основанную на фондовом рынке) или континентальную (германскую, основанную на банковских кредитах). Предоставив частным банкам или фондовым институтам, которые участвуют в финансировании технологических стартапов, определенные госгарантии.

7.    Создать государственную программу поддержки инновационных стартапов по прообразу израильской или ирландской, соответствующих госпрограмм.

Я уже писал, что особенности исторического и социального развития Украины таковы, что без развитой государственной политики в этой сфере такие случаи, как случай в Одессе со стартапом Looksery, будут у нас крайне редки. Но наша задача сделать так, чтобы они стали массовыми! И тогда появятся деньги и для решения всех наболевших социальных вопросов, и для дальнейшего развития наших нетехнологических секторов, и мы наконец «слезем с иглы» международных финансовых организаций!

Богдан Данилишин Богдан Данилишин , Академик НАН України
Читайте главные новости LB.ua в социальных сетях Facebook и Twitter