Все публикацииПолитика

Чужой посол

Удивительно не то, что Михаила Зурабова в конце концов сняли с должности. Удивительно то, как долго - несмотря на все превратности российско-украинского сотрудничества, несмотря на войну и "мирный процесс" он оставался послом.

Фото: joinfo.ua

В Киев он приехал семь лет тому назад на смену тяжело больному Виктору Черномырдину. Бывший российский премьер, который вполне мог стать преемником Бориса Ельцина - а оказался политическим аутсайдером - был отправлен в Киев то ли как на дачу, то ли как на пенсию - а оказался в самой гуще чужой и чудной политической жизни.

Он бессильно наблюдал уход из большой политики своего друга Леонида Кучмы и неспособность украинской и российской президентских администраций - проще говоря, Медведчука и Медведева - обеспечить преемственность власти, которой воспрепятствовал первый Майдан.
 

Но после Майдана в Кремле было принято решение покупать, а не нападать - и Черномырдин вновь вернулся к своей роли уважаемого посредника, политического "тяжеловеса". На этом фоне назначение Зурабова могло показаться понижением статуса, сигналом в адрес Виктора Ющенко, как раз тогда энергично выступавшего в поддержку истязаемой российскими войсками Грузии. Но это было ошибочное мнение. Да, Зурабов, в отличие от Черномырдина, не мог стать наследником Ельцина. Но он мог стать наследником Путина. После того, как семья Ельцина передала власть Путину, именно Зурабова она видела новым премьер-министром России. Путин предпочёл, однако также спокойно воспринимаемого семьей "технократа" Михаила Касьянова - не просчитался экономически, просчитался политически: Касьянов в будущем окажется среди самых непримиримых его оппонентов. А Зурабов так и остался во властной колоде - но уже не на первых ролях. По сути, он был тем же, что и Черномырдин - человеком, который мог бы стать всем, а отправлялся на дачу или в ссылку.

Приехав в Киев, Зурабов оказался здесь в ложном положении. Если Черномырдин был советским барином, то Зурабов пытался из себя разыгрывать русского барина, этакого старосветского помещика, конечно же, не говорящего по-украински, но в нужные моменты переходящего на изысканный польский (как символично! И откуда он его только знал?). Но такой образ явно не сопутствовал контактам с "донецкими", понимавшими лишь грубые телесные радости. Зурабову оставалось разве что контактировать с теми представителями власти, которые разделяли его любовь к литературным вечерам и ужинам в палисаднике (а ещё с теми привычными агентами российского влияния, которых не стыдно было пустить на порог, но таких было немного). Он был разочарован, что украинская власть не интересуется его реформаторским опытом - а ведь новый посол преуспел в "монетизации льгот", о которой в Украине говорят только сейчас. Он прекрасно понимал, что происходит, и ему было скучно. Я мог бы составить из зурабовских афоризмов того времени - блестящих! - не одну ядовитую статью. Но не в моих правилах цитировать частные разговоры, так что ограничусь словами одного тогдашнего западного посла, который сказал, что российский коллега напоминает ему вальяжного родственника, который сидит у постели умирающего и ждёт, когда можно будет вытащить золотые ложечки из под матраса.

Посол ошибся. Этим родственником был не Зурабов, а Путин. Когда Путин накинулся на Украину с ожесточенностью опьяненного кровью хищника, дачной жизни Зурабова пришёл конец. Аннексия и война явно не были привлекательным фоном для прогулок в палисаднике - к тому же нужно понимать, что Путин ещё с 1999 года готов был принимать Зурабова, но никогда ему не доверял. Когда общение президента и посла сводилось к насмешкам над невежественным Януковичем, терявшимся под буравившим его взглядом чекиста и обращавшемуся к вежливому послу за поддержкой, это не имело особого значения. Но когда начался Крым... Когда начался Донбасс...

Бывший президент Украины Леонид Кучма и посол России в Украине Михаил Зурабов после переговоров в Минске, Беларусь, 20 сентября 2014 года.
Фото: EPA/UPG
Бывший президент Украины Леонид Кучма и посол России в Украине Михаил Зурабов после переговоров в Минске, Беларусь, 20 сентября 2014 года.

Зурабов быстро утратил позиции в Минской группе. Его хорошие личные отношения с новым украинским президентом в новой ситуации оказались скорее недостатком, чем достоинством. Последний год он провёл в Киеве скорее по инерции - и все же провёл свой последний прием на День России, в выступлении на котором пообещал скорое завершение конфликта на Донбассе. И поди пойми, были ли эти слова ритуалом, отражением намерений Кремля или личным убеждением постаревшего и уставшего барина.

Ельцинская "семья" уходит из всех коридоров власти, где ещё оставались её представители. Если Зурабова действительно сменит в посольстве путинский постпред в Поволжье и бывший чеченский премьер полковник Михаил Бабич, это будет означать только то, что даже эта - не так уж много означающая теперь позиция в номенклатуре будет отдана тем, кто теперь безраздельно управляет Россией.

Силовикам.