Цугцванг Яценюка?

Печать

Цугцванг – положение в шахматах, шашках, многих других играх, когда любой ход игрока ведет к ухудшению его позиции. Что не предприми – все плохо.

Именно в такой ситуации сейчас оказался Арсений Яценюк. Уже два месяца все только и говорят, что о его вероятной отставке. Благо, формальных поводов предостаточно. Но время идет, а отставки не случается. И – минимум до осени – не случится. При этом, позиции Арсения Петровича продолжают ухудшаться. Иже с ним – «Народного фронта», грозящего с треском провалить местные выборы.

Но так ли все безнадежно? Ведь любую угрозу всегда можно превратить в возможность. Шанс есть и у Яценюка. Вопрос в том, сумеет ли он им воспользоваться. Именно поэтому заглавие этого текста оканчивается соответствующим знаком препинания. Попробуем разобраться.

Фото: Макс Требухов

"Камикадзе" и его партия

Тучи над головой Арсения Петровича сгущались постепенно - еще с конца прошлого года.

Сперва в Швейцарии возникли вопросы к деятельности его близкого соратника Николая Мартыненко – на предмет возможной причастности к коррупционным действиям. Затем – ряд кадровых скандалов, один из них - с назначением в замминистра инфраструктуры известного своими пророссийскими настроениями Александра Кавы (назначал его, правда, не Яценюк, но "крайним" все равно стал он). На этом фоне все громче звучали голоса тех, кто обвинял правительство в отсутствии системных реформ. Также – в необоснованном повышении коммунальных тарифов. В середине зимы крупнейшие телеканалы радостно развернули информационный фронт. Особо выделялся «Интер», что понятно - правительство продолжало войну с Дмитрием Фирташем.

Далее – претензии бывшего председателя Госфининспекции Николая Гордиенко, заявившего о масштабной коррупции в Кабмине. «Пользуясь случаем» коллеги по политическому террариуму попробовали зарегистрировать постановление о создании в парламенте Временной следственной комиссии, призванной расследовать возможные злоупотребления правительственных чинов. «Хитрость» состояла в том, что постановление предусматривало отстранение премьера от выполнения служебных обязанностей на время расследования. То есть, говоря обычным языком, фактическую отставку. Одним из главных адептов создания ВСК выступала «Батькивщина». Плечо в тот раз подставили большинство (хоть и не все) депутатов БПП. Постановление через зал не прошло, но осадок, как говорится, остался.

Еще один удар – скандал с Андреем Иванчуком. Который так оскорбился за уличение его в якобы пособничестве Игорю Коломойскому (бизнес-партнером которого Иванчук является), что даже заявил намерение отказаться от поста главы радовского комитета по экономической политике. Скандал улегся, Иванчук комитет по-прежнему возглавляет, но вот ранее «светившая» ему должность главы АМКУ – по квоте НФ – теперь безнадежно далека.

Для понимания: Мартыненко и Иванчук всегда были самыми близкими к Яценюку людьми – друзьями, партнерами, советчиками, уполномоченными переговорщиками, в том числе – по вопросам кадровым и финансовым (последнее особо важно). И хотя ввиду вышеизложенного, что с Иванчуком, что с Мартыненко у Арсения Петровича случилось несколько неприятных бесед, говорить о том, будто бы они утратили свое влияние на Премьера, категорически неправильно. Более того, по отдельным вопросам Мартыненко его даже упрочил.

Чего не скажешь о коммуникации Яценюка и Турчинова. Вот она действительно ухудшилась. Значительно.

А коммуникация Турчинова с Президентом, напротив – кратно улучшилась.

Фото: www.dyvys.in

Одна из основных причин разлада Яценюка и Турчинова – отсутствие системной коммуникации. Каждый играет на своем поле. Убытки от этого терпят не столько даже отдельные персонажи, сколько партия в целом.

Вспомним парламентские 2014-го. НФ появилось после того, как демократы – вопреки многочисленным попыткам - не смогли договориться об участии в кампании широким фронтом. Двинулись несколькими колоннами. Собственно, «Народный фронт» - искусственное образование, созданное исключительно для участия в выборах. Причем на старте гонки особо позитивных прогнозов для них никто не давал, максимум – 8-10%. Однако, управленческий гений Турчинова и харизма Яценюка (которая у него есть и которую он просто редко «включает») обеспечили 22.14%. При 21.82% у сводных команд Петра Порошенко и Виталия Кличко.

С учетом того, что Яценюк вновь возглавил Кабмин, Народный фронт в одночасье стал второй партией власти. Предполагалось, за более, чем год, остававшийся до местных, НФ превратится в полноценную партию – с развитой сетью ячеек, активистами на местах, своей «социальной сетью» и т.д. Этого, однако, не случилось. По той простой причине, что партией сегодня никто не занимается. Яценюку не до этого. Турчинову – тоже. Кроме того, партии нужен лидер. Нужна, простите за банальность, идеология. У НФ этого нет. И взяться им – если целенаправленно этим не заниматься – неоткуда.

Социология – тому подтверждение.

В конце марта Киевский институт социологии обнародовал результаты свежего исследования. Согласно данным опроса, если бы выборы в ВР прошли в ближайшее воскресенье, голоса определившихся (этот нюанс важен, - С.К.) распределились бы следующим образом:

  • БПП Солидарность – 16.1%
  • Самопомощь – 10.3%
  • Батькивщина – 7.0%
  • Оппозиционный блок – 6.2%
  • Радикальная партия – 5.0%
  • Народный фронт – 4.0%
  • Правый сектор – 3.1%

Если бы речь шла о выборах Президента – так:

  • Порошенко – 20%
  • Тимошенко – 6.6.%
  • Садовой – 6.5%
  • Ляшко – 4.4%
  • Гриценко – 4.1%
  • Яценюк – 3%
  • Ярош – 2.8

Это – официальные данные. Приблизительно в то же время офисы ключевых политсил заказывали собственные исследования – не для обнародования. Результаты, плюс-минус, сопоставимы. Общие тенденции таковы:

  • замеры датированы межизбирательным периодом, когда симпатии голосующих четко не оформлены. Добавьте сюда «серую зону» - «неопределившихся». На выборах именно за их симпатии разворачивается основная схватка;
  • налицо не только резкое проседание рейтинга Яценюка и НФ, но формирование «ядерного электората» у Президента и его политсилы. По типу того, который некогда был у Тимошенко (да, и сейчас остается. Именно благодаря нему ее партия зашла в нынешний парламент). И это – после всех кризисов последнего года: военных, экономических и т.д. Более того, рейтинг самого Петра Алексеевича выше, чем у его политсилы, что открывает перед ним существенные просторы для маневров. В том числе – на местных выборах;
  • «на пятки» БПП наступает «Самопомощь», работающая на том же электоральном поле. Опять-таки: на местных выборах это, вне сомнений, сыграет свою роль. Плюс еще неизвестно в каком формате в них станет участвовать «Удар» Виталия Кличко. Ранее в партии не исключали: в октябре 2015-го отважатся самостоятельную свою игру, воюя за того же избирателя, что БПП, Самопомощь, Батькивщина и – частично – «Радикалы» Ляшко;
  • существенно подрос Оппоблок. Особенно – на юго-востоке. Где у меньшевиков, вне сомнений, есть еще «скрытые» резервы – многие граждане в симпатиях к ним признаваться сейчас не торопятся;
  • динамику демонстрирует также «Правый сектор» и его лидер Дмитрий Ярош.

Фото: EPA/UPG

Это, повторимся, картина на конец марта 2015-го.

В целом, девальвация политических акций Арсения Петровича неудивительна. Правительство Яценюка претендует на то, чтобы называться реформаторским. Такой Кабмин обречен на непопулярные решения, «проседания», поругание сограждан. Беда в том, что под «реформами» сограждане зачастую понимают не масштабные изменения, но локальное повышение тарифов, корректировку соцвыплат и т.д. Естественно, подобные меры не могут пользоваться поддержкой населения. Но не его, населения, вина, что особенности «переходного периода» ему никто внятно не объясняет. Подчеркиваю: внятно. Раньше это делал сам Арсений Яценюк. Квалифицированный экономист, он «человеческим» языком запросто мог объяснить людям что и почему происходит, отчего события развиваются так именно сейчас, почему львиную долю непопулярных мер должны были предпринять еще «папередники», но не сделали этого, исходя из собственных соображений.

Это было его «фишкой», которую он успешно использовал в ходе электоральной кампании. И которая дала результат. Сейчас она забыта. Сегодня, когда самое время говорить и объяснять, сам Арсений Петрович, а также те, кто внятно мог бы говорить от его имени, залегли на дно. На поверхность поднимаются редко и неубедительно. В том числе – под напором внешних атак, что выглядит как жалкие попытки оправдаться.

Что касается "Народного фронта". Сам Арсений Петрович называл свой Кабинет "правительством камикадзе". А камикадзе партийным строительством не занимаются - ведь они не смотрят в завтрашний день. Если бы смотрели, если бы занимались, у критиков Кабмина появился бы дополнительный повод для нападок. В далекие времена Леонида Кучмы это называлось "попытка формировать собственный политический имидж". Или кто поспорит?

"Деолигархизация". Главное - не обманываться

«После побега Виктора Януковича, Штаты поддерживали Тимошенко и Яценюка в качестве кандидатов в Президенты, Фирташ поддерживал Виталия Кличко». Такую формулу Дмитрий Васильевич озвучил 30-го апреля в суде Вены. Именно поэтому, по его логике, на его ополчились Штаты. Именно этим, по его логике, была продиктована тайная встреча его, Левочкина, а также Порошенко и Кличко год тому. Как известно, по результатам данной встречи, Кличко с Порошенко заключили союз, позволивший Петру Алексеевичу избраться главой государства уже в первом туре, Виталию Владимировичу – стать мэром столицы. В дальнейшем они объединили усилия на парламентских. И это тоже было частью «пакта».

Насчет самой встречи. Не такая уж она была тайная. СМИ о ней стало известно буквально на следующий день – мы, в LB.ua, тогда много говорили и писали об этом. Факт в том, что до недавнего времени, ни один из фигурантов открыто ее не признавал. Так, в ходе интервью LB.ua Дмитрий Фирташ данную тему обсуждать отказался категорически. Официальная отмазка – использовавшаяся, в частности, для суда – «устная договоренность участников о неразглашении». Остальные участники встречи использовали ту же формулу.

Фото: Макс Левин

Что здесь имеем в сухом остатке?

- для того, чтобы договориться, Порошенко и Кличко понадобилось ехать в Вену. В том числе потому, что те, кто способствует принятию Виталием Владимировичем судьбоносных решений, находятся не в Киеве. И даже не всегда в Вене. В любом случае: если вы хотите договориться с Кличко, делать это надо не в Украине;

- даже в изгнании, под прессом правоохранителей Дмитрий Фирташ продолжает оставаться заметной фигурой украинского политикума.

Тут, кстати, стоит напомнить, что Фирташ был ключевым персонажем режима Виктора Януковича. Что бы он там сейчас на эту тему сам не говорил. Ключевым. Сопоставимым – по уровню влияния – разве с Ринатом Ахметовым.

Прошло время. Президент сменился. А Фирташ остался;

 - телеканал «Интер» - важный электоральный ресурс. Был и остается;

- вас удивляет количество «людей Фирташа-Левочкина» в Раде? Причем не только в Оппоблоке, но даже в БПП, Самопомощи? Вспомните Вену;

- «Оппоблок» - команда Фирташа, его друга Юрия Бойко и Сергея Левочкина. Бывшие регионалы (столь нелюбившие Левочкина в бытность его главой АП Януковича) – выгодные попутчики. Не более. Таким образом, получается, что люди Фирташа представлены и во фракциях и власти, и оппозиции.

Но вернемся к главной нашей теме. Казалось бы: причем тут Яценюк? А вы вспомните: каков ныне основной политический тренд? Правильно: деолигархизация. Кто у нас главные олигархи? Правильно: Коломойский, Фирташ, Ахметов, Пинчук.

Кто противостоял и противостоит Коломойскому? Правильно – Президент. Игорь Валерьевич – сугубо его трофей. Но, может ли Петр Алексеевич – с оглядкой на вышеизложенное – полноценно (настаиваю на дефиниции «полноценно», - С.К.) воевать с Дмитрием Васильевичем? Ответ, думаю, понятен. Именно поэтому основной фронт по Фирташу – по его ГОКам, крымским активам и т.д. – открыло правительство. И телеканал «Интер» сполна ему за это отплатил.

Фото: rupor.info

Далее – Ахметов. Яценюка упрекают в лоббировании его монопольных интересов на рынке электроэнергии. Да, отчасти это так – шила в мешке не утаишь. Хотя сам Ахметов, судя по всему, вовсе не считает, что правительство его в чем-то «прикрывает» - именно такой вывод можно сделать из их с Яценюком телефонных бесед. Но! С Яценюком Ахметов беседует по телефону. А с Порошенко у него были встречи (минимум одна – точно). У менеджеров ДЭТЕКа – встречи с высокопоставленными сотрудниками АП (несколько). И, насколько известно LB.ua, мэсседжи на этих встречах звучали разные. Для менеджеров – более жесткие. Для собственника – более компромиссные. Без требования продать часть активов срочно и немедленно. Ведь, неровен час, на выкуп активов станут претендовать банки. Российские. Ну, вы понимаете.

Наконец, Пинчук. До него еще просто не дошли руки.

Тут, однако, полезно помнить: «деолигархизация» - не столько воля теперешних руководителей Украины, сколько – настоятельное требование наших западных партнеров. С не\выполнением которого, в частности, сопряжено поступление финансовой поддержки. Поэтому: не превозносите. Кто не обманывается - потом не разочаровывается.

Конституция и местные выборы

Разногласия между Президентом и Премьером, проседание рейтинга последнего и его политсилы можно было бы, пожалуй, оставить без внимания, если бы не два «но».

Первое:необходимость принятия новой Конституции.

Второе: необходимость проведения местных выборов 25-го октября 2015-го года. В том числе – на оккупированных территориях. Что является условием Минских соглашений. Невыполнение которых может спровоцировать весьма трагические последствия.

Новая Конституция, как известно, принимается на двух сессиях ВР. Текущая сессия Рады заканчивается в июле. Профильная рабочая группа свои предложения по апгрейду Основного закона до сих пор не предоставила. Времени – учитывая, что речь о масштабном документе, а не о какой-то там двухстраничной бумажке – остается в обрез. Велики подозрения: первое чтение будет «на колене» и в «последнюю секунду». Иначе просто не успеют. Конечно, в крайнем случае можно ограничиться законами о «децентрализации», но это не совсем то, что ждут сами украинцы, а также – наши западные партнеры.

Итак, после первого чтения – одобрение Конституционного суда. В котором, кстати сказать, все отнюдь не однозначно. Но, допустим, с проблемой КС Банковая справится. А, уже в сентябре, новый вызов – собрать 300 голосов «за» обновленную Конституцию. Без коалиции – в нынешнем ее формате – этого никак не добиться. Значит, коалицию – минимум до осени – рушить нельзя. В том числе – ввиду обстоятельств внешнеполитических, о которых упоминали выше.

Что правдиво в венских заявлениях Фирташа - так это то, что Яценюка поддерживали Штаты. И продолжают поддерживать. Именно ввиду этого – не в последнюю очередь – Украина получила недавний транш от МВФ. «Транш получен под конкретных людей», - сказал после Юрий Луценко, объясняя почему не происходят анонсированные ранее изменения в правительстве (как минимум – в экономическом блоке). Дескать: под них выдали – им и отрабатывать. «Под конкретных людей» - не значит только под Наталью Яресько, не забывайте о Яценюке.

Кому выгодно этого конкретного человека не просто отставить, но обставить? По дефиниции Владимира Высоцкого - "обложить".

Есть субъекты внутри страны. Есть - за пределами.

Внутри: Банковая и "Батькивщина".

Для Банковой максимально ослабленный Яценюк - равно поддатливый, управляемый, ручной Кабмин. Президентской вертикали куда выгоднее иметь марионеточное правительство, чем заново наполнять его своими безликими аватарами.

Для Юлии Владимировны Арсений Петрович является электоральным конкурентом. "Скушавшим" немало ее рейтинга в 2014-м. В этом смысле ее можно понять: конкуренция.

Внешний интересант низложения нынешнего правительства - Россия. Ей выгоден в Украине любой политический кризис. Особенно, если он ставит под сомнение дальнейшее получение нашей страной внешних заимствований. 

Рикошет

Теперь – проанализируем данные факторы в залоге местных выборов. Президентская политсила просто обязана подтвердить на них свое первенство. Иначе управлять страной еще четыре года Петру Алексеевичу будет крайне некомфортно. Актуальные рейтинги мы с вами видели. Понятно, до осени они еще изменятся – не в пользу БПП (в независимости от того, пойдет ли «Удар» в кампанию с БПП или самостоятельно). Логично, для упрочнения электоральных симпатий, Банковой необходимо предпринять некие меры. Жесткие и решительные. С показательным наказанием виновных в торможении реформ. Идеально: виновных в правительстве. Во главе с председателем КМУ. Осень – лучшее время для принудительно-показательной отставки Яценюка. Которая существенно поможет Банковой на местных выборах. В СМИ давно фигурируют фамилии потенциальных сменщиков Арсения Петровича: от Владимира Гройсмана до Игоря Кононенко. Персонажи, безусловно, достойные, но в рамку «сдержек и противовесов» не вписываются – придется переформатировать коалицию. А это – с учетом новой Конституции – как мы помним, совершенно невозможно. Единственный для Банковой вариант – и премьера нового назначить, и коалицию плюс-минус сохранить – предложить в качестве нового главы КМУ Александра Турчинова.

Фото: Макс Требухов

С оглядкой на резкое потепление взаимоотношений секретаря СНБО и главы государства – вариант весьма реалистичный. «Народному фронту», при таком раскладе, конечно, конец. Отдельные его представители вольются в БПП, прочие – потеряются. Искусственное политическое образование, как понимаем, не имеет шансов на выживание.

Сценарий более чем жизнеспособный. При условии, что в стране к тому времени не возобновится полноценная война. Ведь СНБО – в условиях военного времени – призван быть органом дееспособным, а не «кадровым отстойником», как был при Януковиче.

Какая, при таком раскладе, будущность ожидает Арсения Яценюка? Ответ неутешителен. Но покамест у Арсения Петровича есть и время, и силы, чтобы его подкорректировать. Цунгцванг не случается сам по себе – исключительно из-за просчета игроков.

Тэги: проект новой Конституции, Александр Турчинов, местные выборы, Арсений Яценюк, Дмитрий Фирташ, Петр Порошенко, Блок Петра Порошенко, партия "Народный Фронт"
Печать
Читайте в разделе
Анонс
Выбор читателей