ГлавнаяМир

"Многие французы не понимают, почему в Украине война"

Кристин Дюгуэн-Клеман, эксперт аналитического центра SOGDIANE (Франция) рассказывает об эффективности российской пропаганды на Западе, продуманности действий Владимира Путина, праздновании Дня Победы в Москве и о дальнейших перспективах Украины.

Фото: Макс Требухов

О российской пропаганде

Россия использует всевозможные средства пропаганды - непериодические публикации и средства массовой информации, но суть в том, что, как говорил Владимир Волков (французский писатель, автор ряда книг, в которых манипуляция, борьба за власть и дезинформация играют центральную роль - прим. Автора), нужны люди, которые примут это сообщение. Часто люди делают полученное сообщение своим и распространяют его дальше. И в этом Россия действительно очень преуспела, поскольку в Москве отлично понимают это и используют эту стратегию.

Ситуация с российской пропагандой в Европе довольно сложная. Нельзя сказать, что здесь российская пропаганда успешна. Тут важно понимать, что в каждой стране своя ситуация - социальная, экономическая, политическая. Во Франции, как вы знаете, продолжается экономический и политический кризис, многие люди потеряли доверие к правительству, многие растеряны. В ходе последнего голосования, прошедшего в воскресенье, люди голосовали за правых и даже за праворадикальный «Национальный фронт» Марин Ле Пен. Как известно, ее партия частично финансируется Россией, но она - лишь одна из многих. Люди голосовали за Марин Ле Пен, потому что другие партии вызывают у них отвращение, поэтому, возможно, поддержавшие ее люди более подвержены влиянию российской пропаганды.

Вместе с тем, всё гораздо сложнее. Сейчас многим французам нет дела до ситуации в Украине. Во-первых, потому что их наибольшая проблема в данный момент - забота об их собственной жизни, поэтому, как мне кажется, они не хотят принимать тот факт, что в Украине идёт война. Во-вторых, когда люди боятся, они закрываются в себе: «Окей, Украина, она так далеко». Им очень сложно понять, что у вас происходит, потому что изначально французы считали, что «да, это война из-за языков», а потом - «из-за каких языков, о чем вообще идёт речь?». Люди просто не понимают, почему в Украине война. Задаются вопросом: «Зачем Украина начинает войну с Россией, она же не может победить, может быть, следует поискать другой вариант решения конфликта?».

Да, конечно, есть давление пропаганды, но битва пропаганд ведется во всех странах, причастных к кризису. Как со стороны России, так и с другой стороны. Люди просто должны быть достаточно зрелыми, чтобы найти свой собственный путь, думать своей головой, а это действительно сложно. Вот почему нам нужна информация со стороны Киева - чёткая и правдивая.

Фото: EPA/UPG

Вместе с тем, контрпропаганда не должна заключаться в сообщении о необходимости уничтожить Россию - это не решение. Но и российская пропаганда, которая убеждает людей, что действия России направлены на защиту угнетаемых - не вариант.

Информация - очень чувствительная материя, мы должны быть с этим очень внимательны.

Оценка действий Владимира Путина

В своих заявлениях Владимир Путин очень осторожен, он использует очень точные слова. Так, изначально он заявлял, что в Крыму нет активных российских войск. У «зеленых человечков», как их называют, не было российских флагов или чего-то подобного. И они не стреляли. То есть, по сути, они не были активной армией. Таким образом, это не было в прямом смысле военной операцией, как такого рода действия обычно называют, - с флагом страны-оккупанта, с военными действиями. И он прикрывается этим. Дело в том, как представить положение вещей. Конечно, все знают, что это была ложь, когда он говорил от этом, но фактически, то, что он сказал, было правдой. Просто уловка. Он использует подобную тактику очень часто, и он хорошо овладел ею.

Последние признания Владимира Путина об аннексии Крыма, по сути, были способом пригрозить другим странам. То есть его последнее заявление о том, что в Крыму были российские войска свидетельствует о том, что Россия преуспевает, что это всё ещё сильная и огромная страна: «Эй, ребята! Просто поймите, мы преуспели. И вы не можете ничего с этим сделать». Кроме того, Владимир Путин всегда представляет ситуацию таким образом, чтобы она могла быть использована впоследствии во внешней политике.

О праздновании 70-й годовщины Дня Победы

Выработать единый подход к вопросу о том, участвовать ли в празднования 9 мая в Москве довольно сложно. С одной стороны, отказываясь ехать, европейские лидеры чётко говорят России: «Я не хочу вести с вами диалог». Но суть в том, что если европейские лидеры не едут на парад по случаю Победы, они тем самым дают пощёчину не только Владимиру Путину, но и населению России. А нам нужно, чтобы российское население понимало, что происходит. Обрубая связи с населением России, мы усиливаем внешнюю политику Владимира Путина относительно аннексии.

С другой стороны, европейские лидеры своим отказом от участия в праздновании не соглашаются с действиями России по отношению к Украине. Поэтому, возможно, следует продолжать переговоры в чем-то вроде нормандского формата.

Возможно, существует другой вариант разрешить ситуацию. Так, канцлер Германии Ангела Меркель не едет в Москву 9 мая. Но едет на следующий день. Она дает понять, что не хочет быть частью российской пропаганды, что она не согласна с ней, но и не хочет прекращать общение с Россией.

Фото: EPA/UPG

Вот в этом и суть: нельзя закрывать дверь. Если мы закроем дверь, у нас не будет никакой возможности помочь Украине в ситуации с Россией, поскольку необходимо иметь возможность сидеть с Россией за тем же столом, чтобы сказать: «Ну вот. Сейчас ситуация такая. Что будем делать?. Если вы пересечёте эту линию, будут последствия».

Тем не менее, я не считаю позицию стран, представители которых отказались от поездки в Москву, шагом назад. Просто ЕС должен показать, что участвует в разрешении украинского кризиса. Если же это не будет сделано - ситуация ухудшится.

О реализации минских соглашений

Минские соглашения - далеко не лучшие соглашения для Украины, это всем известно. И если они будут соблюдаться так, как это происходит сейчас, и если Украина не проведет глубокие структурные реформы, то существует большой риск, что это государство не сможет функционировать. Я надеюсь, что этого не произойдёт, хотя такой риск существует. Украинское правительство должно преуспеть в проведении этих реформ и, как мне кажется, украинцы просто не приемлют другого варианта. Если же этого не произойдёт, то начнётся Майдан 3.0. А если Майдан 3.0 начнётся, то я не уверена, что после этого выйдет перестроить государство. Это стало бы отличным подарком для России.

Существует, однако, и другой путь развития донбасского конфликта. Тут стоит говорить о возможности замороженного конфликта, поскольку активные конфликты стоят много денег, а экономика России сейчас не так уж сильна, она пострадала из-за санкций, из-за падения цен на нефть... Но такого рода небольшой конфликт может продолжаться долго.

Сейчас я обеспокоена тем, что может произойти с Днепропетровском и Харьковом. Потому что это символические города, огромные индустриальные города. И они могут стать следующей целью России, если она того захочет. Есть несколько путей, как Россия может осуществить это: военное наступление, но я не думаю, что НАТО приемлет военное наступление со стороны России, или дестабилизация... Есть много способов расколоть и раскромсать страну. Я очень опасаюсь действий России в преддверии Дня Победы.

На митинге в Харькове год назад
Фото: EPA/UPG
На митинге в Харькове год назад

Минские соглашения - это сигнал. Так что суть в том, сможет ли Киев сделать так, чтобы это соглашение развивалось, не потеряв себя при этом. И только украинцы могут дать ответ, поскольку вы выбираете собственный путь. Европа не может дать вам идеальных ответов. Нужно уважать поведение Украины, украинскую историю и менталитет, но украинец - не француз, мы можем вести диалог и разделять одинаковые взгляды, но вы сами должны творить свою историю.

Невидимая радиация российской пропаганды

О дальнейших перспективах Украины

В ЕС ранее заявили, что блок не будет расширяться в течение следующих 5 лет. Потому вопрос вступления Украины в течение этого срока отпадает. В первую очередь необходимо провести реформы. Затем задуматься о том, будет ли полезным для Украины вступление в ЕС.

Возможно, для Украины лучшим будет иметь множество торговых соглашений, очень тесно связанных с блоком, но оставаться более независимой страной. Возможно, это лучший вариант. Это зависит от позиции, которую займет и которой будет придерживаться украинское правительство. Тем не менее, я думаю, что Украине следует продолжать движение в сторону ЕС - вы уже там, вы уже разделяете европейские идеи и ценности, у вас много друзей, которые поддерживают вас, как могут.

Мне кажется, что ЕС сейчас просто не смог бы принять Украину в свой состав, у блока сейчас свои проблемы. Он просто не смог бы выдержать дополнительную нагрузку.

Что касается вопроса о доверии нынешнему правительству Украины, то пока что ЕС ждёт. Но я думаю, что ЕС оказывает вам сейчас столько поддержки, что это свидетельствует о том, что они хотят ему верить. И теперь они ждут осуществления реформ, потому что пока что не так уж много всего было сделано. Борьба с коррупцией началась - да, это правда, но пока не проводятся реальные структурные реформы.

Фото: EPA/UPG

Относительно вступления Украины в НАТО, я считаю, что сперва будет соглашение о партнерстве, с совместными военными операциями и так далее. Прямо сейчас Альянс не готов принять Украину, поскольку это увеличит напряжение и усилит конфликт с Россией.

Юрий Михайлов Юрий Михайлов , Журналист отдела "Мир"
Читайте главные новости LB.ua в социальных сетях Facebook и Twitter