ГлавнаяМир

Бунт в Тунисе и Янукович

Государственный переворот в Тунисе и события, с ним связанные, настолько интересны, что их обязательно следует обдумать.

Бунт в Тунисе и Янукович

Обдумать, прежде всего, президенту Януковичу и его соратникам. Правда, не в том контексте, что вот, мол, как опасно быть недемократом. Это президенту Туниса совершенно не мешало с 1987 года. А в том контексте, что нельзя в угоду настроениям в обществе портить отношения со старыми товарищами по партии и правительству. Ведь именно это – попытка «сдать» товарищей – и привело президента Туниса к отставке и изгнанию.

Подчёркиваю: не протесты, как многим нравится думать, а намерение президента, так сказать, «бросить в пасть толпе» своё правительство и своих «силовиков».

Если бы старый диктатор не поддался искушению попробовать «сдачей» товарищей «утихомирить» сограждан, то – кто знает? – возможно, правил бы и дальше.

Чтобы объяснить эту мысль, надо показать развитие событий в Тунисе с середины 1980-х годов. Сделаю это кратко.

К 1987 году ситуация в стране складывалась отвратительно. Тунис находился на грани экономического краха, правительство не могло обслуживать внешний долг. Острой была проблема с исламистами, террористическая активность которых распространялась в соседние государства и, к тому же, ставила под угрозу стабильную работу нефтепровода из Алжира в Италию. Эта угроза рассматривалась настолько серьёзно, что в Алжире планировалось вторжение на территорию Туниса с целью предотвращения необратимой дестабилизации последнего.

Президент Хабиб Бургиба, символ антиколониальной борьбы тунисцев, был не способен выправить ситуацию. Поэтому с иностранной, в частности – итальянской помощью он был смещён и объявлен недееспособным. Главой государства стал Зин эль-Абидин Бен Али, с тех пор счастливо правивший Тунисом до середины января 2011 года.

Алжирского вторжения и дестабилизации Туниса удалось избежать – Бен Али решил проблемы при поддержке государств Европы и США. За период его правления ВВП Туниса утроился ($9500 на душу населения), и теперь он, кстати, повыше, чем у нас с вами. В 1995 году было заключено соглашение об ассоциации с ЕС – между прочим, Украине ЕС так не доверяет. А Соединённые Штаты называли Тунис своим ключевым союзником в регионе Сахары, и, несмотря на иногда выражаемую обеспокоенность по поводу соблюдения прав человека, поддерживали Тунис и благодарили за содействие в борьбе с исламистами. При этом, конечно, оказывали военную и финансовую помощь.

Отношение Запада к Бен Али было таким, будто Бен Али не «переизбирался» на пост президента пять раз, «получая поддержку» более чем 90% избирателей. И будто бы все эти годы парламентское большинство не составляли исключительно члены его партии. И будто бы оппозиционные партии не были максимально «задавлены». И будто бы оппозиционные журналисты не оказывались в тюрьмах. И будто бы режим не фильтровал вообще всё информационное пространство, включая интернет. И будто бы в Тунисе было позволено работать хотя бы одной западной правозащитной группе либо неправительственной организации. И будто бы Бен Али, его родственники, друзья и их родственники не обогащались за счёт сограждан.

Для Бен Али у Запада были другие стандарты прав человека. Лучше всего их выразил бывший президент Франции Жак Ширак: «Наиболее важные права человека это права быть сытым, здоровым, образованным и иметь жильё». Это он рассуждал о «тунисском экономическом чуде». И, как следует предполагать, объяснял, почему Бен Али прощали то, что не прощали многим другим.

Ну и, конечно, Бен Али никогда не препятствовал работе западных корпораций в Тунисе. Проводил лишь приятную Западу внешнюю политику. Не занимался «идеологическими изысканиями» и экспортом своей политической модели, как, например, сосед Каддафи. Иными словами, Бен Али скрупулёзно соблюдал правила поведения диктатора. (Не пропускайте этот линк!)

Однако в Тунисе, как и в других арабских странах, очень много молодёжи (60% населения). Причём около ста тысяч граждан Туниса (1% населения) – и в основном молодых – ежегодно эмигрируют в Европу. Остальные же – или безработные, или не могут найти такую работу, которая соответствовала бы их уровню образования.

Поэтому выпускники университетов вынуждены, например, торговать овощами на улицах. Вот такая пропасть между желаемым и действительным в жизни миллионов молодых людей не могла не привести в какой-то момент к бунту. Но бунт – это ещё не свержение президента. Тем более, такого президента, какого поддерживают и ЕС, и США, и все соседние государства.

17 декабря 2010 года 26-летний парень совершил самосожжение, что стало поводом к массовым антиправительственным демонстрациям.

Кстати, надо сказать, в цепочке событий, предшествовавших самосожжению, начальным звеном была вовсе не конфискация товара у этого парня полицейскими, как сообщает большинство СМИ, а тот факт, что каждый день парень давал взятку полицейскому за возможность торговать овощами без лицензии, и вот в роковой день полицейский взятку брать отказался. Вот занимался бы Бен Али дерегуляцией, как Михаил Бродский, – вдруг и не случилось бы ничего, так как не было бы у полицейского повода брать взятку. С другой стороны, не провозглашал бы Бен Али, как все приличные коррупционеры, борьбу с коррупцией, – вдруг и не передумал бы полицейский брать взятку и шли бы дела в Тунисе по-старому, хотя и безрадостно.

Молодёжь стала движущей силой бунта – бунта без лидеров (тут я хочу передать привет украинской оппозиции, в которой отчего-то существует консенсус по поводу того, что без единого лидера протесты бессмысленны). И достаточно быстро бунт перерос в банальные грабежи. Как пишет «Коммерсант», «многочисленные банды безработной молодёжи на джипах из разграбленных автосалонов разъезжали по улицам и громили магазины и частные дома наиболее зажиточных граждан в богатых прибрежных городах. В столице не осталось не разгромленных супермаркетов».

И все уже откровенно ждали, когда армия и полиция возьмут ситуацию под контроль. Тем более что в Тунисе один полицейский на 40 граждан (для сравнения – в России один милиционер на 80 граждан). И тем более что в Тунисе не планировалось ничего вроде оранжевой революции в Украине. Как написал об этом Александр Баунов, «революция в Тунисе – блистательное опровержение теории о том, что все революции нынче делаются западными посольствами, неправительственными организациями и иностранными телеканалами. Массовые демонстрации в дюжине городов, столкновения с полицией, армия на улицах, дубинки, газ, несколько десятков убитых – если бы всё это происходило в Иране, Белоруссии или России, то всё это с утра до вечера и с самого первого дня волнений не сходило бы с мировых экранов. Все бы с самого начала как один осуждали кровавый иранский (белорусский и так далее) режим, перепечатывали на первых полосах «Твиттеры» и блоги, крутили бы по CNN дрожащие кадры, сделанные мобильниками и выложенные на Youtube, устраивали пикеты у иранского (белорусского и так далее) посольства. Тунисскую революцию по-настоящему заметили только после того, как она произошла». И после того, как она произошла, её назвали жасминовой. Ну, чтобы соблюсти приличия.

Так что, отечественный африкановед Ксения Ляпина крупно ошиблась, высказавшись о ситуации в Тунисе как о нетвёрдой, а значит, непохожей на ситуацию в Украине. Ситуация там была такой твёрдой, что многие авторитарные правители могли лишь позавидовать президенту Бен Али.

Однако Бен Али таки свергли. Как? Ответ на этот вопрос очень интересен.

Президент решил отправить в отставку правительство, обвинив его в неприятном народу положении дел в стране, и тут-то премьер-министр с другими давними товарищами Бен Али, включая генералов, сделали так, что больше решений президент не принимал. Ну, разве что направлял самолёт то во Францию, то в Италию, то в Саудовскую Аравию в поиске пристанища.

Когда Бен Али сбежал, премьер-министр стал главой государства (почти как сам Бен Али после смещения президента Бургибы). Затем спикер парламента, заручившись поддержкой Конституционного суда, напомнил ему, что согласно Конституции Тунис без президента возглавляет спикер парламента. Премьер-министр не стал спорить. Зато вышел из рядов партии Бен Али и объявил о создании правительства национального единства, в которое впервые вошли представители оппозиционных партий. Конечно же, из тюрем выпустили политических заключённых, в том числе оппозиционных журналистов. А гражданам были обещаны свобода и процветание. Ну, и борьба с коррупцией.

Чтобы вы понимали всю абсурдность и нереволюционность ситуации, приведу сравнение, предложенное одним из российских блоггеров: «Представьте, что после взрыва народного гнева Путин убрался из страны, но Россией правят Медведев и Грызлов. Сформировано правительство национального единства, в которое вошли старые министры внутренних дел, обороны и иностранных дел, а также лидеры оппозиции: Жириновский в качестве министра по ЧС, Зюганов — министра промышленности и торговли, Арбатов — министра образования и Немцов — министра здравоохранения. Обещаны выборы нового президента, подготовкой к которым руководит Медведев, а Грызлов взял на себя обеспечение полного соответствия избирательной процедуры европейским нормам в смысле соблюдения гражданских прав избирателей».

Бен Али не лишили президентства ни исламисты, ни привычка Запада свергать диктатуры, ни общенациональный бунт, зато быстро лишили президентства старые товарищи. Буквально сразу после того, как он попытался отрешить их от власти.

Так вот, какие же выводы из этого всего неплохо бы сделать президенту Януковичу, его соратникам, а значит, и нам с вами?

Когда Китай экономически полезен Западу, китайским руководителям на Западе позволяют не слышать вопросы о правах человека в Китае. Когда Россия не строит из себя Америку, с ней дружат. Когда Каддафи платит, помалкивает и позволяет качать нефть, ему не напоминают, что он диктатор. Даже с Лукашенко, каким бы заповедником советского строя его Беларусь ни была, Запад готов сотрудничать при определённых условиях, и это вовсе не демократия, это соблюдение приличий. К Азербайджану на Западе вообще претензий практически нет, лишь бы только с «Набукко» проблем было поменьше.

Таких примеров в мире множество. И Бен Али среди них был, на мой взгляд, идеальным. За счёт чего они существуют?

За счёт того, что в мировом сообществе есть правила. Во-первых, за авторитаризм надо платить. Во-вторых, надо соблюдать приличия.

Грубо говоря, сначала купи на Западе лицензию на ограничение прав человека и хорошенько выучи «Каждый сверчок знай свой шесток» и только потом «рисуй» себе 90% на выборах президента.

Ну а если у тебя при этом ещё и «экономическое чудо», то это ещё больше облегчит тебе авторитарную жизнь, лишь выгоду от «чуда» распространяй и на партнёров.

Собственно, вся суть положения дел в нашем обществе сводится к тому, что если президент Янукович будет соблюдать правила, и не будет пытаться «сдать» старых товарищей, то мы от него никак не избавимся, пока ему самому не надоест быть у нас президентом, национальным лидером или кем угодно ещё. Многие чувствуют, но пока ещё до конца не осознают весь потенциал этих возможностей президента «построить новую страну». Причём возможностей, которыми он, скорее всего, воспользуется.

Никогда нельзя забывать пример Бен Али: когда Западу выгодно, там забывают, что наиболее важные права человека это не только права быть сытым, здоровым, образованным и иметь жильё, но ещё и право выбора и свобода слова. Расистам – молчать: не изменит ситуацию то, что там Африка, а тут Европа. И то, что мы вроде как намерены вступить в ЕС, а Тунис не намеревался (всё-таки пример Турции показывает, что ЕС не планирует расширяться на восток). Ситуацию может изменить лишь сам президент Янукович.

Дмитрий ЛитвинДмитрий Литвин, журналист
Читайте главные новости LB.ua в социальных сетях Facebook и Twitter