ГлавнаяОбществоЖизнь

Опасность мифотворчества

Современные украинские дети не знают о Ленине практически ничего. Всего лишь 20-30 лет, и вся советская символика растворилась в прошлом. Но вот в чем проблема: вместе с Лениным не ушла безнравственность. Грубая советская мифология вытесняется не менее грубой мифологией постсоветской Украины.

Фото: Думская

Многое было неизбежным. Так, в самом начале нашей государственности появились уверенные мыслительные построения о происхождении современных украинцев прямо от древних вавилонян и подобные им псевдонаучные теории. Тогда мы, в основном, смеялись. Сегодня нам не смешно. У нас – война. Российский мифотворец, опираясь на бездоказательные теории и тоталитарные практики, попытался вернуть прошлое. Он, по-видимому, никогда не читавший серьезные философские книги, не знал, что прошлое, по самому своему определению, уже не существует. Всякое описание прошлого есть его реконструкция, не более того. Но ни в коем случае не его возвращение. Такого рода идеи ранее, в средние века представлялись людям столь же реальными, сколь казались нам реальными в 20-ом веке мифология Фрейда, диалектический материализм или расистские «научные» утверждения.

Все это касается не только нас, последователей иудео-христианской идеологии. История исламских государств также содержит иное прошлое, абсолютно далекое от того, что декларируют и проводят в жизнь сегодня религиозные фанатики. Так, самым знаменитым из исламских философов средневековой Испании был Ибн Рушд, в христианском мире названный Аверроэсом. Смерть Аверроэса, спокойного, толерантного мудреца в конце 12-го века, привела постепенно к исчезновению в исламском мире философии и прочным воцарением религиозной ортодоксии. И сегодня, уже в 21-ом веке мы наблюдаем последствия этого.

Мифология неизбежна и, одновременно, опасна. Если прошлое, кровавое и безнравственное, диктует нам будущие поступки, мы обречены на его, прошлое, повторение. По этому пути идет современная нам Россия. Говоря более сложным, философским языком, российский гражданин опять теряет свободу выбора человеком собственного бытия и возможности его осуществления. Теряет то, что еще в 14-ом веке назвали достоинством, dignitas.

К сожалению, и мы, Украина, близки к этому. Единственное, но очень существенное наше отличие от России состоит в том, что здесь эту мифологию насаждают политики. Пытаясь удержать нас в слепоте, а себя – во власти. Не получается, и не получится. Иное дело Россия. Там авторитарный правитель – не артефакт. Его воцарение было простым и естественным, и , похоже, желанным для большинства россиян. Знаю одно, твердо знаю: здесь, в Украине, мифотворцы и обслуживающие их политтехнологи не сумеют реализовать свои намерения. Ни Порошенко, ни его друг-враг Саакашвили не смогут очаровать нас словами. Мы хотим иного, совсем иного. Реальных изменений в стране. Идеи украинского фундаментализма, как и практика демократии без границ (увы, это наши современные реалии) нас не увлекают. Мы, в большинстве своем, прагматики. Мы хотим свободы выбора своего бытия и возможности его осуществления.