ГлавнаяОбществоВойна

Не спешите их хоронить: Четыре истории возвращения с войны

Накануне мероприятий по случаю окончания Второй мировой войны на экраны выходит документальный фильм «Домой» о ветеранах нынешней. Об их остром желании вернуться на фронт, о ледяном отторжении со стороны не только общества, но и родных людей. Это уже второй проект общественной организации «Линия согласия», которая решилась донести до рядовых украинцев проблемы и переживания демобилизованных участников АТО.

19-летний Александр Пивнев, худенький, как ивовый прутик, и такой же гибкий, снова и снова приседает на единственной ноге и говорит о возвращении на фронт как о решенном деле. Александр Попов – косая сажень в плечах, уверенный взгляд – с головой уходит в одиночество. Об отце, который сыплет фразами из российских агиток и не хочет слышать о многодневном плене единственного сына, бросает горько: «Вата!»

Александр Попов во время съемок
Фото: предоставлено автором
Александр Попов во время съемок

33-летний Кирилл Золотарев ежедневно сражается с болью, которая ворвалась в его жизнь почти 3 года назад короткой автоматной очередью – и стала верной спутницей. Андрей Пальваль, сдерживавший натиск врага на Саур-Могиле, после фронта столкнулся с ледяной неприязнью коллег по работе.

Четыре истории, туго завязанные документальной лентой, – о затянувшемся возвращении с войны. Получасовой фильм «Домой», премьера которого состоится 6 мая на одном из украинских телеканалов, - это второе детище социального проекта «Рассказывая истории ветеранов» общественной организации «Линия согласия» при поддержке Агентства США по международному развитию (USAID), рассказывающее украинскому обществу о проблемах ветеранов АТО.

Фото: предоставлено автором

«У нас сколько людей вернулось с фронта, и со временем их станет больше – война-то продолжается еще. Я лично вижу проблему не в том, что у ветерана остались рефлексы и ему нужно приспособиться к мирной жизни – это есть во всех странах, ведущих военные действия. Но адаптация должна быть двусторонней, а в Украине живет куча людей, которые самоизолировались от войны и смотрят на вернувшихся с фронта как откинувшихся с зоны или выписавшихся из психушки», - размышляет один из героев фильма «Домой» Андрей Пальваль.

Как и театральная постановка «ДПЮ» (Допризывная подготовка юношей), документальная лента «Домой» выросла из серии закрытых спектаклей предыдущего проекта «Гражданский пиксель», где ветераны АТО делились собственными переживаниями и историями. Закрытые – потому что только участники боевых действий решали, кого звать (родных, друзей), а кого нет. Ветераны проигрывали и проговаривали свои истории до тех пор, пока те не переставали саднить. В помощь им кризисные психологи пригласили артистов бессловесного жанра из театра «Прекрасные цветы».

Фото: предоставлено автором

«Слушаешь воинов – и проживаешь случившееся с ними. Я пришла домой, заснула – и проснулась в другой реальности: почувствовала себя на войне, контуженной, раненной, испытала агрессию на весь мир и не могла понять, почему все ходят по ресторанам и улыбаются, пока другие погибают», - делится впечатлениями от закрытых встреч директор общественной организации «Линия согласия» Наталья Пальчик. Как и многие ее ровесники, в детстве она зачитывалась книгами об отгремевшей войне. Но столкнувшись с участниками АТО, поняла – живые истории нельзя хоронить.

«После спектакля я почувствовал себя нужным»

Cпектакль ДПЮ
Фото: предоставлено автором
Cпектакль ДПЮ
Да и сотням невероятных рассказов уже стало тесно на импровизированной сцене. Так возникла постановка «ДПЮ», где театр стал инструментом диалога в стране, где идет война.

За школьными партами, в серых ученических пиджаках – четверо профессиональных актеров (Оксана Черкашина, Дмитрий Третьяк, Игорь Ключик, Артем Усик) и два участника АТО (Анатолий Топольский и Дмитрий Галка «Угрюмый»). Они строят баррикады из досок, танцуют, пытаются выучить уроки войны, импровизируют – и каждая постановка «ДПЮ» звучит по-новому. Спектакль, сотканный как лоскутное одеяло из документальных историй, уже увидели зрители Киева, Харькова, Днепра и Запорожья, на очереди – участие в международном театральном фестивале.

«ДПЮ» по праву называют дискомфортной постановкой. В спектакле есть история о том, как попасть в плен к своим, нецензурная брань, переживания женщины, ждущей 3 год мужа, захваченного в плен, и он, как и фильм, рождает больше вопросов, чем ответов. Но зрители идут не ради потребности в шоке – они хотят осмыслить происходящее, изжить свои страхи и предубеждения, резюмирует куратор проекта «Линия согласия» Ольга Ладия-Щербакова.

Фото: предоставлено автором

«У нас по отношению к участникам АТО можно наблюдать либо героизацию, либо обесценивание. И то, и другое – форма исключения воинов из общества. А их нужно воспринимать обычными людьми. Все, кто до сих пор делает вид, что ничего не происходит, что нет военных, переселенцев, людей на оккупированных территориях, живут в иллюзии. Мы сможем справиться с проблемами, если не будем от них отгораживаться», - подчеркивает Ольга Ладия-Щербакова.

Для одного из участников проекта – ветерана АТО, Дмитрия Галки с позывным «Угрюмый», штурмовавшего Саур-Могилу, спектакль стал поворотным событием. Он менялся буквально на глазах, отмечает Наталья Пальчик, а после выступлений на сцене лег в больницу на лечение (воин перенес две контузии – прим. авт.).

Дмитрий Галка
Фото: предоставлено автором
Дмитрий Галка

«Я не ожидал от людей, что так будет – я почувствовал себя нужным, - широко улыбается Дмитрий Галка. – Мне даже другое поганяло дали: «Ты теперь не Угрюмый, ты теперь Звезда наша».

Раньше самое тяжелое было – не вернуться снова на фронт, повторяет Галка общую для всех ветеранов истину. Да и в Харькове, где некоторые горожане не скрывают антиукраинских взглядов, участнику АТО не комфортно – на фронте честней и понятней. «Мы же шли воевать в 2014 году не за бумаги, не за статус, не за льготы! Понимаете? Тогда нужно было врага оттянуть – чтобы не было войны в Харькове. Я на эту войну уходил, потому что понимал – она очень серьезная. Это мой долг мужицкий там быть, а не 18-летнего пацана, который стрелять не умеет», - горячо объясняет Дмитрий Галка.

Если мы смогли переломить ситуацию хотя бы для одного человека, значит идем правильным путем, не без гордости говорят кураторы проекта. Но столько, сколько репертуарная постановка, документальный спектакль «ДПЮ» жить не сможет, максимум – год.

Анатолий Топольский
Фото: предоставлено автором
Анатолий Топольский

«Не правильно его слишком долго показывать, иначе есть риск, что постановка превратится в фарс. Но важно делать его именно сейчас», - отмечает ветеран АТО Анатолий Топольский.

Читайте главные новости LB.ua в социальных сетях Facebook и Twitter