ГлавнаяОбществоОбразование

«Мы тут никому не нужны»

Таврический национальный университет имени Вернадского был ликвидирован российскими властями Крыма и объединен в Крымский федеральный университет в августе 2014 года. В начале 2016-го, согласно приказу Министерства образования Украины, университет переехал в Киев. В июле он начал первую вступительную кампанию, несмотря на то, что законодательно в его распоряжении не было ни учебных корпусов, ни общежития. С началом приема документов от абитуриентов ректор Владимир Казарин направил в Кабмин первое распоряжение о передаче в пользование ТНУ учебных аудиторий и общежитий по нескольким адресам, но документ завис в кабинетах. Не помогло и второе обращение. Начало учебного года оказалось под угрозой. Как только крымские активисты заявили о начале бессрочного митинга под стенами Минобразования, чиновники пригласили руководство вуза на встречу, в ходе которой пообещали: «Учебный процесс в университете начнется любой ценой». Студенты из Крыма нервничают, теряясь в догадках, нужны ли они кому-то в Украине. 

* Все имена героев изменены по их просьбе.

Фото: Сергей Нужненко
- О нас все забыли, да? - спрашивает практически студентка Марина у своей бабушки. Девушка нервно ерзает на стуле в приемной Таврического национального университета в Крымском доме в Киеве. Бабушка отвечает:

 - Не знаю, может, нужно еще подождать. Они обо всем договорятся. Не бросят нас.

- Сколько еще ждать?! Известно же было еще в июле, что ни жить, ни учиться негде. Почему именно сейчас нужно все решать?

Марина училась в крымской школе, хорошо сдала государственные экзамены, но решила уехать в Киев. Здесь у нее нет ни знакомых, ни друзей - только бабушка, которая надеется поселить ее в общежитие и «вернуться со спокойной душой обратно».

 - Почему никто из твоих друзей не решил уезжать из Крыма? - спрашиваю у Марины.

 Девушка пытается подобрать слова аккуратно:

 - Ну, наверное…даже не знаю. Ясно же, вроде бы.

- Потому, что у нас в Крыму информация искаженная. Пропаганда у нас, - вмешивается в разговор бабушка.

 - Не так пропаганда, как добираться до российских вузов легче. Вы когда-нибудь пробовали проехать на материк? А разобраться с процессом подачи документов? А сдать дополнительные экзамены по украинскому языку и истории? А сорваться и уехать из дома, возможно, навсегда? Сидеть в Крыму проще, там - бесперспективная стабильность, - говорит Марина очень тихо.

Фото: Сергей Нужненко

 Рядом с ней сидит женщина и не без интереса слушивает наш разговор, то ли в надежде получить хоть какую-то гарантию того, что ее сыну сегодня дадут комнату в общежитии, то ли просто из интереса.

- Марин, а почему же ты тогда решила переехать? - продолжаю разговор.

 Марина после продолжительной паузы шепотом произносит:

- Вы задаете такие наводящие вопросы, за которые меня, возможно, репрессируют. Дело не в вас, а в людях со стороны, - глазами указывает на свидетельницу нашего разговора и замолкает.

Как и Марина, два месяца назад из Крыма в Киев переехал Влад. В приемной он находится с мамой. Все это время парень в столице живет в хостеле :

 - Переезжать не страшно было, страшнее там оставаться, - говорит серьезно Влад. На нем черный костюм, белая рубашка и туфли.

Парень пока не может снять квартиру: сложно с работой, а родители не в состоянии помочь – в Крыму подолгу не платят зарплаты. Но Влада пугает не это: а то, что до сих пор не понимает - студент ли он.

- Все ждем, когда руководству дадут команду заселять нас в общежитие. С расписанием неясно, преподаватели есть не все, да и где будут пары, я так и не понял, - сетует парень.

Фото: Сергей Нужненко

На другом конце коридора с дороги отдыхают Амина из Саки и Зарина из Старого Крыма. С собой у них несколько больших пакетов, в руках - необходимые для поступления их сыновей в вуз документы.

- Я взяла сына и поехали поступать. На работе сказала, что уехала лечиться, - устало говорит Амина. У нее сахарный диабет, и с дороги болят ноги, - Не дай Бог, сказала бы, что на Украину поехала, обозвали бы врагом. Страшно.

Сын Амины Эмиль был студентом четвертого курса в Крыму, но теперь опять стал первокурсником: по его прежней специальности перевод в другой вуз невозможен.

Друзья Эмиля уеехали из Крыма еще два года назад.

- Сын мне все говорил: "Ма, мне просто страшно ехать", - рассказывает Амина.

 - Да не в этом дело даже, - перебивает маму парень, - Я никуда из Крыма ехать не хотел. Я люблю его. Мой он.

- Как обстановка была в последнее время в университете? - интересуюсь.

- Как бы это объяснить... В России в каждом вузе по штату положен сотрудник ФСБ. У него есть кабинет, он ходит, приглядывается ко всем, может вызвать к себе, побеседовать.

- И тебя вызывали?

- Ну да.

- Что спрашивали?

- Например, читал ли я «Майн кампф». Ответил, что нет. Тогда меня спросили, знаю ли я, что это такое. Ответил, что знаю. Еще что-то спрашивали, уже и не вспомню. Что-то странное и абсолютно нелогичное. Пытался отвечать максимально осторожно, чтобы ни в чем не обвинили. «Этих» легко отличить от преподавателей. У них взгляд такой... Вот другие смотрят так, будто у тебя есть презумпция невиновности, а они – как будто ты виновен изначально. А еще у нас в универе была телефонная линия для доносов.

Фото: Сергей Нужненко

- Как ты принял окончательное решение о переезде в Киев?

- Там стало невыносимо. Я хочу спокойствия, чтобы не опасаться всякий раз, что скажешь что-то не то.

- Вы с одноклассниками боялись общаться раньше?

 - Нет, просто не говорили о политике. Беседы идут только на кухоньках, за их пределы никуда не выходят. Из моих друзей много патриотических ребят. Вот так все вместе и держимся, - Эмиль хлопает по плечу своего нового друга Тимура. Их мамы улыбаются. У Тимура в руках паспорт в обложке с крымскотатарским флагом.

Ребята с родителями, уставшие от долгого ожидания, решают выйти на улицу. Моросит мелкий дождь. Эмиль прячет ноутбук в пакет, а потом в сумку:

- Смотри, как пакует, - шутит мама.

- Сам зарабатываю, сам и прячу. Он мне еще пригодится, - отвечает парень.

После обеда ректор университета вернулся с совещания в Минобразования.

- Можно считать, что университет состоялся. Договоренности по корпусам и общежитием достигнуты, обещали документы оформить ближайшие дни, - сказал Владимир Казарин журналистам.

- Определитесь, кто с кем хочет жить, и будем вас расселять, - объявил он всем, кто с самого утра ждал обнадеживающих новостей в коридоре Крымского дома.

Ректор вызвал несколько такси и отправил уставших студентов в общежитие Академии муниципального управления. Всего - 25 человек, среди которых Марина, Влад, Эмиль и Тимур.

Уже вечером, сидя на кровати в своей новой комнате, студенты недоумевают:

- Как Украина может говорить, что мы ей нужны, если она так долго не могла просто подписать один документ?!

***

Вечером следующего дня (23 сентября) Минюст согласовал проект постановления о передаче ТНУ материального комплекса для обучения и проживания студентов. Осталось дождаться подписи премьер-министра.