ГлавнаяОбществоНаука

«Ми - нормальні люди»

Корреспондент LB.ua прошлась в колонне с участниками крестного хода из восточной Украины и поговорила с паломниками во время их последней остановки перед Киевом.

Фото: Макс Требухов

Электричка из Киева в Борисполь прибывает в 6 утра. Валентина и Мария выехали из дому так рано, чтобы присоединиться к восточной части крестного хода, вышедшей 3 июля из Свято-Успенской Святогорской Лавры. Последние три недели к крестоходцам из Святогорской лавры присоединялись верующие из разных городов страны. Самых стойких, из Донецкой области, под Борисполь дошло человек пятьдесят.

Место, где разместились на ночлег участники крестного хода, женщинам не знакомо: часовня на окружной.  Как туда добраться общественным транспортом, удается разузнать у местных. Но автобус ждать около получаса. Самая активная из женщин, Валентина, сетует:

- Депутаты запретили ходу в Борисполе, написали обращение к Варфоломею, что они не признают акт присоединения к России 1654 года. Думаю,  они все  католики. И какое право люди вообще имеют отменять эти акты? - весьма спокойно и убедительно продолжает Валентина, - Вы кто? Вы себе личную, новую историю пишите. Но они хотят переподчинить Украину не московскому, а константинопольскому патриарху. Хоть вселенский собор и состоялся, я думаю, что все у этих получится. Уж очень антироссийские настроения активизировались последнее время. Мы вот ехали по Московскому проспекту и удивлялись, как это он не стал еще Бандеровским.

Фото: Макс Требухов

Валентина и Мария должны были идти вместе с западным крылом, но «батюшка попросил» поддержать шествующих из Святогорска, поскольку тех было  значительно меньше, чем почаевских.  Из наставлений в путь – ни слова о политике.  «Сказать, что из Киева, и больше ничего», - передают слова батюшки женщины. Вот подруги и пошли: вышли из Лебедина, дошли до Борисполя, на ночлег вернулись домой в Киев, а сегодня рано приехали опять, чтобы возобновить ход.

- Не знаешь, откуда ждать провокаций. С нами вчера шел парень. Все обычно крестятся, а он ни разу. Подозрительно, думаю, - рассказывает Мария, - А может и напрасно. Если б нас не напугали, я бы и не присматривалась к людям.  Ситуацию раздувают до предела, а людям сложно разобраться. Даже прихожане православной церкви начинают в политические споры лезть. Зачем тебе оно надо, спрашивается? Ты себе стань и молись!

- Народ просто ко всему хочет примешать Путина. Я даже удивляюсь. Такие странные, - подытоживает слова подруги Валентина.

- Да, намешано всего в голове,  - вздыхает  Мария.

- Они очень внушаемые. Им если нужное каждый день по телевизору показывать, да еще и с 25-м кадром, то оно в конце концов  сработает. Но вот у них хочу спросить: при чем тут национальность к вере?

Вопрос зависнет в воздухе. В автобусе по дороге к часовне Валентина и Мария будут ехать  вместе с еще пятью местными участницами хода. Одна из них, сев в автобус, прошепчет  в телефонную трубку:

- Да, еду.  Как  куда? На крестный ход. Только ты не говори никому, ладно?

Фото: Сергей Нужненко

На территории часовни на Бориспольской окружной стоят две большие брезентовые палатки и около шести туристических – тут ночуют паломники из разных городов, но с общей целью – помолиться вместе на Владимирской горке. В начале литургии силовики могли бы обеспечить каждому участнику шествия индивидуальное сопровождение, но позже православных становится больше. Они приезжают на автобусах, многие с маленькими детьми.

- Ми - нормальні люди. Ви нас охраняйте, хлопці. Будь ласка, рідні. Бо ми дуже переживаємо, - обращается к нацгвардейцу  женщина с иконой на шее.  

- Добре, - нехотя отвечает военный. Рядом с ним стоит сослуживец и прикрывает вытатуированный на руке крест. Молчит.

- Хреститися вмієте?

- А як же, - улыбается парень в малиновом берете и наскоро крестится.

В тени вместе с другими верующими сидит Михаил, аккуратно положив ноги в белых носках на сандалии. Он пришел сюда из Мелитополя с теми же прихожанами его церкви, с которыми всегда ездит в паломнические поездки.

- Нам предложили, мы сдали символических 50 гривен за дорогу и приехали в Харьков. Оттуда уже пешком пошли.

Мужчина говорит, что не ходившие с молитвой его не поймут.  

-  Во время пути духовно укрепляешься, начинаешь смотреть на мир другими глазами. Ценности появляются. По пустякам не нервничаешь. Но прежде всего это молитва за мир, чтоб изменилось положение дел в стране. Наша служба даже не на русском, а на церковнославянском языке ведется. Протестующим благодати Божией не хватает, их мутит бес и сатана. Но караван идет. Первый раз всегда тяжело. Потом будет только легче. Главное, чтоб у радикалов раскаяние пришло хотя бы в глубочайшей старости.

Фото: Александр Рудоманов

В одиночку приехала пожилая добродушная бабушка в горчичном платке и со старым серебряным крестиком на шее.

- Зі мною син не пішов, та він взагалі мене перше не піддержував. Я йому сказала: «Сину, покайся за те, що ми робили на Майдані!». Він в мене був у день протистоянь там, людей відтягував. Він подумав і тоді лиш пустив. Я й прийшла.

Выход на Киев затягивается: появились сообщения о заминировании дороги и угрозы от Правого сектора и ОУНовцев. Как проляжет маршрут колонны, организаторы не знают. Люди смиренно ждут команды священников, и немного переживают:

- Вот вам и Европа, а с крестом пройти невозможно!

Из-под Борисполя колонна выходит после двух  проповедей: «Господь терпит до жатвы. Там он разделит семя от плевел. Мы должны бить их не криками, а любовью»,  - убеждает первый священник.  «Помолимося, щоб Господь вмилостивив душі, які не знають, що роблять», - призывает второй.

Движение в сторону Киева по Бориспольской трассе все же начинается, только на час позже запланированного.

«Господи Иисусе, сыне Божий помилуй нас грешных», - поют беспрерывно  и попеременно мужчины и женщины. Палящее солнце невыносимо обжигает лица. Мужчины поливают голову водой, женщины мочат платки. Движение транспорта приостанавливается. Дальнобойщики устало рассматривают верующих с распятиями в руках, домашними иконами, прикрепленными к картонке календариками с образами святых. Некоторые водители выходят из машин и поворачиваются в сторону движения колонны, крестятся, снимают на видео.

Между молитвой кто-то  подгоняет идущих впереди:

- Шагайте быстрее! Или вы хотите чтоб радикалы нас подорвали?  Господи Иисусе, сыне Божий помилуй нас грешных.

- Не виходим за лінію, сестри і браття. Будь ласка, щоб я не переживав.

- Тримаємося правіше. Правіше!

- Господи Иисусе, сыне Божий помилуй нас грешных… - нарастает молитва.

- Они когда идут, впадают в транс и им все по барабану, - наблюдая за песнопением, шутит военный-доброволец.

Спустя два часа движения шествие сворачивает с пути, чтобы зайти в храм в селе Большая Александровка. Их встречают колокольным звоном.

- Никто на комментарии благословения не давал! Не идите против Бога, - предупреждает кто-то в начале колонны, увидев камеры журналистов.

Зайдя на территорию храма, люди раскидывают карематы, постилки и рушныки, чтобы присесть. Местный приход мгновенно организовывает обед. Молебен  проходит прямо во дворе храма, но привал затягивается, и все опять начинают нервничать. По плану шествие уже  должно было подойти к Киеву.

Фото: Александр Рудоманов

В разгар служения у ворот храма из машины начинает играть песня «Москва, по ком звонят твои колокола?» Четверо, представившихся киевским автомайданом, просят верующих «Убратися на Росію» и достают «икону» с лицом Путина. Завязывается словесная перепалка.

- Моліться, браття і сестри. Немає чого реагувати на цю провокацію! Заходьте до храму молитися. Всі до храму, - начинает зазывать всех зевак встревоженная женщина.

У машины протестующих остается только полиция. Через некоторое время музыка становится громче, что явно начинает отвлекать молящихся. За песней следует сообщение:

- Це не релігійний захід, це політика… В Україні немає жодного релігійного конфлікту. Це божевільні та нещасні люди, які живуть в інформаційному полоні Кремля. Їх не треба бити, їх треба лікувати. ФСБ намагається спровокувати релігійний конфлікт…В Україні всі конфесії дружньо живуть.

За всем этим наблюдает бородатый тучный мужчина, одетый в черную футболку и брюки.

- Батюшка. Держіться. Не конфліктуйте. Читайте молитву до Господа. Молитву до Господа, батюшка. Прошу вас! – нервничает немолодая женщина в  потоптанных по-походному кроссовках.

- Ти знаєш, а не можу я вже! - срывается мужчина, отстраняет «матушку» и прорывается сквозь толпу недовольных, - Йдіть звідси, дайте нам помолитися!

- От із-за таких, як ти, бородатих уродів, в Україні війна і почалася! - хватает его за плечо  протестующий  в футболке с гербом.

Полиция срабатывает быстро, и мужчин разводят по сторонам.

- Всі до храму, повертайтеся! - продолжает кричать все та же женщина.

Фото: Макс Требухов

Через полчаса духовенство объявляет о том, что дабы избежать провокаций и возможных опасностей, верующим следует добираться в Киев своим ходом.  Те, кто приехал организованно, уезжают на своих автобусах, остальные просятся в машину к незнакомым людям.  Немолодой водитель микроавтобуса Василий соглашается подвезти киевлян до остановки общественного транспорта.

- Это не наша воля, что так случилось. Это промысел Божий, - говорит одна из женщин, усевшись на заднее сидение.

- Все «слава Богу», - отзывается  водитель  Василий. На лобовом стекле у него два украинских флага.

- Каждый год был крестный ход. Просто обычно он идет от Владимирской горки до Киево-Печерской лавры. Как невозможно понять, что люди, идущие с Богом, ничего плохого делать не будут? Но бесы ж крутят!  - поддерживает разговор вторая.

- У нас случилось, как в притче: один захотел помочь нищему, потянулся в карман за монетой, а там дырка. Бог ему говорит: «Зачтется тебе за твое желание помочь». Так что и нам зачтется за то, что мы хотели дойти до Киева.

- Все будет по делам нашим. «На страшном суде я поставлю  волков с левой стороны, а козлов с правой», - говорится в Евангелие. Так вот, дай Бог, чтоб мы стояли между овцами.

- Дай боже! - в один голос отвечают паломники.

Маргарита ТулупМаргарита Тулуп, Журналистка
Читайте главные новости LB.ua в социальных сетях Facebook и Twitter