ГлавнаяОбществоЖизнь

Второй и следующие шансы для бездомных

Вера Ивановна - вынужденный переселенец, она переехала из Горловки в Киев пару месяцев назад и фактически является бездомной. Это интеллигентная женщина лет шестидесяти с лишёнными оптимизма глазами. Мы пообщались с ней в Доме социальной опеки - киевской муниципальной ночлежке, где Вера Ивановна сейчас живет. Там имеют право находиться все те, кому по тем или иным причинам негде ночевать.

Здание Дома социальной опеки
Фото: Тарас Спивак
Здание Дома социальной опеки

“У меня нет ни родственников, ни знакомых вне Горловки, поэтому приходится сейчас ночевать в приюте. Общество тут, конечно, своеобразное, сами понимаете. У меня вот ботинки украли, теперь хожу в кроссовках. Ну вот как так можно - ботинки украсть?“ - жалуется женщина.

Вера Ивановна уже оформила пенсию и справку переселенца, но, тем не менее, не имеет возможности переехать из Дома социальной опеки.

“К сожалению, цены в Киеве высокие, поэтому я не могу себе позволить снимать жильё: у меня все деньги уходят на лечение и оплату ночлежки. Сегодня вот делала рентген (у меня проблемы с ногами), три снимка - это уже 150 гривен. А пенсия - тысяча, мне ведь и коммунальные заплатить не хватит”, - рассказывает она.

На вопрос о дальнейших планах женщина погружается в минутное молчание:

- Тяжелый вопрос. Держаться буду, а там посмотрим.

“После 2008-го на улице появилось больше пожилых людей. Сейчас, с обвалом валюты, стало ещё хуже”, - говорит Юрий Лифансе, глава общественной организации “Друзья общины Святого Егидия”.

Эта организация занимается помощью бездомным и малоимущим людям практически с момента появления независимой Украины. Благотворители организовывают раздачу еды, горячего чая и одежды в центре Киева и на Подоле. За время своей деятельности Юрий пообщался с сотнями бездомных людей, а с некоторыми из них до сих пор поддерживает контакт.

Юрий Лифансе(слева) с бездомным во время традиционного благотворительного обеда для бездомных на Рождество
Фото: orthodoxy.org.ua
Юрий Лифансе(слева) с бездомным во время традиционного благотворительного обеда для бездомных на Рождество

Кто они?

"Все истории бездомных разные, на улицу попадают совершенно разнообразные люди. Это и старики, которых выгнали дети, и 18-летние выпускники интернатов. Есть те, кто вышел из тюрьмы и потерял жилье за время отсидки, а есть приехавшие на заработки, которые не смогли устроиться в Киеве, - говорит Лифансе.

Мы когда-то встретили женщину, которая просила милостыню на Майдане, и она оказалась бывшим послом УССР при ООН. Очень разные бывают истории.— Юрий Лифансе, глава “Друзей общины Святого Егидия”

Всего, по неофициальным данным, в Киеве насчитывается порядка десяти тысяч бездомных. Для того, чтобы бороться с этой проблемой, в 2006-м году городские власти создали уже упомянутый Дом социальной опеки.

За небольшую плату - 10 гривен в день - там можно переночевать, поесть, принять душ, оставить вещи, восстановить документы и даже получить юридическую консультацию; условия и ремонт - приличные, помещение ежедневно убирается и дезинфицируется, а все посетители обязательно проходят первичный медосмотр.

“К нам может прийти каждый, кто оказался в тяжелых жизненных обстоятельствах, никаких справок и направлений мы не просим - все документы оформляем уже потом. Помимо того, чтобы обеспечить людей крышей над головой и накормить, наша задача - привести людей в порядок, дать им совет и куда-то пристроить, подыскать работу. Мы хотим сделать молодых людей трудоспособными, а пожилым - помочь оформить пенсию”, - рассказывает директор Дома социальной опеки Ирина Копотун.

Среди постояльцев государственного приюта довольно большой процент людей с алкогольной зависимостью или в сложном психическом состоянии, и к ним нужно находить особый подход.

Чтобы уговорить человека не пить, проводятся настоящие деловые переговоры - дипломатия в действии. Приводим аргументы, выслушиваем, ищем компромиссы. Здесь примерно 80% людей имеют алкозависимость. Я работаю в приюте уже 11 лет и могу сказать, что если работник не создан для работы с алкоголиками, он через пару месяцев уволится. Это работа, учитывая зарплату госслужащего, скорее по призванию. Но, поверьте, скучно здесь не бывает.— Ирина Копотун, директор Дома социальной опеки

Проблема единственного в Киеве муниципального приюта в том, что он находится вдали от метро - практически в частном секторе - и вмещает лишь 150 человек, поэтому там живут в основном одни и те же люди, а свободные места есть всегда.

Доброволец

“В Киеве я с 23-го сентября, а в ночлежке с октября. Попала сюда очень просто. Я была добровольцем в составе 5-го отдельного батальона ДУК [Добровольческий Украинский Корпус]. С 23-го февраля по 26-е мая приблизительно мы размещались под Покровским. Затем была в Песках, но недолго. И под Мариуполь ездила, там тоже была недели две”, - рассказывает Виктория Савченко.

У Виктории уверенная походка и неожиданно крепкое рукопожатие, а на вопросы она отвечает так кратко и точно, что мне кажется, будто я участвую в допросе. Её история, благодаря деталям, звучит довольно убедительно, но администрация Дома социальной опеки не до конца уверена в её подлинности.

Потом добровольцев начали выводить с передовой и распределять кого куда - в СБУ, в МВД, в Нацгвардию. Мне места не нашлось, и меня отправили домой. А до войны я жила в Донецке, и просто так туда уже было не попасть, поэтому пришлось ехать в Киев. Здесь какое-то время решила побыть в ночлежке. Как говорится, нет ничего более постоянного, чем временное”, - рассказывает Виктория.

Фото: Тарас Спивак

Будучи в Киеве, Савченко пыталась договориться с "Правым Сектором", чтобы куда-то пристроиться и найти работу, но ей это не удалось.

“Сказали, что СБУ даёт обо мне очень плохую характеристику. Я, мол, пила, драки устраивала. Не знаю, когда такое было. Я три месяца там служила, и никаких претензий ко мне не было”, - удивляется Савченко.

Семь процентов успешных

Еще одна организация, которая помогает бездомным в Киеве - Международный благотворительный фонд “Социальное партнерство”. Он организовывает раздачу еды и одежды в 32-х точках Киева и предоставляют множество бесплатных услуг для малоимущих на территории своего центра, а также создал Службу спасения бездомных, которая забирает с улицы тех, кому нужна неотложная помощь.

“Прежде всего - мы не пускаем на территорию пьяных людей и не предоставляем им никаких услуг, это наша принципиальная позиция. Бесплатно мы кормим, ремонтируем обувь и одежду, оказываем первичную медицинскую помощь, делаем стрижки, восстанавливаем документы и предоставляем ещё много других услуг, всего порядка двадцати. Всё, что может понадобиться человеку в трудной ситуации, мы предоставляем. Я бы сказала, аналогов нашему центру нет даже в Европе”, - рассказывает директор фонда Елена Полищук.

“Социальное Партнерство” даёт шанс тем, кто хочет изменить свою жизнь, работать у них в центре, помогая другим бездомным.

“Если человек хочет с улицы вернуться в социум, мы ему в этом помогаем. Тогда он у нас проживает, питается и работает до того момента, пока не сможет самостоятельно себя обеспечивать. Мы не отказываем никому, каждому человеку, который хочет исправить своё положение, мы даём такой шанс. И в месяц две-три успешных истории случается. Правда, бездомность - это зависимость, и люди так же, как с алкоголем и наркотиками, “срываются” - снова возвращаются к такой жизни, снова к нам приходят”, - говорит Полищук.

По статистике “Социального Партнерства”, к нормальной жизни возвращаются порядка семи процентов людей.

"Почему процент так мал? Для того, чтобы вернуться в общество, нужно работать. Не все к этому готовы, у многих есть зависимости: как только появляются деньги, они начинают пить. Много психически нездоровых людей, многие не могут справиться с тем, что от них отказалась семья", - рассказывает директор фонда Елена Полищук.

С ней соглашается и директор Дома социальной опеки Ирина Копотун:

"К нам очень часто приезжают работодатели, которым нужен неквалифицированный труд. Очень трудно людей уговорить, к тому же - многие работают до первой зарплаты, а потом деньги просто пропивают. Я вам так скажу: две успешных истории в год - это большое достижение, мы всем центром радуемся, когда людей удаётся пристроить".

"Недалеко от ночлежки есть овощебаза, там платят 70-80 гривен в день за расфасовку овощей, деньги сразу в руки. Нет, не хотят. На митинги зато любят ходить: покричать, потусоваться", - говорит Ирина Копотун, директор Дома социальной опеки.

Художник

Евгений Радзиевский пришёл в “Социальное Партнерство” с улицы. Раньше его работы выставлялись в галереях, в том числе за границей, а он преподавал живопись в учебных заведениях. Сейчас же - работает в художественной мастерской “Социального Партнерства” и учит бездомных рисовать.

Фото: Тарас Спивак

"Центр очень важную работу делает. Я не знал, что такое есть, мне сказали в церкви, когда я был в непростой ситуации, и я пришёл сюда. Здесь мне дали студию, я могу теперь работать. Спасибо этим людям за то, что помогают другим, - говорит Радзиевский.

Евгений рассказывает LB.ua свою историю:

“В своё время я натворил глупостей, потому что был тогда неверующим. Гулял, кутил... И мама моего сына тогда быстро со мной развелась. Сейчас, когда с сыном вижусь, говорю ему: “Мама всё правильно сделала”. Я тогда оставил им двухкомнатную квартиру и ушёл в ночь. Вот так иногда папа должен поступить. Мне стыдно за то, как я раньше себя вёл, сейчас я это признаю, - говорит Евгений. - В 37 лет я принял крещение, и моя жизнь кардинально изменилась. Тогда я получил мастерскую на Андреевском спуске, 19. Семь лет там работал, преподавал, прямо там и жил. А потом пришёл в Украину пахан, которого все президентом звали”.

Дом на Андреевском спуске, 19
Фото: antipedagogika.com/ Ирина Хмельницкая
Дом на Андреевском спуске, 19

Года три назад зашли ко мне в мастерскую два парня в галстуках, изящные, но очень наглые. Вот, говорят, документ, на улице стоит грузовой КАМАЗ. Всё, что не успеете вывезти за два часа - пойдет на свалку.

Господин Радзиевский убеждён, что рисование способно помочь людям поверить в себя и отвлечься от тяжелых мыслей.

“Я понимаю, что людям, которым жить негде, не до рисования. Но когда они приходят и рисуют, они попадают в другой мир, у них душа поднимается до уровня человека, а не животного. Только когда человек творит, он - человек. У каждого есть способность, просто кому-то дано больше, а кому-то меньше”, - говорит Радзиевский.

Социальные работники с большой радостью и энтузиазмом рассказывают о таких людях, как Евгений.

“Те, кто хотят изменить свою жизнь, изменяют её. И это очень вдохновляет, когда видишь человека, который стремится, у которого запала больше, чем у тебя, он сделает всё, чтобы достичь цели”, - говорит Ирина Копотун.

Она рассказывает, что один из подопечных даже смог через суд вернуть квартиру, которую у него отобрали: “Когда справедливость восстанавливается на твоих глазах, появляется вера в людей”.

Прощаясь, один из благотворителей сказал мне, что бездомные чем-то похожи на воспитанников детских садиков. Они так же беззаботно гуляют вместе, все очень разные, и, подобно детям, совсем не чувствуют ответственности. А социальные работники, конечно же, надеются, что “дети” все же повзрослеют.

Читайте главные новости LB.ua в социальных сетях Facebook и Twitter