ГлавнаяОбществоЖизнь

Украину отделяет от Европы гендер

Согласно гендерной теории, слово «пол» относится к физиологическим характеристикам, определяющим мужчин и женщин. Речь идет о биологическом понимании, и говоря о поле, следует использовать слово «самец» и «самка», однако мужское или женское поведение моделирует общество, а не биология. Мужчин и женщин не существует, это категории чисто социальные. Гендерная теория – это «реформа» XXI века, она невидимой границей разделяет общества, которые ее принимают и те, которые ее отвергают или игнорируют.

Фото: Макс Левин

Целью данной статьи является не изучение «истинности», «полезности», «пагубности» или «бредовости» данной теории - об этом уже исписаны тысячи страниц – а изучение ее социальных последствий. О гендерной теории, появившейся в конце 60х годов прошлого столетия, заговорили на международном уровне в сентябре 1995 года, во время IV всемирной конференции ООН по правам женщин, и она начала использоваться в официальном языке, как международных организаций (ООН, ЕС), так и большинства европейских правительств. Как Реформа XVI века, эта теория провела четкую черту культурного раздела между обществами «пост-гендерными» (Европа, США) и ‘’пре-гендерными» (Африка, пост-советское пространство, Азия).

«Гендерное» против биологического

Принцип этой теории основывается на радикальном разделении человеком своего биологического пола и своей половой идентичности. Если биологический пол определяется рождением, то половая идентичность – это «субъективное восприятие собственной половой принадлежности и сексуальной ориентации» (определение из учебника по биологии для французских школьников 12 лет) и является плодом культурного климата или социальной обусловленности.

Мальчик, который просит себе в подарок на день рождения грузовичок или пистолет, выражает желание, в котором нет ничего «естественного» - это результат переданных социальных представлений (его папа, мама, сказали ему, что мальчик должен играться с машинками и пистолетами, а не куклами), безотносительно его биологического пола. Согласно этой теории, человек должен сохранять за собой свободу выстраивать свою собственную половую идентичность: человек, рожденный с мужскими генитальными органами, но ощущающий себя женщиной, может потребовать прохождения гормональной терапии, чтобы привести свой биологический пол в соответствие его «субъективному восприятию собственной половой принадлежности». Независимость половой идентификации человека, его сексуальная ориентация должны, в свою очередь, быть абсолютно свободным выбором в соответствии с его желаниями. Здесь, опять же, не говорится о «природе»: то , что считалось «естественным» («нормальные» мужчины гетеросексуальны ), на самом деле – всего лишь результат социального и исторического формирования. Согласно гендерной теории, слепую обусловленность необходимо заменить осознанным выбором – именно поэтому в большинстве стран ЕС школьные учебники биологии представляют гомосексуальность не как отклонение, но как такой же достойный и «нормальный» выбор, как и гетеросексуальность.

Во время акции в поддержку секс-меншинств во Франции
Фото: EPA/UPG
Во время акции в поддержку секс-меншинств во Франции
Общество андрогинов Концепция «гендера» исходит из антропологии: как писала одна из выдающихся активисток французского феминистического движения Элизабет Бадинтер, «на самом деле, мы все андрогинны, потому что люди являются существами двуполыми - на многих уровнях и в разной степени существует изначальное большое сходство и гибкость в определении различий между двумя полами», вследствие чего «между мужским и женским непересекаемых границ не существует».

Почти от самого рождения, так называемые «женские инстинкты» - кокетство и покорность - внушаются ей обществом, как обязательные, точно так же, как нынешнего мужчину вынуждают постоянно стремиться лишь к карьерному успеху, и без конца гордо нахваливать свой, чаще всего маломощный и неумелый, детородный орган.— Анатолий Борсюк

В пост-гендерных обществах определенные типы поведения или выражения теперь просто недопустимы или считаются неуместными. При том, что вежливость в этих обществах никуда не делась, все проявления в поведении, подчеркивающие разницу между полами, находятся на грани вымирания: это происходит и с тем, что мы привыкли называть галантностью. Важно понимать, что отличает ее от вежливости: если мужчина придерживает открытой дверь для женщины – это не галантность, поскольку он точно также придержал бы ее для мужчины, входящего за ним, однако, помогать женщине снять пальто, подать ей руку, когда она выходит из машины, пододвинуть ей стул, когда она садится – все это относится уже к галантности, и подобные жесты обращены исключительно на женщин. Такое поведение практически исчезло из европейской культуры.

Постоянная культурная революция

Идеология «гендера» также вдохновляется структурализмом, и считается, что каждая культура производит формы жизни в обществе. Понимание мужчины, женщины, семьи в каждой культуре свое. Из такой относительности культур идеологи «гендера» не учатся толерантности, в отличие от Вольтера, который утверждал, что ни одна культура не имеет права провозглашать себя воплощением «цивилизации», для них это повод для воинственности. Поскольку традиционные культуры притесняют женщин и сексуальные меньшинства, с ними следует бороться и нужно выходить за их рамки. Теория гендера призывает к постоянной культурной революции. 

Фото: Макс Левин

Поскольку корень всего зла находится на уровне культурных стереотипов, поддерживающих схемы притеснения, борьба ведется на двух фронтах – образования и законодательства. В сфере образования, главная роль, естественно, отводится учебникам по биологии, но также и преподаванию литературы: сказки, в которых используются анти-гендерные схемы (в основном, принцы спасают и защищают принцесс, а не наоборот), исчезают из преподавания в школе. Что же касается законов, они призваны пресекать всяческие дискриминации.

Пост-советский консерватизм

На фоне такого кипения в европейских обществах, страны пост-советского пространства, кажется, вступили в эру культурного замерзания. Традиционные семейные ценности здесь являются предметом широкого консенсуса, а теория гендера здесь либо совершенно неизвестна, либо воспринимается совершенно бредовой. Конечно, речь не идет о социальном консерватизме европейских обществ XIX века - это скорее консерватизм общества, которое уже пережило свою культурную революцию, осуществленную советской властью, которая навсегда сохранила в себе привычку избегать любых попыток переворота традиционных норм.

Аликс Фенстер , Французский эксперт, работала в разных международных организациях
Читайте главные новости LB.ua в социальных сетях Facebook и Twitter