ГлавнаяОбществоЖизнь

1984

В 1991 году умный советский философ (не из преподавателей научного коммунизма) назвал две основные опасности, ожидающие распадающуюся империю: первая - новосозданные государства начнут свой путь с актов мести тем, кто ответственен за советскую тиранию, вторая - судебная власть окажется добычей политических сил. В принципе это предвидение оправдалось, большинство новых государств достаточно жестко заявили о своих претензиях к прежним имперским хозяевам, вынужденная «любовь» Белоруссии к Москве здесь то самое исключение, которое лишь подчёркивает правило.

Фото: Валентин Огиренко

Правда сурова: на многих территориях бывшего СССР тирания не прекратилась. Прежняя идеология марксизма-ленинизма мгновенно ушла, оставив плодородную почву для идеологии национализма с её примитивными и лживыми мифами о «великой нашей национальной истории». Мы в Украине в силу объективных и субъективных причин оказались вне этой логики. Мы, получив независимость, оказались, скажем так, более европеизированными. Феномен Ющенко, его взлёт, гниение и крах, был, по сути, отрезвляющим моментом на пути нащупывания Украиной своего будущего. Хотя всё, увы, могло быть иначе…

Выход из состояния духовного рабства только впереди. Условие единственное и вечное: физическая смерть раба. Моя и ваша смерть. Иного не дано. Европейский выбор – не за нами, мы в этом беспомощны. Выбор – за временем. Совсем не риторический вопрос: хочу ли я жить в комфортабельной стране, хочу ли я не бояться своего президента, губернатора, мэра, участкового милиционера? Очень хочу. Но пока не получается, я привык бояться.— Семен Глузман

Второе предвидение философа оказалось абсолютно точным: судебная власть на территориях бывшего СССР обслуживает исключительно государство. Такова традиция. Наша традиция. Единственное серьёзное отличие состоит в том, что обслуживание власти в целом и отдельных её представителей стало очевидным, откровенным. Явная избирательность применения права, в том числе и судами, фиксируется в сознании граждан и приводит к нарастающему дистанцированию гражданина от государства. Текущие социологические исследования ярко демонстрируют этот процесс в Украине. Может ли быть успешным в такой ситуации социальный контроль государства?

Социальный контроль в наших условиях может быть направлен лишь на то, чтобы загнать внутрь нежелательные для государства побуждения и намерения индивида и держать их под постоянным давлением. Способы известны: цензура масс-медиа, полицейский контроль, профилактические «чистки», акции армейских подразделений, концентрация протестующих граждан в тюрьмах и лагерях… К счастью, для современной Украины эти возможности для власти утеряны, любые попытки всерьёз «давить» приведут к усилению недовольства государством. Внешний социальный контроль не в состоянии подавить все влечения индивидов, это - аксиома социальной психологии. Постоянные вспышки насилия, терроризма, агрессия, всевозможные антиобщественные действия - лишь к этому приводит формальный внешний контроль. Говоря научным языком, конфликт норм и личностных влечений остаётся неразрешимым. Длительная фрустрация ведёт к серьёзным дисфункциональным последствия для личности… Так на асфальте городов появляются свежие пятна крови, террористами и агрессивными разрушителями люди не рождаются, ими становятся.

Есть, разумеется, способ остановить процессы нарастания агрессии в обществе. Простой и банальный: финансовые вливания в личный кошелёк гражданина. Что, собственно, достаточно активно делает власть сопредельной нам России. Там есть эти возможности. Газ, нефть…

Здесь, в Украине таких денег нет. Нас пытаются ублаготворять обещаниями. В надежде утешить, обмануть, усыпить. Но мы не верим. Потому что мы здесь живём. В социальных науках есть свои незыблемые законы, их нельзя отменить, с ними необходимо считаться. Один из них следующий: «Общественная функция, если она не выполняется нормально, законно (официально), будет выполнена иначе - путём социальных отклонений». Я прочитал эти слова в 1984 году, их записал и опубликовал умный советский социолог. Он - предупредил, его не услышали. Вскоре распалась огромная советская империя.

Семен ГлузманСемен Глузман, диссидент, психиатр
Читайте главные новости LB.ua в социальных сетях Facebook и Twitter