ГлавнаяОбществоЖизнь

Свобода на проспекте Бандеры

Если бы президент Виктор Ющенко за пять лет правления ни разу не вспомнил имени провидныка ОУН, украинско-российские отношения вряд ли стали бы лучше. Проблема не в Степане Бандере, а в Кремле.

Свобода на проспекте Бандеры
Фото: www.2000.net.ua

Читайте также Как Ющенко сделал Бандеру и УПА врагом №1. Внутренним и внешним. Владимир Павлив

Марко Царинник: Історична напівправда гірша за одверту брехню.

И чтобы, как говорится, дважды не вставать: если бы президент Ющенко за те же годы не отметился ни одним заявлением или указом, в котором фигурировала бы аббревиатура «УПА», отношение рядового польского обывателя к образу «украинца-резуна» вряд ли бы претерпело существенное изменение.

Звонок из «Левого берега» пригласил высказаться как раз в то время, когда я сидел в актовом зале львовской Политехники на международной конференции «За вашу и нашу свободу!». Слушал украинца Мирослава Мариновича, польку Богумилу Бердыховскую, литовца Витаутаса Ландсбергиса, белоруса Станислава Шушкевича… Было очень интересно – говорили о свободе и демократии, о том, что изменилось за двадцать лет – после падения Берлинской стены и победы «Солидарности». Но взгляд то и дело уходил за окно, где догуливало свои последние в этом году минуты пронзительно яркое солнце. Шумел людским ульем и звоном трамваев проспект Степана Бандеры.

В этом и был фунт изюма. Вряд ли польским и российским коллегам было особенно радостно увидеть на конвертах, приглашающих в Украину, адрес – проспект Бандеры. И в той, и в другой стране это слово – синоним антисвободы, антидемократии. И, тем не менее, они приехали, и – вынесу услышанное и увиденное из множества встреч и дискуссий – им было интеллектуально комфортно, а по вечерам – еще и вкусно, и радостно.

Давайте подумаем, почему так – в стране, где улицы носят имена руководителей террористического подполья, можно вслух говорить о свободе? А в нескольких соседних государствах, где президенты не занимаются «переписыванием истории», нет ни свободы, ни честных выборов, убивают журналистов и правозащитников. Почему?

Сейчас, в последние месяцы правления президента Виктора Ющенко, страна находится в самой дальней с момента обретения независимости точке от советского прошлого. Кто бы ни пришел ему на смену, нас ожидает – по правилу маятника – возвращение к образам и образам прошлого. Уточню – нашего общего с Россией советского и имперского прошлого. Иного, несмотря на уверения профессиональных интернационалистов вроде Затулина и Табачника, в истории двух народов нет.

Ющенко прав, когда награждает погибшего в 1950 году главнокомандующего УПА Романа Шухевича званием Героя Украины. Но Ющенко, конечно, не прав, когда, декларируя свое общенациональное лидерство, не делает нескольких вполне очевидных шагов, чтобы продемонстрировать не только свой демократический национализм, но и уважение к истории и традиции другой части Украины.

Почему-то никому из его советников не пришла в голову элементарная мысль, что в один день с глорификацией Шухевича должен был получить высокую награду Родины и другой, не менее легендарный партизанский командир Сидор Ковпак! В самом деле, этого заслуживают маршал авиации, знаменитый Иван Кожедуб, первый космонавт-украинец Павел Попович, генерал и диссидент Петр Григоренко. Господин президент, почему они не Герои?

И в данном случае речь не о политтехнологическом «всем сестрам по серьгам», точнее: всем достойным – Героя, а о мировоззренческом. Очевидно, что Украина крайне неоднородна и те, кто является героем (особенно если речь идет о ХХ веке) для одной части страны, не обязательно а) известны, б) приемлемы для другой.

В Гданьске, недавнем Данциге, нет памятника немцам, которые насильно были выселены коммунистическим правительством ПНР из своего родного города. Зато есть памятный знак, большая гранитная «брила», жертвам преступлений боевиков ОУН-УПА. Которые, как свидетельствуют историки, ничего плохого коренному населению северной Польши не сделали. И, тем не менее, памятник стоит. И именно потому, что там после войны были расселены десятки тысяч украинцев, граждан Польши, выброшенных из своих домов во время акции «Висла» и ей подобных.

Иначе говоря – это памятник не жертвам, а предостережение своим же согражданам, которые могут относиться к истории не так, как написано в учебниках.

Поэтому адресовать Ющенко претензию, что он своей неразумной политикой провоцирует антиукраинские настроения и акции, наподобие легницкой, не совсем корректно. Иррациональная ненависть россиян к украинцам, выступающая в форме либо презрения (хохлы), либо фобии (бандеровцы), зависит не от количества памятников УПА или, тем более, трактовки трагических страниц недавней истории в украинских учебниках. Кто их там читал?

Да и в Польше, несмотря на обилие книг и публикаций, кто на самом деле принимает во внимание украинский взгляд на историю? Кроме тех немногих интеллектуалов, которые как раз и приехали в этот раз во Львов, чтобы вслух говорить о свободе.

Вахтанг Кіпіані Вахтанг Кіпіані , Заступник головного редактора телеканалу ТВі