ГлавнаяОбществоЖизнь

Универсальный учебник истории. Возможен ли он в Украине?

Недавно прозвучал призыв создать универсальный школьный учебник по истории Украины. По словам спикера Владимира Литвина, такой учебник «должен давать детям устоявшиеся формулы и оценки, которые, кроме всего прочего, воспитывали бы чувство национальной гордости и патриотизма, давали бы понимание сложности нашего исторического процесса и, в то же время, консолидировали украинское общество».

Универсальный учебник истории. Возможен ли он в Украине?

В этом контексте стоит напомнить о довольно длинной дискуссии вокруг концепций исторического образования. В Западной Европе, например, нациоцентричные учебники принято считать несоответствующими эпохе интеграции. Возникает вопрос: насколько такой учебник нужен и возможен в Украине?

 Hациоцентричным историческое образование было изначально. Французский историк Марк Ферро, который провел горизонтальный срез систем обучения, пришел к выводу, что под «всемирной историей», в какой бы то ни было стране, скрывается этноцентризм в различных формах».

Западной Европе эта проблема была осознана в середине 20 в. Одним из первых ее сформулировал известный писатель-фантаст Герберт Уэллс накануне Второй мировой, выступив с острой критикой «старой, преисполненной ядом истории отдельных стран», которая разделяет людей. В 1939 г. он призвал преподавать «одинаковую мировую историю», как преподают одинаковую химию или биологию.

К непонятой в свое время идее Уэллса обратились уже в послевоенной Европе. Начиная со второй половины 50-х гг. 20 в., под эгидой Совета Европы начался процесс унификации преподавания истории в школах европейских стран. На сегодняшний день универсалистская концепция в целом доминирует в западном историческом образовании, подкрепленная реальными интеграционными процессами в Европе. Она вытеснила узконациональные истории, воплотившись под различными названиями: «евроистория», «история без границ», «интегрированная история».

Мечтатель Герберт Уэллс

 

В чрезмерной «нациоцентричности» в Европе видят угрозу добрососедским отношениям и реальным интеграционным процессам на континенте. Ведь важная особенность школьного исторического образования состоит в том, что оно опосредствованно влияет на способ мышления человека и его мировоззрение. Забывая даты и события, школьники невольно воспринимают модель мышления, заданную учебником, осознают себя во времени и в пространстве, идентифицируют себя с определенными сообществами, а также составляют представление относительно других сообществ. Поэтому образ других народов или собственный образ зависит от того, как в детстве нас учили истории.

Процесс унификации истории по-европейски в 1990-х гг. столкнулся с противоположными тенденциями в Центрально-Восточной Европе, где после падения коммунистических режимов началась своеобразная «деколонизация» историй отдельных стран и народов.

В Украине основной тенденцией в преподавании истории также стал пересмотр национальной истории, которая должна была заменить унифицированную советскую модель. Судя по учебным программам и содержанию учебников после 1991 г., в украинском историческом образовании можно констатировать триумф нациоцентрической концепции.

Но было бы преувеличением сказать, что европейские тенденции остались в Украине незамеченными. В начале ХХІ века украинское историческое образование характеризовалось эклектичностью и противоречивыми тенденциями. С одной стороны, продолжаются попытки «историзировать» национальную идею, с другой - строительство национальной идентичности граничит с демонстрируемой «европейскостью».

Такой определенный дуализм - соединение национального воспитания с универсальными ценностями - заложено в самой «Национальной доктрине развития образования в Украине в ХХІ веке» (2001 г.), в которой отмечается: «Образование утверждает украинскую национальную идею, способствует овладению личностью богатствами мировой культуры, воспитанию уважения к народам мира».

Следует также признать, что новое поколение учебников более умеренноe по сравнению с учебниками 1990-х гг., в частности, им характерна несколько большая рефлексия относительно образа «Другого».

Так, например, в учебнике по истории Украины для 7-го класса В.Смолия и В.Степанкова отмечается: «Внешняя политика Владимира Мономаха была противоречивой: с одной стороны, она отвечала государственным интересам Руси и способствовала укреплению ее международного положения, а с другой - приносила несчастье народам, которые подвергались нападениям русичей».

Учебник для 8-го класса В.Власова содержит некоторые элементы «интегрированной истории»: в конце каждого параграфа есть пункт «Украина и тогдашний мир», в котором рассказывается о синхронных событиях всемирной истории, правда, в одном-двух абзацах.

Одновременно в современных учебниках сохраняются элементы нациоцентричной мифологии и поисков корней украинского народа и государственности. Так, 7-классники узнают, что созданное в ІV в. Антское царство «начало историю украинской государственности», в пределах Киевской Руси «в первой половине ХІ ст. в основном и закончился многовековой процесс формирования украинского народа», а Галицко-Волынское княжество интерпретируется почти как украинское национальное государство, в то время как большинство научных теорий рассматривают нацию как явление 19 века.

Но не стоит перекладывать всю «вину» за мифологизацию истории в учебниках на «недобросовестных» авторов. Содержание учебников в значительной степени диктуется «законами жанра» этого вида литературы, что имеет свои, так бы сказать, «встроенные недостатки».

Школьная история - это «выжимка» определенной суммы знаний. Она не может и совсем не должна давать детям полного представления о прошлом. Перед автором любого учебника стоит задача сознательно отбирать одни факты и отбрасывать другие. Целая историческая эпоха может «поместиться» на одной странице учебника.

Соответственно, учебная литература является по необходимости очень упрощенной и по определению имеет мало общего с исторической наукой. Школьная история должна быть также догматической, в том смысле, что ученик, не имея необходимых опорных знаний, чтобы исследовать ее самостоятельно, принимает изложение учителя и рекомендованного им учебника. На этом уровне ожидать от ученика анализа и самостоятельной интерпретации источников, как минимум, нереалистично.

В то время как ученые-историки спорят и выдвигают гипотезы, школьный учебник должен представить вполне конкретную статичную модель истории. Это предполагает обязательное наличие концепции, в соответствии с которой совершается отбор исторических фактов, которые войдут в школьный курс под названием «История».

А какая концепция исторического образования наличествует в Украине? Ответ на него не стоит искать даже у профессиональных историков, ведь они в своих взглядах поделены не только на научные школы, но и на политические лагеря.

Наличие различных, часто противоположных, взглядов на наше прошлое в ученой среде полностью отображает общественно-политическую ситуацию в стране. Постоянные споры в медиа, в коллективах, на телеэкранах по поводу интерпретации всей нашей истории - от антов до «оранжевой революции» - экстраполируются и в научную среду, а из нее - и в систему образования.

Содержание школьной истории является индикатором состояния общества. В обычном учебнике истории пересекаются интересы и стремления многих общественно-политических и идейных сил. Он является концентрированным изложением того, как определенная нация хочет видеть свою историю на определенном этапе своего развития.

Поэтому до тех пор, пока общество не сформулировало своих целей, не достигло согласия, создание консолидирующего или универсального учебника выглядит преждевременным.