ГлавнаяОбществоЖизнь

Чужие дети бывают

Вопреки всем уверениям Министерства молодежи, тысячам плакатов и заголовкам заказных статей, чужие дети все-таки бывают. И в нашей стране их немало. Они рождаются в больницах, где нет аппаратов искусственной вентиляции легких, они наблюдаются в поликлиниках, которые отменили обязательное посещение младенцев врачами, они ходят в детские сады с непривитыми детьми, потому что родители боятся некачественных вакцин… Те, кому особенно не повезло, умирают без должной медицинской помощи, потому что на нее нет денег.

Виктория Герасимчук Виктория Герасимчук , Заместитель главного редактора

В государствах, где граждане нужны, о них заботятся с рождения. Это мудро – вырастут, будут как минимум обеспечивать товарооборот и платить налоги, а то и что-нибудь выдающееся для страны сделают. Потому нельзя, чтобы не было аппарата искусственной вентиляции легких в роддоме. А мы живем в стране, где можно, и есть несколько основных направлений восприятия такой действительности. Первый – «социал-дарвизим» и безразличие. Сильнейшие выживут. Как-то будет. Второй – пытаться поменять власть, государство, страну. Не просто, что и говорить. Третий – помогать локально. Давать деньги на операции чужим (да-да, что тут такого?) детям, сбрасываться на нужную детским больницам аппаратуру, строить эти больницы, в конце концов. Словом, заниматься благотворительностью. Людей, которые выбирают этот путь, становится все больше. Как и просьб о помощи, кстати. И в этом есть несколько очень интересных моментов.

С одной стороны, радостно, что украинцы проявляют гуманизм и сострадание к ближнему. Мы готовы сброситься, вылечить, поставить на ноги ребенка, о котором не смогло позаботиться государство. На любом веб-два-нолистом сервисе можно найти массу кампаний по сбору средств на лечение тяжелобольных детей, причем обычно эти кампании завершались успешно. С другой стороны – в дневниках тех же пользователей полно жалоб на жизнь, и особенно, конечно же, на людей, без которых жизнь была бы не так плоха. Наступили на ногу в метро, обогнали в очереди в супермаркете, обругали, подсидели и так далее. Какая связь? Связи не было, пока не грянула история Тани Модиной.

Случилась она в России, но вполне могла произойти и в Украине. 15 лет назад российские рокеры выпустили альбом «Песни для Тани М.», все средства от продаж которого перечислили на палату детской онкологии. На обложке альбома была фотография Тани Модиной. Эта девочка выжила (остальные пациенты палаты – вроде как нет, хотя оборудование осталось и на нем лечили других детей). Таня жива и сегодня, если верить рассказанной в блогах истории, но она сидит в тюрьме, замужем за героинщиком и вообще ведет асоциальный образ жизни. Собственно, не суть, какой образ жизни ведет именно Таня Модина, потому как такое гипотетически может случиться с любым другим ребенком, которого благотворители вытащили с того света.

Не то чтобы в одной жизни не может быть два чуда, наоборот. Но ребенок, который чуть не умер из-за того, что необходимые для охраны здоровья деньги государство перечислило на другие цели, отнюдь не обязан быть лояльным к этому государству и обществу, пусть даже общество и оказало запоздалую помощь. Отношение к жизни зависит в первую очередь от семьи, конечно, но и семьи в нашей перестроечной реальности часто являются зеркалом государства. Попасть в губительную среду проще простого, да и плохую компанию долго искать не нужно. Пристрастие к наркотикам и правонарушениям - достаточно распространенный человеческий порок (не только в нашей стране), и теоретически может проявиться в любом ребенке. И вот теперь вернемся к связи между благотворительностью и отношению к людям.

Интересно, делали бы свои пожертвования люди, если бы понимали, что из подопечных детей завтра вырастут обычные граждане, которые так мешают в повседневной действительности? Может, преступники. Может, милиционеры. Может, врачи-убийцы. Или не дай бог журналисты. Вполне вероятно, они будут жить на Борщаговке или Троещине и по праздникам заплевывать семечками Крещатик. Они не уступят своему постаревшему благодетелю место в общественном транспорте, потому что кто нынче уступает место в общественном транспорте? Правда, они не обязаны совершать подвиги на благо Родины только потому, что в детстве пережили такой кошмар. Они распоряжаются своей жизнью на собственное усмотрение.

И если это понимают мелкие благотворители, готовые пожертвовать тысячей гривен из зарплаты на лечение незнакомого ребенка, то мы имеем дело фактически с государством внутри государства. То есть в обществе есть сильные, ответственные люди, которые хотят защищать самых слабых сограждан только потому, что больше некому. Потрясающе, снимаю шляпу, жду изменений в стране к лучшему. Если же нет – тоже, в общем-то, неплохо, хотя и суть инфантилизм. Ведь помогая другим без любви к ближнему, можно испытать любовь к себе. А этого вида чувств нам тоже часто не хватает.

Виктория Герасимчук Виктория Герасимчук , Заместитель главного редактора