ГлавнаяОбществоЖизнь

Начать нужно с Первой

На этой неделе исполнилось 95 лет со дня начала Первой мировой войны. Сначала ее называли Великой - из-за глобального характера, из-за количества участвовавших в ней армий, техники и вооружений, из-за невиданных ранее количества жертв и жестокости. А также из-за последствий - краха империй, изменения границ, экономических, социальных и психологических потрясений. С таким европейцы столкнулись впервые в истории, хотя сотни лет только и делали, что воевали.

Артём Горячкин Артём Горячкин , журналист

Но Великой она была недолго. Оказалось, что человеческая жестокость не знает пределов. Потому через два десятка лет эта война стала всего лишь Первой. Память о зверствах 1939-1945 годов вытеснила воспоминания о преступлениях 1914-1918 годов. А на днях скончался последний в Европе ветеран Первой мировой, 111-летний британец Гарри Пэтч. Теперь больше некому рассказывать о войне. Памяти о ней осталось ровно столько, сколько записано на страницах книг, сколько осталось документов, сколько установлено надгробных камней.

Недавно «Русский репортер» на своих страницах сетовал на плачевное состояние памяти о Первой мировой: в музеях - скудные экспозиции, в архивах не хватает специалистов, мемориалов и памятников - мизер, герои - забыты.

В Белоруссии ситуация немного лучше. Журналист «РР» даже позавидовал - в спецфондах минского архива работает больше людей, чем в аналогичном московском.

Об Украине в материале не было сказано ни слова. Но похвалиться у нас тоже есть чем: история Первой мировой отражается на страницах книг и монографий благодаря всплеску интереса к украинскому национальному движению в Австро-Венгрии и к борьбе за государственность в 1914-1918 годах.

Складывается впечатление бурной исследовательской деятельности. Мне в блоге уже успели написать: мол, проблемы не существует, книг столько, что не перечесть.

В том-то и проблема, что работ много. В библиотечных каталогах можно найти сотни наименований исследований - советских, зарубежных, переводных - о формировании Антанты и Тройственного/Четверного союза, о предпосылках и причинах, о противостоянии в африканских колониях и на островах Тихого океана. Но как только возникнет какой-нибудь вопрос по Украине и украинцам, вы обязательно обнаружите лакуны и белые пятна.

Например, хотел по случаю упомянуть об уроженце прикарпатского Березова, который 28 июня 1914 года в Сараево следовал в одном из авто за эрцгерцогом Францем-Фердинандом. Поскольку краеведческой книги, в которой я когда-то обнаружил его биографию, под рукой не оказалось, сел листать эту самую «разнообразную литературу», затем «гуглить» в Интернете, но не нашел даже полного списка фамилий пассажиров того злосчастного кортежа. Поэтому придется продолжить поиск той книжки, изданной лет 10 назад тиражом в 500 экземпляров в одной из районных типографий.

 
Арест убийцы Франца-Фердинанда Гаврилы Принципа

Остается только посочувствовать человеку, решившему установить фамилию последнего украинского ветерана Первой мировой или количество украинских военных, прошедших обе войны...

За нас никто не станет ворошить тонны «макулатуры». Ведь у Австрии или Польши были свои ветераны. А украинцы-подданные Габсбургов не интересуют русских историков, пишущих историю участия в войне империи Романовых.

Каждый раз новая книга или учебник по Великой Отечественной разрывает общество пополам. Каждый раз марш ветеранов - с обоих линий фронта - становится топ-новостью дня. Мы спорим и ссоримся из-за Второй войны, при том, что у нас нет единого взгляда на Первую.

Понятно, что свидетелей не осталось, а значит, никто не проголосует из чувства благодарности за лишний памятник героям Брусиловского прорыва или освобождения Львова от русских войск. Но работа над фундаментальной историей Первой мировой могла бы стать для отечественных исследователей академической разминкой перед написанием истории Второй мировой. Ведь там нам делить уже нечего.

Артём Горячкин Артём Горячкин , журналист