ГлавнаяОбществоЖизнь

Ставок больше нет?

Игорный бизнес в ожидании больших перемен. Попытка властей навести порядок в этой сфере может привести к переделу рынка стоимостью 20 млрд. грн. «Левый берег» выяснял, кому могут быть выгодны новые правила игры.

Андрій Яніцький Андрій Яніцький , редактор економічного відділу LB.ua
Ставок больше нет?

В 2004 году украинские букмекеры впервые начали принимать ставки на исход президентских выборов. Ставка на победу Виктора Ющенко могла принести в два раза больше денег, а победа Виктора Януковича - только 50% от ставки. Поэтому, когда ЦИК назвал победителем выборов Виктора Януковича, букмекеры со спокойным сердцем расплатились с клиентами. А потом прошло переголосование второго тура выборов, и к букмекерам пришли те, кто поставил на победу Виктора Ющенко... Тогда многие букмекерские конторы зареклись связываться с политикой. Но 15 мая 2009 года политики, воспользовавшись формальным поводом, сами занялись букмекерами и другими представителями игорного бизнеса

Что на кону

«Порядка 50-60% игровых залов работают в тени», - говорит заместитель председателя Всеукраинского объединения работодателей отрасли культуры, отдыха и развлечений Игорь Макиевский. По его словам, только в легальной сфере крутится порядка 10-12 млрд. гривен в год. То есть емкость всего рынка превышает 20-25 млрд. грн.

Распространенные на рынках и остановках транспорта «столбики» с монетоприемниками - яркий пример нелегального рынка. «Это дикие, пещерные методы, которые благодаря правоохранительным структурам доминируют на рынке», - уверяет г-н Макиевский. Хотя порой и вполне респектабельные заведения работают без лицензии. Так, в марте прошлого года сотрудники налоговой администрации нашли нелегальное казино в столичной гостинице «Братислава» - изъяли четыре карточных стола и рулетку.

Легальные игроки вряд ли открывают все свои карты государству. Залы игровых автоматов получают 10-20% от ставок (остальные деньги распределяются между игроками). Из собранных денег бизнесмены платят за аренду, оклад персоналу, налоги и закупают новое оборудование. По словам г-на Макиевского, в итоге рентабельность игрового бизнеса составляет порядка 10%. Но у нелегалов процент выигрыша и, соответственно, рентабельность могут быть другими. Кроме того, разные автоматы могут приносить разную прибыль. Больше всего денег приносит рулетка - 56% от ставок. Потому торговый патент на рулетку стоит дороже, чем на игровые автоматы.

Игра по-крупному

Запрет на ведение игорного бизнеса будет действовать до тех пор, пока депутаты не придумают новые правила. На их разработку закон отводит 3 месяца. Это время разные группы лоббистов используют для того, чтобы создать благоприятные условия собственному бизнесу. Сегодня, по данным Украинской ассоциации деятелей игорного бизнеса, около 30% рынка игровых автоматов контролируют три крупных игрока: сети «Метро Джек-Пот», «Невада» и «Максбет». Остальные компании занимают менее 2% рынка каждая.

19 мая депутаты не поддержали проект закона №3535 «О государственном регулировании в сфере игорного бизнеса». В нем предлагали считать игровыми учреждениями только отдельно стоящие нежилые помещения, хотели повысить стоимость пятилетней лицензии с 1,5 млн. грн. до 5 млн. грн. для казино или игральных автоматов, а также брать плату за дополнение к лицензии. Кроме того, бизнесмены должны были бы иметь уставной капитал в размере не менее 5 млн. грн. Принятие подобного закона должно было существенно осложнить жизнь небольшим участникам рынка. Крупные компании имеют больший запас прочности и могут переждать мораторий. Также они стерпят повышение платы за лицензию. Так что переформатирование рынка может быть выгодно крупным сетям, которые уже контролируют почти треть рынка игровых автоматов. Или крупному инвестору, который только планирует заняться игорным бизнесом. «Думаю, кто-то из депутатов решил открыть сеть казино или игральных автоматов, пролоббировал этот законопроект и теперь вот ждет, пока мы все умрем, чтобы на «чистом» рынке уже начинать работать», - предполагает владелец сети игральных автоматов «Мистери» Дмитрий Петрулин.

Латифундисты выбирают поле

Еще одной вероятной версией можно назвать «земельную». В условиях кризиса, когда цена на земельные наделы стремительно падает, крупные землевладельцы сидят без прибылей. Многие из них представлены в парламенте и, конечно же, были заинтересованы в создании специальных игровых зон в окрестностях крупных городов.

Ну а пока лоббисты стараются перекроить игорный рынок под себя, мелкие бизнесмены пытаются оспорить уже принятое правительством решение. Предприниматели судятся с властями и требуют от них возместить 500 тыс. грн. убытка. А некоторые спокойно продолжают работать, несмотря ни на какие запреты.

СПРАВКА:
Ставка государства 

Сегодня финансовая выгода государства от работы игровых залов сомнительна. По состоянию на май, Министерство финансов выдало 205 пятилетних лицензий на ведение игорного бизнеса. Каждая такая лицензия стоит около 1,5 млн. грн. Также бизнесмены отдельно платят в местные бюджеты за регистрацию каждого игрового устройства (4,2 тыс. грн за игровой автомат, 196 тыс. грн за рулетку). По данным УАДИБ, госбюджет от игорного бизнеса получил в 2008 году около 1 млрд. грн. Половину этих денег составила плата за лицензии, остальное - налоги. Если считать, что часть заработков даже самые честные казино скрывают, а 60% доходов от азартных игр находится в тени, государство может получать от этого вида деятельности как минимум 2,2 млрд. грн.

Хотя другие отрасли бизнеса, которые также эксплуатируют человеческие пороки, отчисляют в бюджет страны суммы еще более внушительные. Например, производители табака и спиртного в прошлом году перечислили в бюджет 8,1 млрд. грн только от акцизного сбора.

Андрій Яніцький Андрій Яніцький , редактор економічного відділу LB.ua